Фланговый маневр

«Великорусский дух» недавнего празднования Дня крещения Руси в очередной раз оставил украинцам крайне мало материала для осознания истории христианства на наших территориях в украиноцентричном контексте. Но в то же время создал информационный повод для этой заметки. 

Чтобы развеять украинофобский туман, стоит напомнить о малоизвестных аспектах истории борьбы украинцев за свою национальную церковь. Одним из важных центров этой борьбы являлась и Одесса. Она была одним из ведущих очагов украинской жизни конца девятнадцатого – начала двадцатого века, что мы и попытались продемонстрировать в ряде статей на страницах «ОВ». Национально-утверждающая роль города ярко отразилась и в религиозно-церковной сфере. 

Духовное пространство Одессы всегда было уникальным явлением, характеризовавшимся сбалансированностью, веротерпимостью, толерантностью. В огромной степени это было обусловлено исторически сложившейся религиозной ситуацией: наличием количественно значимого представительства различных конфессий. Так, например, в начале двадцатого века в Одессе было пятьдесят православных церквей и два православных монастыря, три католических храма, две протестантские, англиканская и армяно-григорианская церкви, пятьдесят четыре иудейских культовых помещения. 

Конечно, самое распространенное религиозное течение в наших краях – это православие. Шестьдесят процентов всех религиозных организаций Одесщины относятся именно к этому вероисповеданию. Правда, оно разделено на несколько церквей. Причина – в многолетних политических разногласиях, которые в разное время приводили к расколам. В частности, новые церкви появились после событий 1917 года. 

Среди первых выразителей идеи получения украинцами права на собственную национальную по духу и языку церковь был священник Антон Гриневич. Еще до революции он распространял эту идею на страницах одесского журнала «Южные записки». В частности, А. Гриневич отстаивал введение украинского языка в начальной школе.

Подъем церковно-религиозной жизни одесситов был одним из мощных факторов разворачивания Украинской революции в Одессе в 1917-1918 годах. Большое внимание укреплению этого движения уделили ­И. Лу­ценко, И. Липа, С. Шелухин, В. Чехивский, Л. Ковальчук. После того как российская власть и церковь отклонили все просьбы украинцев удовлетворить их национально-религиозную самобытность в рамках старого церковного уклада, украинское движение перешло в более решительную организационную фазу. Двадцать шестого ноября 1917 года одесситы провели Украинское церковное вече, итогом которого стало создание Епархиальной церковно-религиозной православной рады во главе с А. Гриневичем. 

После революции 1917 года в православной церкви на территории бывшей Российской империи усилились автокефальные настроения. Особенно остро встал церковный вопрос в Украине. Однако руководство российской церкви реагировало болезненно на те перемены, которые уже состоялись или еще только назревали в нероссийских частях империи – как в политическом, так и в церковном аспекте. Параллельно с освободительной борьбой за политическую независимость началось движение и за независимость церковную. В апреле – мае 1917 года в украинских епархиях состоялись собрания верующих. Основным вопросом была церковная автономия. Было решено созвать всеукраинский церковный собор. Он открылся 14 октября 1921 года. Главной темой стало провозглашение Украинской автокефальной православной церкви. В Одессе УАПЦ руководил архиепископ Юрий Жевченко – выпускник Новороссийского университета, преподаватель одесской гимназии. 

Поначалу советская власть в целом лояльно относилась к УАПЦ. Но с единственной целью – ослабить российскую «Тихоновскую» церковь. А как только возникла угроза структурного оформления национальной украинской церкви, большевики усилили репрессии. И под давлением советской власти в январе 1930 года, на очередном соборе, было вынесено постановление о самоликвидации УАПЦ. 

Еще одной приметой революционной эпохи стала активизация верующих другой украинской церкви – греко-католической. Весной 1917 года в Одессу прибыл отец Илья Кливак, проводивший службы в римско-католическом костеле. Основным делом о. Кливака была организация греко-католической общины и, главное, – построение первого на юге Украины греко-католического храма. Однако бурные события осени – зимы 1918 г. сделали невозможной реализацию планов священника. 

Из-под жерновов коммунистической системы украинское религиозно-церковное движение смогло вырваться только в конце 80-х – начале 90-х годов двадцатого века. 

Разделение Русской православной церкви – это исторический факт. Сегодня проведены новые границы, сложилась иная политическая реальность, и РПЦ вынуждена считаться с правом Украины на свою поместную церковь. Нравится это РПЦ или нет, но есть общемировая тенденция: каждое суверенное государство имеет свою поместную церковь. Украина остается одним из немногих исключений. 

Что же касается отношений УПЦ КП И УПЦ МП, то разрыв между ними всегда поддерживался и углублялся искусственно. Москва с ее имперскими настроениями никогда не оставит Украину в покое. А церковь – очень удобный инструмент, потому что паству легко направить в «нужном» направлении. «Русский мир» не прошел, поэтому Кремль пытается зайти с флангов, используя внутренние противоречия. Ведь очевидно, что возникновение единой поместной православной церкви в Украине станет благотворным как для религиозной жизни, так и для укрепления украинской государственности. 

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті