Крутые виражи Трампа

Настоящий конфликт цивилизаций проявился в оценках некоторых действий президента США. Если в приведенных французской «Le Monde» словах российского премьера Медведева, что, мол «администрация Дональда Трампа доказала свою крайнюю зависимость от мнения вашингтонского истеблишмента», явно сквозит упрек, то журналисты «The Washington Post» усматривают в подобной зависимости жизнеспособность системы американской демократии. 

«Позволит ли Трамп своей команде сформулировать более традиционную внешнюю политику, с некоторой дозой воинственности в торговой сфере, или же он разрушит давно существующие альянсы? – озадачены они. – Будут ли Конгресс и ФБР всерьез расследовать связи Трампа с Россией и вмешательство этой страны в выборы 2016 года? Без ответа на последний вопрос слишком рано говорить о том, что система успешно сработала. Пока система работает и, – созданная отцами-основателями, сформированная и проверенная временем, отработанная миллионами политически сознательных американцев, – остается впечатляющим механизмом», – приходят к оптимистическому выводу авторы редакционной статьи. Именно эта система обеспечила то, что Трамп «не разорвал в первый же день Североамериканское соглашение о свободной торговле, ядерное соглашение с Ираном или Парижское соглашение об изменении климата. Он не отказался от НАТО и не подружился с российским президентом Владимиром Путиным. Он назначил на важные должности трезвомыслящих помощников», – отмечают журналисты.

Как пишет «Financial Times», еще в октябре прошлого года Трамп обнародовал свой «План действий на 100 дней», в котором перечислялись 28 мероприятий. Многие выполнены: введены ограничения в отношении официальных лиц, которые хотят стать лоббистами, заморожен найм почти всех федеральных служащих, США вышли из соглашения о Транстихоокеанском партнерстве, одобрено строительство трубопровода «Кейстоун» между США и Канадой. Трамп в основном выполняет свое обе­щание реорганизовать торговые отношения США с другими странами. 

Однако в редакции «Le Monde» решения американского президента во внешнеполитической сфере считают довольно беспорядочными и противоречивыми. Сделанные в конце марта заявления госсекретаря Рекса Тиллерсона и представительницы США в ООН Никки Хейли, согласно которым уход Башара Асада больше не являлся приоритетом американской дипломатии, позволяли Дамаску рассчитывать на благожелательный нейтралитет, – говорится в статье. Однако применение Асадом химического оружия все изменило. Трамп отдал приказ об ударах возмездия по авиабазе Шайрат. После этого отношения между США и Россией «далеко не улучшились, а даже ухудшились», – комментируют журналисты. 

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй стала первой из руководителей стран Европы, принятых президентом Трампом в Белом доме. Главной целью ее визита было заключение с США соглашения о свободной торговле, в котором Британия нуждалась, дабы компенсировать разрыв с ЕС. В январе Дональд Трамп пообещал подписать соглашение, а в марте он решил уделить больше внимания ЕС. Тогда первая встреча с Ангелой Меркель в Вашингтоне оказалась не слишком теплой. Фактически отступив от своего предвыборного утверждения о НАТО как «устаревшем наследии холодной войны», Трамп «вовсю вынуждает европейцев больше инвестировать в обеспечение собственной безопасности, при этом напоминая о возросших обязательствах Североатлантического альянса по борьбе против исламского терроризма, в отношении которых еще не внесено никакой ясности», – говорится в статье «Le Monde».

Решения Трампа, принятые уже по истечении стодневного срока, привлекают к себе не меньше внимания. Однако чтобы комментировать почти беспрецедентный случай – досрочное увольнение шефа ФБР Джеймса Коми, следует дождаться реакции аналитиков, не поддаваясь соблазну принять первое попавшееся объяснение, которое буквально через часы после события предложили СМИ. Для нас же особо важным представляется тот факт, что сразу же после встречи с главой внешнеполитического ведомства России Лавровым Трамп беседовал с украинским министром иностранных дел Павлом Климкиным, подтвердив, во-первых, курс на поддержку нашей страны в отстаивании ею своего суверенитета, а во-вторых – зависимость американской государственной политики от традиций, а не от предполагаемого кремлевского влияния.

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті