Осторожно – «меценат»!

Прочитала в «Одеських вістях» материал отца известной одесситки Анны Яблонской «Мещанин в меценатстве» и также решила написать в газету о В. Поддубном. Мне, как и Григорию Яблонскому, пришлось иметь дело с этим меценатом в кавычках.

Как-то на заседании президиума Одесского областного Совета мира появился благообразный, кроткий, интеллигентного вида человек. Он не выступал, всех слушал и молчал. После заседания подошел ко мне и вручил визитку, на которой было написано: «Научный парк. Профилактическая медицина и охрана труда – новейшие системы и технологии. Поддубный Василий Владимирович. Начальник отдела планирования проектов».

Затем сказал: «Хочу пополнить ряды миротворцев. Могу помочь с изготовлением атрибутики Совета мира, напечатать бесплатно удостоверения. Я еще и ювелир – могу изготовить медали, значки».

Для областного Совета мира – общественной организации, не имеющей господдержки, такая добровольная помощь как нельзя кстати. Я, честно говоря, порадовалась такой «находке». Пообещав напечатать 100 удостоверений для членов организации, Поддубный ушел. Появился на очередном миротворческом мероприятии через месяц и радостно доложил, что подготовка удостоверений  продвигается, и скоро они будут переданы нам.

А я возьми да и заведи разговор с ним о помощи в изготовлении памятной медали отцу – Ивану Петровичу Гайдаенко – писателю, первому председателю ООСМ. Ведь приближается 50-летие нашей организации.  И создание этой награды к юбилейной дате было важным делом не только для меня.

С большим воодушевлением Поддубный ухватился за эту тему: «Да, да, конечно, я смогу сделать. Я сам и мои друзья – большие доки в этом деле!».  Договорились о встрече в музее Ивана Петровича на Пироговской, 1.  Пунктуально, в 18.00, Поддубный осчастливил нас с мужем своим посещением. Чай, печенье – так заведено встречать любого гостя в нашем доме. Полилась беседа. В основном говорил он. И рассказ гостя был чуть ли не душещипательным: о его молодости, о первой любви, о службе в рядах Центральной группы войск в ЧССР, о его сверхизворотливости, умении найти себе место под солнцем.  

Когда перешли к главной цели его визита, я достала из архива отца пять лучших фотографий. Мы одобрили их для работы над эскизом медали.

Не скрою, промелькнула шальная мысль: не спеши отдавать подлинники фотографий еще малознакомому человеку. Но откровенность гостя подкупила, и я отдала пять бесценных для меня фото.

Поддубный не исчез в никуда. Через неделю он позвонил и назвал цену за изготовление медали, с которой трудно было согласиться. Я извинилась, сказала, что буду искать спонсоров, и попросила вернуть фотографии.

Мой благодетель посетовал, что из-за сложных обстоятельств в семье не может стать моим «меценатом». А фото он вернет завтра. Но «завтра» растянулось надолго. Поддубный ссылался то на болезни родственников, то на потоп в квартире.

На телефонные звонки не отвечал. И лишь через месяц объяснил причину своего исчезновения кражей телефона.  При встрече сказал: «Возьмите мой новый номер и извините! Фотографии у меня дома».

После этого «меценат» снова исчез. Я решила съездить к нему домой и забрать дорогие для меня фото. 

«Меценат-ювелир» начал рассказывать, что дочь при уборке квартиры могла куда-то переложить пакет с фотографиями Ивана Петровича. Потом вдруг предположил, что мог оставить их у художника по эскизам, в мастерской. Заверил, что найдет фото и позвонит. «Дайте адрес художника», – потребовала я.

Поддубный миротворчески улыбнулся и пообещал, что завтра же сам привезет эти фото. 

Это новое «завтра» длится до сих пор, как и изготовление добровольно обещанных им удостоверений.   

А вот памятную медаль я все же сделала, как и Григорий Яблонский издал книгу своей покойной дочери, благодаря честным и благородным людям Одессы, не подменяющим истинное меценатство показным.

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті