И воздастся тебе по трудам твоим!

По результатам конкурса «Кто есть кто в мире», проведенного в 1998 году Международным биографическим институтом, доктор географических наук, основатель научной школы по береговедению в Украине, одессит, один из потомков знаменитого древнего рода князей Шуйских, профессор Юрий Дмитриевич Шуйский был признан «Человеком года» среди ученых. 

Более полувека научно-педагогической деятельности, участие в сотнях береговых и морских географических экспедиций, международных научных конференциях, симпозиумах… За это время ученый издал более 300 научных работ, в том числе 16 монографий, которые опубликованы на болгарском, французском, английском, немецком, вьетнамском, испанском, албанском языках. Его работы в области динамики и морфологии морских берегов широко известны мировому научному сообществу. 

В мае 1995 года Юрий Дмитриевич был избран академиком Американской академии наук (Нью-Йорк, США) по отделу естественных (физических) наук, с 1999 года он член Совета экспертов при Международном биографическом институте (Нью-Йорк, США).

С апреля 2003 года и по настоящее время профессор Шуйский возглавляет кафедру физической географии Одесского национального университета имени И.И. Мечникова.

– Юрий Дмитриевич, Вы не моряк, но можно сказать, что значительная часть Вашей жизни связана с морем…

– В 1959 году я поступил в Одесский университет на географический факультет. Так как мое обучение проходило по индивидуальному плану, я мог посещать лекции, проходить практику, сдавать экзамены также и в других вузах Одессы. Это были институты инженеров морского флота, инженерно-строительный и гид­рометеорологический. Стажироваться довелось на экспериментальных базах ЧерноморНИИпроекта, в гидрометеорологической обсерватории, на Дунайской и Днепровской устьевых и Сочинской волновой станциях, в Черноморском отделе морских гидротехнических сооружений (Кавказ). Летом 1962 года в качестве равноправного члена географической экспедиции на исследовательском судне «Мечников» принял участие в исследовании песчаной пересыпи Тузловской группы лиманов, берегов и дна Ягорлыцкого и Тендровского заливов Черного моря. По итогам экспедиции я подготовил свою первую научную публикацию, а затем и первый доклад на всесоюзной конференции «Развитие новых исследований природных ресурсов». С этого времени и началась моя научная деятельность. В 1964 году окончил университет, и мне предложили остаться на кафедре физической географии в должности ассистента. Затем с 1967-го по 1970 год учился в Москве, в очной аспирантуре Института океанологии имени П.П. Ширшова АН СССР, под руководством основателя современного береговедения профессора В.П. Зенковича. В те годы мне посчастливилось общаться с лучшими океанологами и географами Советского Союза. Принимал участие в экспедиционных береговых и морских работах на Балтийском, Азовском, Каспийском и Белом морях…

– Юрий Дмитриевич, когда Вы сдавали экзамены в университет, каков был вступительный конкурс на географический факультет?

– Шесть человек на место.

– А сейчас есть конкурс?

– Сейчас приходится чуть ли не уговаривать идти к нам. Впрочем, в начале вступительной кампании документы подают довольно много ребят. Но ведь абитуриент может одновременно поступать в несколько вузов. В итоге те, кто набирает необходимые баллы для поступления туда, где учиться легче, забирают свои документы. 

– Выходит, что профессии, которые получают ваши выпускники, для нынешних молодых людей не престижны? Казалось бы, специалисты в данных отраслях должны быть просто нарасхват…

– Дело в том, что уровень образования, полученного выпускником школы, к сожалению, крайне низок. Именно по этой причине большинство абитуриентов просто не рискуют оставаться в серьезных классических университетах, тем более на факультетах фундаментальных и естественных наук. Зачастую абитуриента интересует не его будущая квалификация, а наличие бумаги, удостоверяющей, что он якобы получил высшее образование. Станет ли такой студент настоящим специалистом? 

В большинстве случаев абитуриенты выбирают «легкие» специализации. А если по какой-то причине попадают на «трудные», учиться они не в состоянии. Например, на естественнонаучных факультетах не более 20 процентов от общей аудитории осиливают предметы. На географических и геологических специальностях предметы достаточно сложные, освоить их без серьезной предварительной подготовки невозможно. 

– А как обстоят дела с финансированием? Хватает ли средств на проведение полевых практик для студентов?

– Последний раз наше техническое оборудование обновлялось лет 25 назад. Что касается средств на проведение полевых практик, то они отраслевым министерством в учебных планах предусмотрены, только вот денег на их проведение нам не выделяют…

– Не могу не задать вопрос, который сегодня волнует многих одесситов. Безопасно ли столь интенсивное строительство высотных зданий, которое развернулось в последние годы у нас в прибрежной зоне?

– Из-за волновых разрушений Украина ежегодно теряет в среднем 65 гектаров своей территории. В нашей области море поглощает в основном курортные зоны в Затоке, Бугово, Санжейке, Чабанке. Коренные жители, зная особенности водной стихии, всегда строили свои дома на расстоянии как минимум 800-1000 метров от берега моря. Нынешние строительные организации зачастую пренебрегают этими предосторожностями, стараясь расположиться как можно ближе к воде. Однако под воздействием моря берег постепенно отступает, что не может не вызывать опасений в плане безопасности находящихся там сооружений.

– Берегоукрепительные сооружения или дамбы могут остановить разрушения?

– Как показывает практика, нет. 

– А насколько опасны для Одессы оползни?

– Одесское плато сложено глинистыми породами. При наличии влаги они превращаются в текучую суспензию. Оползни случаются с определенной периодичностью. Проследив тенденции на определенном отрезке времени, можно указать либо на активизацию, либо на затухание этого процесса. В Черноморске (Ильичевске) есть улица Морская, которая по сути уже сползла в море. Построена она была 20 лет назад. Я предупреждал тогда, что нельзя так строить, но мои предостережения были проигнорированы. Сейчас там уже двухступенчатый оползень. 

Состояние наших берегов также усложнено современными изменениями климата. Это не только повышение средних температур, но и изменение количества атмосферных осадков. Мы проходим стадию, когда их число растет. Если в 50-60-х годах прошлого века среднее количество осадков было 385 миллиметров в год, то сейчас это уже 460-480 миллиметров. 

– Насколько эффективно созданное Противооползневое управление?

– В его задачи входит контроль состояния берега, исправления ландшафта – в случае необходимости, создание новых пляжей. Хотелось бы напомнить нашим депутатам, что их избирали в том числе и для того, чтобы они заботились о наших прибрежных склонах. Денежные суммы ведь требуются небольшие, но они необходимы Противооползневому управлению. Намного больше денег поступит в казну городу, если сюда будут приезжать туристы со всей Украины, зная что у нас чистые и удобные для отдыха пляжи. И, кстати, люди едут на море дышать чистым морским воздухом, а не испарениями горелого подсолнечного масла и жареной рыбы, – пляжная зона не должна превращаться в сплошные закусочные и кафе. 

– Если оценивать нынешнюю ситуацию с новостроями, можно сказать так, что сейчас преобладает чисто потребительский подход к Одессе? Ведь когда в конце XVIII – в начале XIX века город только начинали застраивать, архитекторы продумывали все до мелочей. Потому было и красиво, и комфортно.

– Я бы сказал, не разумный потребительский, а первобытный потребительский, где доминирует не разум, а инстинкт… Почему Одесса считалась светлым солнечным городом? Почему ее воспевали как «Жемчужину у моря»? Потому что городская прямоугольная планировка была рассчитана с учетом сторон света. Та сторона улицы, которая обращена к югу, всегда была повышенной этажности, а та, что к северу – пониженной. Почему? Когда солнце идет по своей траектории, оно освещает повышенную сторону, дает большее отражение света, и улица не выглядит словно в каменном мешке, а освещается как бы искусственным зеркалом. Сейчас это никак не учитывается при строительстве, хотя одесские архитекторы постоянно указывают нашим депутатам на данное обстоятельство, объясняют. Но впечатление такое, что их не слышат.

– Юрий Дмитриевич, возвращаясь к преподавательской деятельности: каковы Ваши основные принципы по отношению к учащимся?

– В работе со студентами я использую материалы научных исследований. Большая часть методических и практических пособий составлена по данным собственных экспедиционных и лабораторных опытов. Я сторонник продуктивного совмещения научной и учебной работы. Без собственных наработок преподаватель превращается в попугая, пересказывающего учебники. На мой взгляд, студенты должны приобщаться к исследовательской деятельности с первого курса. Человек приходит в университет прежде всего для того, чтобы учиться, а уж потом для того, чтобы его учили: без напряженного стремления студента к учебе научить его невозможно. Известная крылатая фраза «И воздастся тебе по трудам твоим!» применима и к преподавателям, и к учащимся.

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті