Бумеранг для «опекунов»

Одинокая старость беспомощна и беззащитна, как беспомощны и беззащитны дети. Обмануть старика, как и обмануть ребенка, – низость. Но это не останавливает негодяев, охотящихся за имуществом и деньгами пожилых людей.

 Случаи, когда одинокие больные люди, не заподозрив подвоха, подписывают составленные охотниками за их жильем какие-то документы, тем самым лишаясь собственности, а порой и жизни, давно стали мрачной приметой нашего времени. 

«Мне предложили заключить с пенсионером договор пожизненного содержания. При заключении этого договора я должен около трети стоимости квартиры заплатить сразу и потом ежемесячно перечислять бабушке содержание в размере около 500 грн. Плюс коммунальные платежи. Но здесь есть большой плюс – квартира становится моей собственностью сразу же, в момент заключения сделки. Вопрос – стоит ли решаться на этот шаг?». Этот вопрос на одном из интернет-форумов задает молодой человек своим собеседникам. Судя по всему, можно предположить, что хозяин квартиры в лучшем случае получит только ежемесячное содержание и оплату коммунальных платежей, а треть стоимости квартиры достанется тому, кто организовал эту сделку. То есть человек получил предложение купить квартиру вместе с живущим там хозяином.

 Нечто похожее произошло с Екатериной Семеновной Атаманюк, проживающей в Одессе по улице Сегедской. 

Одинокая пенсионерка, 1927 года рождения, в марте 2013 года подписала договор пожизненного содержания с неким Сергеем Алексеевичем Трилем, 1985 года рождения. Молодой человек, по словам Екатерины Семеновны и оказывающих ей сегодня материальную и моральную поддержку людей – соседей и знакомых, появился в ее доме три года назад в качестве работника территориального центра социальной защиты. Заботливый мужчина в скором времени уговорил старушку отправиться с ним на улицу Польскую, 18, в нотариальную контору, где оформил договор пожизненного содержания за номером 149. После чего Екатерина Семеновна несколько месяцев периодически получала по почте от гражданина Триля переводы в размере 500 гривень. Но так продолжалось недолго. Деньги, по словам пенсионерки, Триль присылать перестал, а вот квитанции на оплату коммунальных платежей продолжали приходить регулярно. Оплачивать их она была не в состоянии – с трудом передвигалась по квартире, будучи инвалидом второй группы, на улицу практически не выходила. Да и мизерной пенсии не хватало ни на жизнь, ни тем более на оплату счетов. 

– Сергей Триль приходит очень редко, обычно поздно вечером или ночью – у него ключи от квартиры есть. Берет что-то из моих вещей или документов и уходит, – говорит Екатерина Семеновна. 

– Однажды мы долго не могли достучаться до Екатерины Семеновны, – вспоминает соседка Светлана, – и начали волноваться, не случилось ли с ней чего-то плохого. Заглянули через окно – Екатерина Семеновна лежит на полу в крови. Вызвали МЧС, «скорую», полицию. Нашли слесаря, вскрыли дверь – Екатерина Семеновна была в состоянии полнейшего истощения и фактически при смерти. Хорошо, что помощь подоспела вовремя. При соседях сотрудники полиции пытались дозвониться до опекуна Сергея. Но попытки не увенчались успехом. Заявился он лишь через 9 дней…

– Посмотрите за окно. Там полно пустых бутылок из-под алкоголя. Это то, что молодой человек приносил Екатерине Семеновне вместо продуктов, – говорит соседка Валентина. – Я рассказала о ситуации, в которой оказалась Екатерина Семеновна, своим знакомым, а те – своему другу Сергею Аврамову, живущему недалеко от нас. Он проникся этой историей и вместе со своим сыном стал навещать Екатерину Семеновну. Оплатил часть счетов по коммуналке, навел в квартире порядок. Они ежедневно приносят горячую еду, стирают, убирают, словом, взяли на себя заботу о Екатерине Семеновне. Ну и я помогаю чем могу. 

 – Чисто по-человечески очень жаль Екатерину Се­меновну. Человек прожил нелегкую жизнь, многое испытал на своем веку. Сначала детский дом, потом во время войны, подростком, ее вывезли в Германию. В 1986 году получила медаль «Ветеран труда» и вышла на пенсию с сорокалетним рабочим стажем. Кстати, из квартиры исчезла даже эта медаль. Только удостоверение осталось. Нет никаких документов на квартиру и экземпляра договора пожизненного содержания, который должен был у нее остаться. 

Когда я впервые пришел к Екатерине Семеновне, она не могла даже подняться с постели. Да и то, на чем она лежала, было сложно назвать постельным бельем. За ней никто не ухаживал, никто не помогал. Ни человек, принявший условия ее пожизненного содержания, ни социальные работники, которые, наверное, все-таки обязаны навещать одиноких пожилых людей, тем более лежачих больных, – вспоминает Сергей Аврамов.

 Сейчас Екатерина Семеновна чувствует себя лучше. В комнате чисто и тепло. Но продолжают приходить угрожающие квитанции из Инфоксводоканала и Одессаоблэнерго о задолженности. Это тревожит людей, взявших на себя заботу о пожилой одинокой женщине. А человека, который юридически обязался помогать ей, в том числе и оплачивать коммунальные платежи, это не волнует. Возникает вопрос: действителен ли в таком случае договор? В соответствии с законодательством, отчуждатель (так в соответствии с Гражданским кодексом Украины называют человека, который по договору пожизненного содержания передает свою квартиру или иное имущество приобретателю – лицу, принимающему на себя обязанности по уходу за пожилым человеком) имеет право расторгнуть договор в судебном порядке в случае ненадлежащего выполнения приобретателем своих обязательств. Есть вопрос и к социальным работникам. Неужели территориальный центр существует лишь для того, чтобы люди, подобные Сергею Трилю, поступая туда на работу, получали адреса одиноких пенсионеров и становились, фактически, фиктивными опекунами, как в случае с Екатериной Семеновной Антонюк? Кто выдавал молодому человеку справку о достаточных финансовых доходах для содержания пожилого человека? Ведь, по словам свидетелей, Триль на момент заключения договора пожизненного содержания уже не работал в Центре социальной помощи Приморского района. Также, на мой взгляд, и несовершенство действующего законодательства, которое не ограничивает числа заключаемых одним физическим лицом договоров пожизненного содержания пожилых людей взамен на их недвижимость, дает возможность мошенникам проворачивать свои «схемы». 

Существуют различные критерии гуманизма и цивилизованности общества. Один из них – это отношение к пожилым людям. Страшно жить в обществе, если оно находится на одной из самых низких ступеней развития, если судить по этим критериям. 

Еще хотелось бы напомнить некоторым предприимчивым «опекунам» – охотникам за квартирами одиноких стариков: никто не может быть уверен, даже имеющий большую родню, что, дожив до глубоких седин, не станет беспомощным и одиноким. Молодость проходит быстро, старость наступает неизбежно, а бумеранг имеет свойство возвращаться. 

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті