Событие в подарок

Весной 1991 года выполнялся первый авиарейс по маршруту Одесса – Вена. Для нашего города это было открытие окна в Европу. Меня (в ту пору редактора многотиражки авиапредприятия) несколько удивил один пункт сценария встречи самолета из Вены: участие филармонического оркестра.

…Вальс Штрауса грянул не сразу, а с появлением на трапе молодого человека с «кудрями темными до плеч». Нетрудно было заметить, что оркестранты ему как-то особенно рады. Когда они рассаживались в автобусы, он, юный и очаровательный, как эльф витал между музыкантами, что-то на лету им сообщая. Так я впервые увидела нового художественного руководителя Одесского филармонического оркестра Хобарта Эрла.

Поначалу появление за дирижерским пультом американца по происхождению вызывало простое любопытство. Впервые о том, что происходит нечто совершенно невероятное, я подумала во время рождественского концерта, когда не просто восхитительно звучали вальсы, польки, марши, но все это происходило в какой-то новой для нас атмосфере душевного подъема и радости. Милые и уместные шалости с «кукушечкой», рожком, хлопушками, шутливое дирижирование то оркестром, то рукоплесканиями зала под марш… – все это влюбляло публику в нового маэстро.

Но это не было популизмом. Я приходила на другие концерты с серьезными программами и обнаруживала, что и здесь происходит нечто необычное. Впервые в стенах филармонии зазвучал Густав Малер. На моей памяти впервые с оркестром стали выступать хоровые капеллы. Не покидая пределов родного города, мы получили возможность слышать лучших исполнителей мира, за которыми, грубо говоря, «стоит очередь» – Николай Петров, Максим Федотов, Борис Березовский…

Не имея никакой музыкальной подготовки, но будучи человеком естественно расположенным к серьезной музыке, я стала замечать, как меняется мое отношение к ней. За эти более чем двадцать лет новой истории оркестра рос маэстро, рос его коллектив и синхронно с ними рос «среднестатистический» слушатель. Это просветительское и радостное общение с оркестром откладывалось в памяти яркими событиями. Практически каждая новая программа становилась событием. И все это поднимало и оркестр, и нас, слушателей, на новый уровень. 

Некоторые давние концерты живут в памяти спустя много лет. Помню, как во время исполнения сцен охоты Рихарда Вагнера в звучание оркестра откуда-то издалека стали вплетаться девичьи голоса, словно доносившиеся «с дальних полей»… Двери зрительного зала оказались приоткрытыми, голоса звучали из фойе, где разместилась хоровая капелла. Когда впервые исполнялось «Болеро» Мориса Равеля, фортиссимо было таким, что мне казалось, стены филармонии «разойдутся по швам». А мировые премьеры с присутствием автора в зале! А изумительный «Вечер в Карачи»!.. Или юбилейный вечер Мирослава Скорика, когда запись концерта вела британская фирма… Необыкновенно тихо было в зале. Изумительно звучала скрипка solo, тихие пианиссимо были слышны и в конце зала. А вот обычно шумную улицу Пушкинскую слышно не было. Вы знаете аналогичный пример, когда из уважения к маэстро ГАИ перекрыла бы движение на улицах, примыкающих к филармонии, чтобы транспорт не нарушал звучание оркестра?! Я другого такого случая не знаю! 

Еще одним ярким музыкальным событием стал фестиваль «Black Sea Music Fest», который в этом году прошел в Одессе в третий раз. Новые встречи, новые имена, новые открытия. Для меня таких открытий было два: пианист Йожеф Эрминь, профессор Львовской национальной музыкальной академии, и виолончелист из Киева Александр Пириев. Собственно он – яркий молодой музыкант Пириев является автором идеи национального проекта «ТРИ С: Скорик, Станкович, Сильвестров», который в течение двух лет в крупных городах Украины будет знакомить слушателей с творчеством наших современников, а фактически уже классиков, каждому из которых принадлежит отдельная страница в истории украинской музыки. Основная идея проекта «ТРИ С» – объединить в концертах знаковые произведения украинских композиторов с шедеврами мировой классики, которые по характеру и музыкальному языку созвучны творческим поискам каждого из трех наших соотечественников. Как это осуществляется реально, одесситам посчастливилось услышать и оценить в зале Одесского оперного театра, где в рамках музыкального фестиваля прошел концерт из произведений Мирослава Скорика, Клода Дебюсси, Джорджа Гершвина и Мориса Равеля. В этой же программе состоялась мировая премьера концерта № 2 для виолончели с оркестром Мирослава Скорика. О его музыке очень точно сказала Леся Олийнык : «Она очаровывает сердечностью и мелодичным звучанием, нежностью и драматизмом, она объединяет всех – и музыкантов-профессионалов, и скромных аматоров. Обширнейшая гамма образов – от тончайшей лирики, ироничных и залихватски веселых всплесков до трагичных и скорбных переживаний – обращена к глубинам человеческой души». 

В ответ на прозвучавшее из глубин очарованных и потрясенных душ щедро лилась благодарность Одесскому филармоническому оркестру, его художественному руководителю Хобарту Эрлу, солистам Йожефу Эрминю и Александру Пириеву, а главное – самому автору. Ведь на сцене, принимая овации и цветы, стоял МИРОСЛАВ СКОРИК…

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті