Главное – наладить работу

Три месяца назад директор Овидиопольского УВК Сергей КОЛЕБОШИН принял участие в конкурсе на замещение вакантной должности заместителя председателя Одесской областной государственной администрации и выиграл его. В своем интервью он рассказал о мотивах, подвигнувших его принять участие в конкурсе, о положении дел в области и о задачах, которые он ставит перед собой.

– Сергей Валерьевич, вы – человек энергичный, современно и масштабно мыслящий. Всем было понятно, что рамки школы тесны для вас. Но ваше участие в конкурсе на замещение должности зампредседателя обл­госадминистрации лично меня несколько удивило. Что вами двигало? Уверена, что это не просто амбиции. 

– Вопрос карьеры для меня стоит на девятом-десятом месте. Не секрет, что мне уже не раз предлагали варианты карьерного роста, но тогда я понимал, что есть еще что делать в школе, да и внутренне был не совсем готов. Сейчас, в январе-феврале, когда было объявлено о конкурсе, взвесив все, подумав, посоветовавшись со многими людьми, мнение которых для меня очень важно, я принял решение подавать документы. Никто меня не продвигал, не протежировал, но этот шаг был взвешенным.

– Каков круг ваших обязанностей в Одесской облгосадминистрации?

– В частности, курирую вопросы образования, здравоохранения, семейной и социальной политики, молодежи, спорта и службы по делам детей. Это пять направлений, пять департаментов, которые находятся в моей компетенции. Признаюсь, я не ожидал, что в этой сфере настолько сложная ситуация. Я общался с председателем ОГА, и он сказал, что когда в январе принял полномочия, здание облгосадминистрации было полупустым. Создавалось впечатление тотального саботажа. О чем говорить, если только в апреле мы смогли возобновить работу по выплатам материальной помощи. По сути, нерассмотренными остаются заявления 2015 - 2016 годов! Некоторые люди, которые подавали эти заявления, уже, к сожалению, умерли! И моя главная задача – наладить то, что полтора-два года не работало.

Я не буду комментировать, почему так произошло, кто виноват: я просто констатирую факт – в какой ситуации пришлось начинать свою работу. С января 2016 года не собирался координационный штаб по переселенцам. А в этой сфере у нас колоссальнейшие проблемы. Например, самозахват зданий (на Успенской, 4, в Фонтанке) переселенцами, которые отчаялись, поскольку их проблемы не решались вовсе. Конечно, это нарушение закона (людям просто негде жить), и никто этой проблемой вообще не занимался!

Нам нужно элементарно возоб­новить эффективную деятельность соответствующих служб. И результатов быстро никто не увидит, потому что это – налаживание рутинной, повседневной работы, которая не заметна посторонним, но является главным показателем эффективности любой администрации.

В здравоохранении огромное количество тендеров не проведено, в сфере образования у нас завалена работа по всем пунктам – по ЗНО Одесская область на последних местах. Также регион – единственный в Украине, который не освоил 50 млн гривень государственной субвенции, выделенной в 2016 году на поддержку объединенных территориальных громад, создание опорных школ, на школьные автобусы. Опорные школы – очень хороший механизм развития образования в сельской местности. И здесь мы тоже на последнем месте.

Считаю, что если мне удастся наладить эту рутинную работу, это будет самым главным: пусть результатов могут не увидеть посторонние, но их почувствуют те, кто подавал заявления на субсидии, на материальную помощь. Я вообще удивляюсь, как можно было довести социальную сферу до такого состояния: кажется, что еще чуть-чуть – и область бы просто рухнула. Мы на одном из последних мест в Украине по выплате субсидий по прошлому году. Так, субвенции на субсидию формировались на 2017 год по начисленным субсидиям в 2016 году, а они в прошлом году очень плохо начислялись – 800 миллионов гривень на энергетические субвенции, в то время как в Днепропетровской области – 3 миллиарда, во Львовской – 2 миллиарда, а эти области никак не крупнее Одесской. Мы обращаемся в Кабмин по поводу увеличения квоты, чтобы в следующем году такого дефицита выплат не было.

Еще один острый вопрос – кадровый. Очень много оголенных мест в администрации: к примеру, в департаменте социальной политики из 52 человек штата трудятся меньше двадцати, и они огромный пласт работы тянут практически без выходных. Такая же ситуация в других департаментах.

– Налаживание механизма работы облгосадминистрации – это перво­очередная задача, с которой вы столкнулись, когда уже вступили в должность. А какова стратегическая цель?

– Есть понимание, что можно и нужно делать по всем направлениям. Скоро мы будем презентовать прог­рамму по развитию образования. Всех планов открывать не стану, но о первом большом шаге скажу – министр образования Лилия Гриневич хочет на всю Украину распространить опыт организации наших онлайн-курсов по подготовке к ЗНО. Помимо «Освіти-онлайн», мы подключили еще одного провайдера. Кроме этого, председатель облгос­администрации недавно презентовал нашу совместную с департаментом здравоохранения разработку по медицинской реформе. Многие не очень понимают, что такое госпитальные округа, боятся, что будут сокращать штаты, каким-то избранным районам давать преференции. Но мы сейчас изо всех сил будем отстаивать в министерстве госпитальные округа, хотя мы не пошли на поводу у схем, которые предложил Киев, – создание пяти округов. Для сложной географии нашей области это была бы утопия. И мы первые и единственные в Украине будем отстаивать необходимость создания девяти госпитальных округов.

– А в чем суть именно такого предложения?

– В основе реформы лежат две вещи: доступность услуги и быстрота ее оказания. Еще – если раньше государство оплачивало койко-место независимо от того, занято оно или нет, то сейчас деньги будут идти за конкретным пациентом. Будет создана оптимальная схема сети больниц, других лечебных заведений первичного, вторичного уровня (амбулатории, поликлиники, городские больницы) – где-то произойдет перераспределение функций между больницами, где-то – перепрофилирование той или иной больницы, к примеру – в реабилитационный центр. Будет также произведена оптимизация транспортных потоков. И все это объединяется в один госпитальный округ. Многие боялись, что центр округа под себя подомнет другие районы. Такого не будет – это функциональное, а не финансовое объединение, я бы сказал – разумная оптимизация, которая очень уместна при децентрализации.

Мы возлагаем большие надежды на создание центров по гемодиализу. Ведь сегодня на курс лечения заболеваний почек у нас очень большие очереди, и многие нуждающиеся просто не успевают получить гемодиализ. В ближайшее время мы готовы открыть такие центры в Одессе (областной) и в Белгороде-Днестровском.

Мы начали модернизировать службу экстренной медицинской помощи: на все машины уже поставили GPS-трекеры, создаем единый центр экстренной помощи – сейчас их несколько.

– Хорошо, но выйдя из кабинета директора районной школы, вы зашли в кабинет руководителя областного уровня. Есть ли разница? Или управленец везде управленец, и все равно – торгуешь ты, образно говоря, двумя мешками семечек или целыми вагонами? 

– Хороший вопрос. Есть вещи неизменные, просто масштаб поменялся. Но ведь и масштаб ответственности поменялся – это самое важное. Масса задач решается благодаря разумному распределению усилий и контроля. И хотя у нас непрекращающийся кризис, а в китайском языке иероглиф, который его обозначает, выражается двумя символами – «угроза» и «возможность», давайте смотреть на ситуацию со стороны возможностей. А для того, чтобы не было угроз, существуют системы сдерживания и противовесов. Хотя это огромный бюрократический механизм, в нем некомпетентный человек или самодур долго не продержится – система вытолкнет его. 

Мне хочется наладить нормальную работу этих механизмов и реализовать проекты, которые уже озвучивались и совсем скоро будут презентоваться. Мы должны сделать так, чтобы механизмы работали в рамках существующей системы, чтобы вернулось доверие людей к власти. Сейчас есть кредит доверия к Колебошину как к человеку, и я хочу, чтобы возникло доверие ко мне как к представителю власти.

Очень верю, что в нормально работающем государстве не будут подниматься вопросы территориальной целостности, потому что это будет само собой разумеющимся. Я – патриот, и мне кажется, если будет честная, ответственная, порядочная работа людей на своих местах – дело начнет сдвигаться с точки неопределенности, и маховик начнет набирать обороты. Мне хочется быть таким человеком, который работает так, что вокруг него другие тоже будут делать свою работу. Я сторонник конкретных дел, количество которых рано или поздно дает качественный результат.

А какой-то персональной амбиции – через два года быть там-то, через десять – там-то – у меня нет. Моя главная амбиция – добиться хорошей, высокопродуктивной работы от себя и от тех, кто трудится бок о бок со мной.

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті