Для дракона нет закона?!.

Главный советский сказочник Евгений Шварц пьесу «Дракон» написал в сороковые годы в эвакуации. Взяв за основу сюжет восточной сказки, он так хитро и мудро переплел романтическую историю, социальную драму, политический памфлет и философскую притчу, что этим обеспечил несколько поколений театралов поисками своего прочтения. Борьба героя и злодея в этом контексте стала неким символом вечного противостояния личности и власти, общества и власти. 

Такой «свой» вариант предложил одесскому зрителю коллектив Николаевского академического художественного русского драматического театра. Динамика действия захватывает с первых сцен. Декорации, состоящие из некоторого количества скамеек, стремительно трансформируются то в городскую стену, то в трон злодея, то в зал собрания горожан… Текст, музыка, хореография органично сплетаются в нечто увлекательно единое. 

В репликах узнается не только авторский текст Шварца, но и вариант Горина, по которому снят фильм «Убить дракона». А некоторые собственные находки николаевцев просто попадают «в десятку». Так, на попытку Архивариуса уличить злодея в нарушении своих клятв, данных письменно более 300 лет назад, тот лихо парирует: «Для дракона нет закона!». Ах, как это по-нашему, как похоже на не столь отдаленную отечественную историю! Дракон в исполнении заслуженного артиста Украины Сергея Лозовенко узнаваемо сегодняшний.

Из собственных находок очень симпатичной оказалась девочка-мальчик, душа которой не поддалась перековке властелина города, а потому правда из ее уст очень напоминает другого сказочного персонажа с фразой: «А король-то – голый!».

Особый герой спектакля – народ. Браво марширующий, выразительно молчащий, согласно хлопающий мисками и кружками, мечущийся между рыцарем и злодеем… Он создает вибрирующую ткань спектакля, некое динамичное отражение борьбы главных персонажей, то поднимаясь над своими страхами, то вновь проваливаясь в них. Есть в этой постановке изумительная сцена: битва Ланцелота с Драконом, которую зритель не видит непосредственно, но видит ее отражение в народе. В этой сцене талантливо соединились режиссерская находка с подзорными трубами, пластика, звуковое и музыкальное решение (работа Екатерины Богдановой) и собственно народ, проходящий в небольшой по времени промежуток трансформацию от боязни очередного поражения до вакханалии свободы… И снова эта восхитительно прямая девочка-мальчик со своей звонкой правдой (актриса Екатерина Силкина). 

Интересных находок в спектакле николаевского театра немало. Собственно, он весь из них и состоит. К примеру, пластический номер с народом-марионеткой, с этими веревочками к рукам-ногам, движение которым задает Бургомистр. Исполнитель этой роли народный артист Украины Василий Остафийчук выстроил образ из множества мелких и точных нюансов, которые так элегантно контрастны с другим героем – сыном бургомистра Генрихом (актер Андрей Карай) – бурным, деятельным и тоже непостоянным. 

Драматургический материал пье­сы интересен своей многослойностью. Он дает возможность искать истину глубже, что и делает режиссер-постановщик – заслуженный деятель искусств Украины Николай Кравченко. Перешагивая видимое противоборство рыцаря и дракона, обращаясь к народу, этому многоликому противоречивому «персонажу», он делает акцент на преодолении дракона в каждом человеке. Потому как единоборство с драконом происходит не только в городе (читай – в обществе), но в коллективе, в семье, в самом себе. В свете этого нелегкого выбора символичен финал спектакля: от насытившегося мимолетной свободой и возносящего нового дракона народа отделяются только трое – Ланцелот (Александр Кардаш), его возлюбленная Эльза (Татьяна Мозжук) и девочка-мальчик...

В целом общий тонус спектакля был на такой высокой отметке, что мелкие огрехи остались незамеченными и растворились в щедрых овациях, которыми наградили зрители гостей из Николаева.

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті