Я вернусь и цел, и невредим

Встречаясь с фронтовиками, всегда спрашиваю о том, что им приносило особую радость, придавало мужества, когда они находились на грани жизни и смерти, идя в атаки или держа оборону в окопах. И все до единого непременно называли источником духовных сил весточки от родных и друзей. Эти письма были без громких фраз и призывов, агитационных лозунгов, которые озвучивали агитаторы. Некоторые из них обнародовали газеты и радио. Они согревали людские сердца, становились свое­образными талисманами. Как и письма-треугольники, заверенные штемпелем военной цензуры и полевой почты, доходившие с фронта в семьи. Они и по сегодняшний день хранятся как дорогие реликвии. Храню и я написанные карандашом письма от брата Алеши, в семнадцать мальчишеских лет ушедшего на войну и павшего смертью храбрых при форсировании Одера 23 марта 1945 года. В последнем письме он обещал, вернувшись с победой, подарить маме красивую шаль, и очень просил дождаться его возвращения.

Там, на войне, при постоянной опасности, нередко голодные и замерзшие, они не черствели душой. А когда выдавались часы затишья, писали искренние весточки домой, чтобы подбодрить, успокоить родных и близких сердцу людей. Вдали от родимых мест солдаты грустили по домашнему очагу, по жене и детям, мечтали о встрече с любимой. Радостной была минута, когда полевая почта приносила письма от них. А как дороги были для бойцов подарки, доставляемые на фронт. И более, чем лозунги и призывы агитаторов и политруков, поддерживали силу духа воинов присланные незнакомыми людьми носовые платки, полотенца, связанные чьи­ми-то заботливыми руками шерстяные носки, варежки, вышитый кисет с махоркой… И, конечно же, письма, которые обычно начинались одинаково: «Здравствуйте, дорогой воин…»

В ту, без преувеличения, трагическую и суровую пору газета «Правда» публиковала письма, отсылаемые с фронта и в действующую армию. Мне удалось прочитать некоторые из них, работая в архиве. Вот что написала 25 декабря 1941 года гвардии лейтенант Н. Константинова своему учителю:

«Михаил Иванович! Вы, конечно, будете удивлены, получив это письмо. Вспомните 1938 год, я училась в 7-м классе. С той поры много прошло времени. Работала в органах связи. Когда началась война, меня не брали на фронт, говорили: еще мала. А потом все же взяли. Прошла школу разведки и через две месяца попала на фронт. 

Помню, Клавдия Петровна требовала от нас хорошего знания карты. Теперь я поняла, как она была права. Карта – первая сестра разведчика. А как пригодился немецкий язык, который преподавал нам Сергей Алексеевич. Часто вспоминаю лыжные вылазки…

Ночь. Тишина. Луна спряталась за тучу. Из-за леса тихо выскользнули лыжники. В разведку! У каждого из нас за спиной верный друг – автомат. Зорки глаза разведчика: все запомнят, все высмотрят… Задание выполнено, иду отдохнуть. Но что-то не спится. Вспомнилась школа. И вот решила написать…»

А вот письмо машинистки мельничного комбината из Башкирии Елены Рубинной:

«Посылаю вам теплые варежки, сама вязала, портсигар с куревом и расческу. Товарищ, получив мой подарок, носите варежки на здоровье! Пусть ваши руки всегда будут теплые и бьют врага нещадно. Я – машинистка, одновременно выполняю обязанности управляющего делами и заменяю ушедшего на фронт заведующего отделом кадров. Могу работать и за четверых, сил у меня хватит. Бодрости у меня много.

Буду работать не покладая рук в тылу, а если понадобится, возьму в руки винтовку и пойду с вами в ногу, чтобы разгромить врага.

Остаюсь ваша сестра или подруга».

Не трудно представить, какие эмоции вызвали такие строки, как и те, что написал сыновьям-фронтовикам Даниил Вишневецкий:

«Добрый день, сыны мои, красные воины Алексей, Иван, Василий и Григорий! В мои 55 лет я чувствую себя молодым и вполне готов встать рядом с вами на защиту родной земли. Всю свою силу я отдаю стахановской работе на заводе, выполняю ежедневно норму от 230 до 270 процентов. Буду, сыновья мои, работать день и ночь, а вы бейте беспощадно врага. Скорей Гитлер поцелует себе спину, чем покорит нашу родную, цветущую Украину.

Ваш любящий батько».

Читая эти письма, невольно думаю о том, какую радость испытывают бойцы и командиры, исполняющие воинский долг в зоне АТО, получая посылки, письма, сувениры, детские рисунки изо всех уголков Украины. Они так же грустят о родном доме, о дорогих сердцу людях и мечтают о наступлении мира на прекрасной земле Украины, как мечтали их отцы, деды и прадеды в окопах и блиндажах Второй мировой, на маршах и привалах, в госпитальных палатах и в часы передышек между боями. И тогда их истосковавшиеся по мирной жизни сердца просили музыки вдвойне. Они, огрубевшие, измотанные тяжкими фронтовыми буднями, находили ласковые, теплые, подбадривающие слова, чтобы успокоить ожидающих их с войны матерей, жен и детей. И как нельзя убедительно подтверждает такое состояние их душ стихотворение младшего сержанта Д. Гилева, напечатанное в красноармейской газете «Сталинское знамя» за 7 октября 1944 г.

С такой печалью от разлуки и твердой, непоколебимой верой в то, что враг будет разбит, и добывали Великую Победу ценой огромных жертв и невосполнимых потерь те, кого мы и ныне называем гордым и не знающим нивелировки именем – фронтовики.

***

Творчество наших артиллеристов

ПИСЬМО НА РОДИНУ

Не носи в груди своей тревогу
За судьбу солдатскую мою.
Я вернусь к родимому порогу,
Не погибну в яростном бою.
Сквозь сражений 
                     огненную вьюгу
Вижу я наш дом, и огород,
И тебя, любимая подруга,
И малюток наших у ворот.
Я иду по улице знакомой,
А на сердце все светлей, 
                            светлей…
Хороша ты, после бурь 
                            и грома,
Тишина родимых тополей!
Счастье встречи! 
Сердце бьется птицей,
И сверкают радостью глаза.
Я целую дорогие лица
И спешу о многом рассказать.
Дорогая, не печаль же взора:
Я вернусь и цел, и невредим.
Знай – мадьяров 
              разобьем мы скоро,
Знай – мы немцев 
                    скоро победим!

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті