Не будем дрейфить

 Мне повезло десять лет проработать журналистом в Черноморском производственном объединении рыбной промышленности (ЧПОРП) «Антарктика». В начале – в многотиражке объединения, затем – на плавбазе «Советская Украина», с борта которой я увидела Антарктиду. Именно на ней дважды проходила пролив Дрейка (кто ходил в море, знает, что это значит). Благодаря работе я видела три океана, массу интересных вещей. Но главное – это люди, c которыми я разделяла непростые будни промысла. Многие из них уходили в рыбацкий океан исключительно за «длинным рублем», но возвращались романтиками.

 Рождение, триумф и гибель

Держу в руках двухтомник, выпущенный Херсонским издательством ООО «ПКФ «Стар» Лтд» в серии «Капитаны рыбного хозяйства СССР». 

Первый том под незамысловатым названием «Азчеррыба» увидел свет еще в 2012 году. Он посвящен развитию рыбной промышленности на юге Украины и людям, сумевшим создать на практически пустом месте целую отрасль, эффективную и процветающую. Значительное место в книге отведено истории ЧПОРП «Антарктика». 

Первоначально большевистская Москва доверяла более лояльному и близкому ей Харькову (с 1918 по 1934 гг. – столица Украины), чем другим украинским городам, в том числе и приморским. «23 сентября 1921 года Декретом народных комиссаров была создана Главрыба в Москве и были определены этапы подъема рыбной промышленности. В Украине был создан Украинский рыбопромышленный трест с центром в Харькове для руководства рыбохозяйственной деятельностью», – пишут авторы «Азчеррыбы». Но рыба, видимо, в Харькове не ловилась, поэтому: «В связи с удаленностью от основных рыбохозяйственных предприятий и морских водоемов, 15 ноября 1932 года Нарком Снабжения СССР приказом № 854 реорганизовал его в два треста». А именно: в Азовско-Донецкий государственный рыбопромышленный трест с центром в Мариуполе и аналогичный – Черноморско-Украинский трест с центром в Одессе. 

Всего за пятьдесят лет океанический флот предприятия вырос до 88 единиц, плюс 61 судно местного флота береговых предприятий объединения. Многие из этих предприятий были уникальными: Очаковский мидийно-устричный рыбоконсервный комбинат, Одесский экспериментальный гидролизно-агароидный завод, Вилковский рыбообрабатывающий или Белгород-Днестровский кефалевый заводы…

«ЧПОРП «Антарктика» к своему 50-летнему юбилею в 1982 году пришло со следующими показателями: численность коллектива – 13513 человек, добыто рыбы – 241 тысяча тонн, выработано рыбной муки – 14,2 тысячи тонн, выпущено консервов – 60 млн условных банок, произведено валовой продукции на 270 млн рублей, товарной – на 200 млн рублей, стоимость пищевой продукции составила 132 млн рублей, прибыль – 43 млн руб­лей, рентабельность – 26,6%, производительность труда – 28 тысяч 978 рублей».

«Лихие девяностые» не пощадили «Антарктику». Предприятие разорили, славу и гордость ЧПОРП – ее флот – пустили на иголки в чужих морях. 

Об этом хотелось поговорить с одним из авторов-составителей «Азчеррыбы», настоящим рыбаком, выдающимся представителем советской рыбной промышленности, капитаном дальнего плавания и первым капитаном крупнейшей РПФ «Восток» Игорем Алексеевичем Барановым, презентовавшим мне этот труд. Игорь Алексеевич от интервью отказался. Только улыбнулся, вручая книгу о китобоях:

– Читай, сама поймешь…

 Без рыбы, но с праздником

Двадцать второго июня 1995 года был издан Указ Президента Украины № 464/95 об учреждении профессионального праздника работников рыбного хозяйства – Дня рыбака. Праздник есть, да рыбы нет. Нынче рыба, а тем более морепродукты, не всем по карману. 

И в ближайшее время, судя по информации от нынешнего «главного рыбака» Украины – Гос­рыбагентства, на изобилие рассчитывать не приходится. Вряд ли океанический флот государственных компаний «Фишинг Компани» и «Сервис» с их четырьмя судами способен завалить рыбой всю страну. Хотя кое-какие подвижки к лучшему все же наметились. Агентство сообщило, что в 2015 году, впервые с 1997 года, украинский океанический флот дал прибыль. Правда, небольшую – 19 млн гривень. Нынче Госрыбагентство находится в стадии реформирования. 

Наблюдая процессы в отечественном рыбном хозяйстве конца прошлого века и начала нынешнего, явственно понимаешь справедливость истины: легко разрушить, создать куда труднее.

 «Не дрейфь, пресса!»

…Совсем недавно на углу улиц Конной и Княжеской продавали живых крабов.

– Почем? – спрашиваю.

– 100 гривень за килограмм, – информирует приветливая торговка.

– А откуда они? Впервые в Одессе живых крабов вижу…

– Да наши это, черноморские, – отвечает дама.

Впрочем, больше ни крабов, ни той торговки я не видела. Но теплится надежда, что крабовые деликатесы когда-нибудь станут привычными для одесситов.

Вспомнилась моя первая командировка в Черное море на РТМ «Львов», только что прибывший с океанического промысла. Капитан Юрий Романко был недоволен всем: и представителями портнадзора, и журналистом на борту, и тем, что ловить придется всякую там тюльку-кильку. Через пару дней промысел вошел в обычную колею, отношения наладились, и даже надоедливые чайки, коих Юрий Борисович иначе как морскими воронами не называл, уже не раздражали капитана. И вот однажды, наблюдая за тем, как рыбаки поднимают трал с уловом, оцепенела от такой картины: из трала по слипу к воде сползает черный круглый предмет, похожий на автомобильный скат – и по форме, и по размеру.

– Это что, мина?!

Капитан Романко только усмехнулся ехидно:

– Не дрейфь, пресса, это наша черноморская камбала. Ах, какая красавица!

Что ж, не будем дрейфить. Гля­дишь, появятся у нас и крабы, и камбала, и скумбрия… 

С праздником, дорогие! С Днем рыбака!

 

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті