Категорический императив, или Почему ни при каких обстоятельствах нельзя отменять мораторий на продажу земли

На земельном форуме в городе Кропивницком (бывший Кировоград) лидер Аграрной партии Виталий Скоцик вспомнил один из лучших фильмов всех времен и народов – картину «Земля», снятую Александром Довженко в далеком 1930 году. Эта практически сразу запрещенная к показу лента рассказывала о трагизме массового отрыва людей от их ставших родными земельных наделов. Коллективизация прерывала некую мистическую, непостижимую связь людей с их землей-кормилицей.

Гениальный Довженко почти девять десятилетий назад языком искусства назвал происходящее преступлением, предупреждая будущие поколения о недопустимости подобного. Но было ли услышано и понято послание великого режиссера?

С тех пор очень многое изменилось. В условиях глобального финансово-экономического кризиса земля превратилась в одно из наиболее ценных и перспективных богатств. А поскольку ХХI столетие стало столетием подмены истинных смыслов ложными, были изобретены не такие явные, как показывал Довженко, но весьма действенные механизмы отдаления реально работающего на земле человека от права собственности на нее, а значит, и от права определять ее дальнейшую судьбу.

Один из таких механизмов наглядно демонстрируют 55 депутатов Верховной Рады, которые обратились в Конституционный Суд Украины по поводу отмены моратория на продажу земли. 

Большинство из них, как и автор инициативы Алексей Мушак – в прошлом спортивный аналитик брокерской компании, координатор экологических программ и председатель правления благотворительного фонда, никогда в агропромышленном секторе не работали, а потому имеют о нем исключительно теоретические представления. Но, скорее всего, – весьма практические интересы. 

Сам Алексей Мушак неоднократно говорил: да, Верховная Рада в очередной раз продлила мораторий на продажу земли, но есть сотни способов его обойти. Например, обратиться в Конституционный Суд, подкрепив свое обращение риторикой о необходимости непримиримой борьбы с остатками коммунистической идеологии, оказывается, до сих пор мешающей украинской земле обрести волю. 

То есть принятое ранее решение парламента, основанное на мнении большинства граждан Украины, которые выступают против открытия рынка земли, для этой группы депутатов ничего не значит. И средством достижения поставленной цели ими избран Конституционный Суд. В случае принятия положительного судебного решения мораторий на продажу земли может быть отменен еще до конца нынешнего года.

– У нас большинство норм законодательства противоречат друг другу, поэтому действует много коррупционных схем. Именно двойственность правовых норм позволяет использовать их как способ обогащения. Поэтому главная задача завершения земельной реформы заключается в том, чтобы в самое ближайшее время перекрыть все «черные лазейки», – говорит Виталий Скоцик. – Земля должна стать основой национальной экономики, а не превратиться в средство обогащения отдельных людей. В первую очередь надо законодательно закрепить норму, что владельцами земли могут быть исключительно граждане Украины. Кроме этого, надо строго ограничить площадь, которая может находиться в собственности или аренде одного лица.

– Виталий Евстафьевич, во многих постсоветских странах земельная реформа стартовала в разное время: с начала 1990-х и до начала 2000-х. И везде, понимая, что это очень важный и значимый для страны шаг, не переходили сразу к продаже земли. Земельная реформа осуществлялась там пошагово, с внесением корректив по ходу дела…

– Конечно. Земля – это ценнейший ресурс, к которому нельзя относиться как к обычному товару. В каждой из этих стран частная собственность и рынок земли были сформированы с определенной целью – либо обеспечить высокий уровень сельскохозяйственного производства, либо запустить механизм социальной защиты населения. Добиться и того, и другого одновременно практически невозможно. 

В Молдове реформа проходила в 1991-98 годах. На сегодняшний день из 1,7 миллиона гектаров только 40 тысяч принадлежат государству. Земельный фонд раздроблен, лучшие земли оказались в руках местных чиновников и бизнесменов. Из-за урбанистических миграционных процессов вымирает село. Использование земель как коммерческого механизма привело к тому, что почвы истощены. Следующим этапом земельной реформы в Молдове будет разработка госпрограммы консолидации земель сельскохозяйственного назначения небольших фермерских хозяйств в более крупные структуры. Это единственный путь восстановления плодородия земель. 

Примерно в те же годы провела земельную реформу Латвия. Несмотря на то, что Латвия не является аграрным государством, рынок земли здесь эффективно функционирует. При этом из 25 самых крупных компаний-латифундистов латвийцам принадлежит только 10. Крупнейший землевладелец в стране – шведская компания Bergvik Skog. 

В Эстонии, начавшись в 1990 году, земельная реформа продолжается до сих пор. Предпочтение здесь отдается аренде земли перед ее продажей. Иностранцы (граждане стран ЕС) могут принимать участие в операциях покупки-продажи земель при условии использования ее в сельхозцелях не менее чем в течение пяти лет. Для граждан стран, не входящих в ЕС, разрешено использование не более 10 гектаров. Государство контролирует использование арендованных земель. 

Земельная реформа в Польше проводилась с 1990 по 2004 год. Госземли площадью до 500 гектаров продаются там через Агентство сельхознедвижимости. Действует мораторий на продажу земли иностранцам. Частному фермеру можно взять во владение или аренду не более 300 гектаров угодий, он должен иметь профильное образование и управлять фермой лично. 

– Действительно, очень разные подходы…

– Каждое государство вдумчиво относится к выработке своей стратегии. И если случаются ошибки, их стараются поскорее исправить. У Украины, на мой взгляд, есть уникальная возможность не бросаться в омут с головой, а проанализировав зарубежный опыт, законодательно закрепить лучшие практики. 

Кроме того, в условиях создания объединенных территориальных громад целесо­образно было бы не продавать, а передать земли в распоряжение местных громад. А они, например, через паевые земельные фонды могли бы наладить эффективное использование угодий. На местные органы власти ведь сегодня возложено немало социальных функций – забота о здравоохранении, школах, детских садах, домах культуры. Чтобы содержать социальную сферу, нужны средства. Их могла бы дать не проданная однократно, а рационально и грамотно используемая на протяжении длительного периода времени земля. Именно поэтому я и говорю: пока вся подготовительная работа к открытию рынка земли в нашей стране не завершена, отменять мораторий на продажу земли ни под каким видом нельзя.    

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті