На деревню дедушке Геннадию Леонидовичу, или Письмо в никуда

Обратился я с письмом к мэру города Геннадию Труханову, с просьбой разъяснить, зачем создавать ОСМД во дворе из 15-20 квартир, расположенных в центре города. Отмечу, что мэрия у нас не определила минимальное число квартир, из которых может состоять ОСМД. 

Сейчас так называемая планируемая квартирная плата в месяц составляет 1500-2000 гривень на двор, часть жильцов имеют льготы и вообще не платят за квартиру.

Нетрудно подсчитать, что при минимальных расходах на эксплуатацию, текущий ремонт и т.д., материалы, содержание председателя, бухгалтера и членов правления необходимо не менее 11 тысяч гривень в месяц. То есть квартплату необходимо поднять минимум в 7-10 раз. Это катастрофа для пенсионеров и малоимущих граждан, проживающих в центре города в малоприспособленных для жилья трущобах.

Безработные, оказавшиеся не у дел дворники стараются войти в управляющие структуры абсолютно нерентабельных ОСМД с надеждой получить работу и заработать хлеб насущный – и радуются обретаемым должностям. Но иллюзия счастья в недалеком будущем неизбежно приведет к социальному взрыву. 

Многие соседние страны уже проходили подобные реформы ЖКХ. Тамошние власти не позволили создавать нерентабельные ОСМД. Там вполне успешно работают управляющие компании, обслуживающие 300 и более квартир, а максимальный размер квартирной  платы устанавливается правительством. Хочет компания жить лучше – обслуживает больше квартир! У нас же управляющие компании сделали чуть ли не инфернальным злом. 

По моему мнению, политика мэрии, хоть формально и не противоречит нашему несовершенному законодательству, является преступлением перед одесситами, которые пострадают от банкротства ОСМД. Понимают это и в горсовете. Работники мэрии 1 июня 2016 года не приняли жалобу от одесситки, пояснив, что мэр и сам не знает, что с этим делать. Да и нерентабельные образования обанкротятся и сами собой отпадут. А жильцы? То ли побегут на поклон к управляющим компаниям, то ли вымрут в одночасье. Сие никому не ведомо…

Написав вышеизложенное, я свернул вчетверо исписанный лист и вложил его в конверт, купленный накануне. Подумав немного, приписал адрес: «На деревню дедушке». Потом почесался, подумал и прибавил: «Геннадию Леонидовичу».

Убаюканный сладкими надеждами, я уснул. Мне снилась печка. На печи сидит дед, Геннадий Леонидович, свесив босые ноги, и читает мое письмо заместителям... Около печи ходят депутаты и вертят Уставом города.

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті