Чтобы не стыдиться

«Одеські вісті» уже рассказывали нашим читателям о многолетних попытках религиозной общины добиться начала строительства на территории областной клинической детской больницы церкви Толгской иконы Божией матери (№ 51 от 15 июля 2017 года). Свою точку зрения в отношении храмов при лечебных учреждениях мы попросили высказать лауреата Госпремии Украины в области архитектуры, руководителя творческой архитектурной мастерской «М-Студио», автора книги «Воссоздание Спасо-Преображенского кафедрального собора», кандидата архитектуры, доцента Владимира Мещерякова. Его монолог представил проблему в совершенно иной плоскости. 

– Размещать храмы следует не на свободных от застройки участках, которые кому-то показались удобными, а в строго определенных местах, соответствующих ряду требований, продиктованных знаниями по геологии, геофизике, – говорит Владимир Николаевич. – Следует учитывать структуру тектонических разломов и геомагнитных линий, режим градостроительного обслуживания. Если правильно и основательно подойти к выбору места строительства, храм станет знаковым объектом. 

Для возведения не безликой коробки, а архитектурного объекта, который будет радовать людей и через пять, и через сто лет, необходимы достаточные денежные средства.

Ведь большинство храмов, строящихся в Одессе и области, абсолютно не соответствуют требованиям архитектурной композиции, каноническим православным традициям. В православии существуют четкие требования к размещению храма, его внешнему виду и силуэту. Архитектор, исходя из особенностей места размещения и требований епархии, определяет стиль, в котором будет выполнен объект. 

Например, мы проектировали для Свято-Успенского мужского монастыря Святые Врата с надвратной церковью и колокольней. Но колокольня требует массивного основания. Потому раньше под колокольней невозможно было разместить Святые Врата с надвратной церковью. Однако существуют современные технологии строительства, в частности, железобетонные каркасы. Именно каркас позволил реализовать три объекта в одном. На мой взгляд, колокольня Свято-Успенского мужского монастыря соответствует требованиям, которые предъявляются и к данному участку территории, и к объекту, построенному согласно православной традиции. По мнению церковных иерархов, этот объект является одним из лучших «новоделов» в Украине.

Есть и противоположный пример. Мы занимались реконструкцией северной стены Свято-Успенского мужского монастыря, подготовили комплексный проект реконструкции. Проектировали в двухэтажном объеме, но его попросили увеличить. Мы отказались повышать этажность, так как это противоречило композиции и логике. Получили у владыки Агафангела согласование на строительство братского корпуса и трапезной. Но в результате объект построили не по нашему проекту – увеличили высотность, изменили композицию фасада. Мы предполагали строить в русско-византийском стиле с соответствующим декором. Но представитель заказчика, отец Виктор, внес изменения в проект. Проемы ему показались слишком узкими, хотя именно такими они должны быть исходя из выбранного стиля здания. Мы отказались вести авторский надзор. Теперь за этот объект, честно говоря, просто стыдно.

Я рассказываю об этом, чтобы подчеркнуть, насколько важно не только правильно выбрать проектное решение, но и до ввода объекта в эксплуатацию проводить авторский надзор. 

В своей книге, посвященной воссозданию Спасо-Преображенского кафедрального собора, я написал, что владыке Агафангелу следовало бы, как в дореволюционные времена, иметь епархиального архитектора. Он следил бы за правильным размещением и композиционным проектированием церковных объектов, за соответствием фасадов православной традиции.

В свое время был такой епархиальный архитектор – Аркадий Тодоров, автор реконструкции Спасо-Преображенского собора 1900-1903 годов. В результате здание в стиле ампир изменило свой облик в духе классицизма, став яркой архитектурной доминантой Одессы.

К сожалению, за те объекты, которые сегодня строятся по благословению епархии, мне стыдно. Наверное, поэтому архитекторы и не торопятся заявлять о своем авторстве. Раньше на каждом здании указывалось имя автора проекта. Сегодня не известны архитекторы не только церквей, но и высоток, изуродовавших исторический центр Одессы. 

Впрочем, архитектурное бюро «Декарт» и его руководитель Анатолий Ексарев заявили о своем авторстве в отношении высотки на Большой Арнаутской (Башня Чкалов), разрушившей традиционный характер исторического центра Одессы, изу­родовавшей вид со стороны железнодорожного вокзала, конкурирующей с церквами. А молодой архитектор уверен, что прекрасно все вписал в историческую часть города, гордится объектом, вместо того чтобы стыдиться его. 

Что касается храма при больнице, куда будут приходить люди, оказавшиеся в сложной жизненной ситуации, он, бе­зусловно, необходим. Но такой храм должен быть достоин работ архитекторов прошлого. Церковь при детской областной больнице должна украшать микрорайон, а не служить еще одним примером ошибок, о которых я говорил выше.

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті