Бесчеловечность в законе

О необходимости судебной реформы в Украине уже не первый год говорится много и с самых высоких трибун. И хоть некоторые сдвиги в этом направлении вроде бы есть, но… Социологи продолжают фиксировать падение рейтинга одной из важнейших ветвей государственной власти. Некоторые слуги закона стали фигурантами уголовных дел, как, например, печально известный одесский судья Буран, отстреливавшийся от сотрудников НАБУ. Кто-то в предчувствии перемен вовремя ушел на пенсию, кто-то не прошел люстрацию. Суды завалены делами, на рассмотрение которых уходят годы, в иных судах ощущается нехватка судей. Вот и создается впечатление, что хоть о реформе и говорят постоянно, а она стоит как вкопанная на месте, и даже не топчется.

Самим судьям первый реформистский шаг в виде внушительного повышения зарплат, надо полагать, понравился. Но граждане ждут от реформы другого: подлинного верховенства права, четкого соблюдения процессуальных норм при рассмотрении дел, которые велись бы без затягиваний, манипуляций и вынесения ничтожных решений. Может, это и утопия, но я верю, что когда-то наше правосудие таким и будет – честным и бескомпромиссным. Ну а пока «маємо те, що маємо». 

Дело по искам Николая Ива­новича Чабанюка более двух лет рассматривается в судах, перманентно кочуя из Малиновского районного в Одесский апелляционный и обратно… И ладно бы речь шла о каком-то запутанном вопросе. Так нет же! Вы удивитесь, но человек все это время пытается восстановить нарушенную, на его взгляд, справедливость в вопросе о размере пенсии. В частности, он хочет хотя бы через суд получить надлежащим образом оформленную справку о зарплате с подлинными, а не взятыми с потолка цифрами. Но родное предприятие категорически противится этому, предпочитая тратиться на судебные тяжбы с инвалидом первой группы, участником ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. И ладно бы предприятие было из разряда нищих. Речь идет о ГП «Одесский морской торговый порт»!

– В 1987 году я работал на Одесском судоремонтном заводе №1, правопреемником которого после ликвидации завода стал Одесский морской порт, – рассказывает Николай Иванович. – Трудился обрубщиком чугу­нолитейного участка. В декабре был призван военкоматом на сборы в воинскую часть № 44316. А уже 12 декабря 1987 года я работал в 30-километровой зоне отчуждения в городе Припять. Выполнял задачи по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, вплоть до 15 апреля 1988 года…

О тех четырех месяцах, проведенных в радиационном аду, Чабанюк говорит кратко: мол, мы делали то, что Родине требовалось. И считали свою работу не подвигом, а насущной необходимостью.

Не ведал 40-летний в ту пору Николай Чабанюк, что всю его жизнь на «до» и «после» разделит командировка в Чернобыль. Крепкий и здоровый до поездки, через четыре месяца, получив дозу радиации 8 бэр, он вернется в Одессу совсем другим, с букетом серьезнейших заболеваний. И вскоре строгая областная ВКК признает его инвалидом второй, а со временем и первой группы, с потерей трудоспособности на 90%. А нормальная жизнь превратится в борьбу за выживание. И в конце концов дело дойдет до того, что даже «чернобыльской пенсии» уже не будет хватать на лекарства и полноценное лечение.

– Как-то встретился с товарищем, с которым вместе работали в Припяти, и он очень удивился, узнав о размере моей пенсии, – рассказывает Николай Иванович. – У него она была гораздо выше. Он же и посоветовал мне обратиться за перерасчетом. В июне 2015 года я пришел в областное управление Пенсионного фонда с просьбой пересчитать пенсию, согласно Постановлению Кабмина № 1210 от 23 ноября 2011 года – «О повышении уровня социальной защиты граждан, пострадавших вследствие Чернобыльской катастрофы». В фонде мне продемонстрировали справку о зарплате, хранящуюся в моем пенсионном деле, подготовленную сотрудниками порта и не имеющую ни номера, ни даты, с неправильными цифрами. Даже мое пребывание  в зоне отчуждения умудрились сократить почти на три недели… Хотя практически всю командировку я отработал в Припяти – это третья зона отчуждения, и коэффициент составлял 4. Другими словами, за период работы в этой зоне и с учетом средней зарплаты по основному месту работы я должен был бы получать зарплату в пятикратном размере. 

За справкой, которая отражала бы реальную картину начисления, ветеран обратился в бухгалтерию порта, не подозревая, какую мощную чиновничье-бухгалтерскую истерию вызовет его скромная просьба. То специалисты сообщали, что где-то пропали лицевые счета, которые по закону должны хранить как зеницу ока 75 лет. То они вроде бы отыскивались, но ознакомиться с ними не позволяли. В частности, когда комиссия из управления ПФ Малиновского района пришла в порт для сверки данных, ее просто не допустили к архиву, устроив скандал.

– Для меня позиция работников бухгалтерии и руководства порта абсолютно непонятна, – негодует правозащитница, психолог с опытом анализа судебных дел Лидия Бровер. – Почему руководство госпредприятия цинично издевается над человеком, который ценой собственного здоровья спасал страну, всех нас от большой беды? Почему, чтобы доказать свои законные права, он должен проходить через круги ада чиновничьего равнодушия и непонимания?

Не добившись справки от портовиков, Н. Чабанюк был вынужден искать защиты в суде. А тут словно по злой иронии судьбы его дело попало к тому самому стрелку – судье А. Бурану. Буран просто отказался открывать производство и не отступался до тех пор, пока не получил зычный окрик из Апелляционного суда. Но и с рассмотрением дела тянул резину до своего ареста в марте 2016 года. После этого дело передали судье И. Плавичу, и оно пока приостановлено. А вот иск к порту, касающийся выдачи надлежаще оформленной справки по начислению зарплаты, в Малиновском суде принял к рассмотрению судья Анатолий Целух.

– Это первый судья, отнесшийся должным образом к законным требованиям героя-ликвидатора, – считает Л. Бровер. – Исковые требования Чабанюк уточнил, и судья своим постановлением их удовлетворил. Как и ходатайство о назначении аудиторской проверки правильности расчета зарплаты Чабанюка за период его командировки в зону отчуждения ЧАЭС. Ее провели специалисты Киевской аудиторской фирмы «Аудит и консалтинг».

Судья Целух принял их расчеты и анализ, – продолжает 

Л. Бровер, – и 13 апреля 2017 года именем Украины вынес решение, обязывающее Одесский морской торговый порт выдать Чабанюку надлежаще оформленную справку о зарплате за время его пребывания в зоне ЧАЭС, с указанием установленной аудиторами почасовой тарифной ставки и начислением зарплаты.

Казалось бы, правосудие восторжествовало. Ан нет! Получив решение суда, порт рьяно кинулся в очередную судебную битву с инвалидом, подал апелляцию на это решение. В процессе ее рассмотрения гражданская палата Одесского областного апелляционного суда под председательством Ю. Кравца (судьи 

Е. Комлева и А. Журавлев) уже провела два заседания – 5 и 26 июля с.г. Представитель порта в суде Карина Любарская являла собой образец непоколебимости, негодования и какой-то необъяснимой досады. Она решительно потребовала отменить решение Малиновского суда, который «грубо нарушил нормы материального и процессуального права». И если большинство возражений в апелляционной жалобе, мягко говоря, воспринимаются скрытыми и откровенными манипуляциями, то два момента в этом документе – вообще неприкрытый цинизм.

Во-первых, оказывается, портовое руководство воспринимает требование инвалида-чернобыльца выдать ему надлежащим образом оформленный документ о зарплате… ни много ни мало – покушением на госбюджет! Цитирую дословно на языке оригинала: 

«…рішення у справі може призвести до обов’язку ПФУ призначити позивачу пенсію виходячи із заробітної плати, визначеної судом у збільшеному розмірі, оскільки оскаржуване рішення передбачає обов’язок відповідача зазначити у довідці збільшені тарифні ставки, що призведе до збільшення видатків бюджету з виплати пенсії».

Так и хочется спросить у авторов и подписантов: «Ребята, а свое здоровье вы во сколько оцениваете, если смеете так надменно плевать в душу человека, который свое здоровье потерял, оберегая в том числе и вас, так радеющих за бюджет?» 

Во-вторых, они не побрезговали просить у суда, чтобы судебные издержки, связанные с оплатой апелляционной жалобы, были возложены на истца. Это ход! То есть пусть инвалид-чернобылец первой группы Николай Иванович Чабанюк платит за поданную «нищим» портом апелляцию!

Коллегия апелляционного суда удовлетворила ходатайство Чабанюка и вынесла определение о возвращение дела в Малиновский суд для рассмотрения замечаний к технической записи судебных заседаний.

Второго августа дело было доставлено в Малиновский суд, седьмого – расписано судье. Тяжба продолжается. 

 

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті