Благими намерениями…

На сайте Минздрава появился законопроект «О внесении изменений в Закон Украины «Об основных принципах и требованиях к безопасности и качеству пищевых продуктов (в отношении содержания трансжирных кислот в пищевой продукции)». Он предполагает практически полный запрет использования этих компонентов при производстве пищевых продуктов. Инициатива правильная – однако реализуема ли она? И если да, то чем заплатит за нее рядовой потребитель? 

♦Предыстория 

Трансжиры образуются в результате химического процесса гидрогенизации жидких растительных масел. Жир, полученный таким путем, имеет твердую консистенцию при комнатной температуре, дольше хранится, не теряя вкусовых качеств. Продукты на его основе дешевле и имеют более длительный срок хранения. 

Широкое распространение технология гидрогенизации растительных масел получила после Второй мировой войны. Оптимизма по их использованию добавляли и первые знания о потенциальном вреде насыщенных жиров, содержащихся в продуктах животного происхождения – сливочном масле, свином и говяжьем жире. Пионером в этом сегменте производства стал маргарин «CRISCO», представленный компанией «Procter & Gamble» как инновационный продукт для жарки, в частности глубокой обжарки во фритюре, а также выпечки. 

Исследователи пришли к выводу, что трансжиры являются сильным и независимым фактором риска развития многочисленных «заболеваний цивилизации»: атеросклероза, сахарного диабета, ожирения. Кроме того, их потребление способствует активизации хронических воспалений. Сегодня уже выявлена связь между содержанием трансжиров в рационе питания и возникновением некоторых видов рака. 

Как подчеркивают ученые, именно транс­жиры во многом виноваты в возникновении сердечно-сосудистых заболеваний, лидирующих в рейтинге смертности. Больше всего трансизомеров жирных кислот содержится в кондитерских изделиях. А причина их активного использования – значительное удешевление производства (на 30-50%).  

В 2003 году Дания стала первым государством, официально запретившим содержание трансжирных кислот свыше 2% от общего количества жира в продукте (согласно рекомендациям ВОЗ, транс­жиры в продукции должны составлять менее 1%). А после того как в 1990-х годах была установлена связь между трансжирами и ишемической болезнью сердца, основные австралийские компании – производители сливочного мас­ла и маргарина изменили технологии и теперь выпускают продукцию с очень низким уровнем трансжиров. 

Трудности перехода

Появлению нового законопроекта предшествовала любопытная история. Сначала в нашей стране происходил отказ от советских стандартов на пищевые продукты, которые жестко регламентировали содержание в них тех или иных компонентов, в пользу более простых европейских. Одновременно упрощалась и база лабораторий Госстандарта, где были возможности выявить любые подделки, контрафакт, фальсификат, содержание запрещенных веществ. Предприятиям разрешили применять самостоятельно разработанные технические условия. И те разрабатывали их в основном под импортные составляющие, которыми, с целью удешевления затрат на производство, стали активно заменять естественные компоненты. Началась эра соевого концентрата, тропических масел, усилителей вкуса, консервантов. 

Неразберихой на украинском рынке успешно воспользовались зарубежные поставщики. По информации начальника научно-производственного центра испытаний продукции ГП «Укрметртестстандарт» Владимира Семеновича, сегодня в нашу страну спокойно завозится продукция, в которой содержится до 65%(!) трансжиров. Это даже не в разы, а на порядки больше допустимого.   

Очень хорошо итоговую ситуацию, повторение которой возможно и с транс­жирами, иллюстрируют принятые ранее запреты на применение ГМО. На всех этикетках пишут «без ГМО», но на самом деле лабораторий, способных на клеточном уровне выявить ГМО, в регионе нет. Да и в Украине их одна-две, не более. Так что каков реальный объем оборота на отечественном рынке продукции с ГМО, не скажет сегодня никто. 

Переход на здоровую пищу, свободную от трансжиров, предполагает производство продуктов по совершенно иным технологиям, с полным перевооружением предприятий. Технологии надо либо приобретать за рубежом, затрачивая на это немалые средства, либо разрабатывать на отечественных научных и производственных базах. На это тоже понадобятся деньги, а еще время, которое на годы отсрочит реально возможный переход на новые, более безопасные стандарты производства.

Опять-таки, если законопроект будет принят и станет обязательным к исполнению, для осуществления контроля у испытательных лабораторий нет материальной базы. На их переоснащение тоже понадобятся немалые средства, так как современные аналитические приборы стоят недешево. Потребуется и подготовка специалистов для таких лабораторий.  

Суммируя все сказанное, приходится делать два вывода. 

Первый заключается в том, что затраты на переоснащение производства и базы контрольных лабораторий неминуемо обернутся для потребителя серьезным повышением цен на пищевые продукты. Государство, как и во многих других вопросах, например, с обещанием перевооружить базовые больницы госпитальных округов самым современным оборудованием, скорее всего, ограничится лишь обещаниями, а по факту переложит основной груз ответственности на местные органы власти. 

Второй вывод связан со спецификой наших реалий. В условиях низкой платежеспособности основной массы населения товаропроизводители будут вынуждены по-прежнему искать пути выпуска прежде всего доступной по ценам, а потом уже безопасной продукции. Таковы основы экономики: сначала экономическая эффективность, а затем уже нюансы. Непонимание этого или желание поступить вопреки экономическим законам, по мнению экспертов, обернется результатом, прямо противоположным ожидаемому.

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті