И я заплакала

История эта больше о моей малой родине на Сумщине – селе Железняк. В феврале – марте 1943 года его освободили от фашистов. Но счастье, которое принесла с собой Красная Армия, было хрупким. Село Верхняя Сыроватка, расположенное в семи километрах от нас, еще было под немцами. Наши войска громить церковь, где засели фашисты, не хотели. А спустя неделю Железняк снова перешел в руки врага. 

Красная Армия далеко от села не ушла. Войска окопались в наших бесконечных лесах. Жители, не желавшие оставаться вновь под немецкой оккупацией, отошли с войсками. Ушли и мы с мамой. Кружили околицами, не зная где фронт. Добрались до с. Озерки Курской области.

Вернулись мы домой, когда уже отгремело титаническое Курское сражение и враг откатился на запад. 23 августа 1943 года мы вновь увидели наше родное село. От него остались одни дымоходы. Люди селились в немецкие бункера, понастроенные по всем оврагам. Мне трудно описать, как выживали вдовы, солдатки и подростки, голодные и оборванные. Село шесть месяцев располагалось на передовой, поэтому полевые работы не проводились, урожая не было. Питались дикими грушами, грибами. Мама нам сшила платья из немецких плащ-палаток.

В Одессу я попала по зову сердца. Работала на восстановлении железнодорожного вокзала. Да так здесь и осталась, обретя большую семью – двух сыновей, шестерых внуков и внучек, трех правнучек и правнука. Мечтала забыть о войне...

А вспомнить меня заставил случай. Ехала на днях 18-м трамваем, любуясь видами одесских улиц. Сердце радуется. И вдруг… По проходу идет красивый молодой человек, аккуратно одетый. Лет 25. В левой руке – костыль, правая рука без движения, а на правой ноге, искусственной, как теперь ставят раненым воинам на Донбассе, подвернута штанина выше колена. Люди, в основном молодые, бросают в торбочку деньги.

В одно мгновение я вспомнила своего родного дядю, оставшегося без обеих ног. Вспомнила Одессу 1951 года. Тогда на деревянных самодельных протезах безногие инвалиды с дешевой гармошечкой ходили в трамваях и пели «синенький, скромный платочек», за что им бедные одесситы подавали копеечку к нищенской тогдашней пенсии инвалида Отечественной войны.

У меня заболело сердце. Я заплакала и вышла из трамвая. Пошла пешком…

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті