«Кругосветка» Киев – Одесса

Поездка по маршруту Одесса – Киев – Одесса предполагалась хоть и утомительной, но достаточно короткой. Две ночевки в поезде и рабочий день в столице. Зато не будешь тратить время зря и скорее вернешься к другим делам. Так думала я двадцать шестого сентября, засыпая в купейном вагоне поезда «Киев – Одесса». 

Доброе утро, Шепетовка

Проснулась от того, что в лицо мне били солнечные лучи. «Ага, уже утро. Значит, скоро дома буду!». Выглянула в окно, чтобы посмотреть, как близко мы подъехали. Но поезд стоял не на одесском вокзале, а в чистом поле. Да и солнце для шести утра светило слишком ярко.

– Мы опаздываем? – спросила я у своего единственного соседа по купе, который тороп­ливо собирал вещи.

– Ага. Сильно. На десять часов где-то, – ответил мужчина, не глядя в мою сторону.

Восприняв его слова как шутку, я пошла уточнить информацию. Не бывает таких опозданий. И если до Одессы еще так далеко, почему он пакует вещи? Пытаюсь после сна собраться с мыслями. Нашла проводников. Спрашиваю, как скоро будем на месте.

– Прибудем с опозданием на восемь-десять часов, – ответила мне уставшая проводница. – В Калиновке, под Винницкой областью, взрываются снаряды на складе боеприпасов. Из-за этого поезд перенаправили в сторону Шепетовки.

После такого уточнения вопрос о прибытии в Одессу волновать перестал. Ведь Калиновка – родной для меня город, где в опасности оказались дорогие мне люди.

Мы вне опасности

Первым делом кинулась к телефону. Бабушка не отвечала. Стала звонить отцу. Тот ответил довольно скоро. Успокоил, что все наши ночью успели эвакуироваться и находятся в безопасности. Затем поинтересовался, не попали ли мы в зону поражения: ведь военный склад недалеко от железной дороги, по которой должен был идти поезд. Начнись пожар чуть позже, кто знает, что бы сейчас было со всеми нами.

В конце концов, все познается в сравнении. Поезд вне опасности, мои близкие тоже. На фоне этого задерж­ка приез­да, пусть и такая длительная, стала казаться сущим пус­тяком. Но у других пассажиров не было тех обстоятельств, что у меня. Они, нервничая, ждали, когда наконец-то поезд тронется, и надеялись поскорее вернуться домой. 

Мимо окна купе проходят люди, неся чемоданы. Наверное, решили найти альтернативный путь домой и сошли с поезда. Куда они идут и зачем, меня интересует мало. Больше волнует вопрос, что мне весь день кушать, ведь я не брала с собой никакой еды, рассчитывая позавтракать дома. И судя по всему, я такая не одна.

– У нас ничего из еды нет, солнышко, – словно оправдывается передо мной проводница. – Все раскупили, зато чая дня на два хватит точно.

Ее слова утешили мало. Возвращаюсь в купе. Ну и ладно, все равно собиралась на неделе устроить разгрузочный день, так воспользуюсь же случаем.

В поисках пищи

Другие пассажиры приобщаться к непредвиденной дие­те не желали. Они при первой же возможности старались найти что поесть, порой рис­куя приехать домой позже, чем все остальные. На одном из внеплановых перевалочных пунктов поезд остановился прямо перед каким-то сельс­ким магазинчиком. Люди из ближайших вагонов рискнули воспользоваться ситуацией и бросились к нему. Обратно бежали, нагрузив свои сумки и пакеты съестными припасами. Я было тоже подумала плюнуть на разгрузочный день, но решила, что домой мне хочется больше, чем кушать, поэтому осталась на мес­те. А прыткие попутчики под крики проводников: «Быстрее! Быстрее!» запрыгивали в вагон, радуясь трофеям.

На вокзале в Жмеринке, куда поезд прибыл около шести вечера, пассажиры, словно саранча, ринулись к торгующим местным бабушкам, оставляя им пустые подносы и небывалую выручку. Я же за флешмобом «Купи пирожок!» предпочла наблюдать со стороны. 

Курс на юг

После Жмеринки поезд двигался уже без задержек. Люди в вагоне заметно повеселели. Надеялись вечером быть в Одессе. За окном темнело, в вагоне включили свет. Начальник поезда периодически делал объявление по громкой связи, объясняя, где мы едем, и сообщая ориентировочное время прибытия. Я в своем купе с восьми утра ехала одна, но успела не раз побеседовать с другими пассажирами. А те, кто ехал вместе, под конец поездки чуть ли не побратались.

– Товарищи пассажиры, вот и подходит к концу наше кругосветное путешествие, – слышится ставший уже родным голос начальника поезда. – Через пятнадцать минут будем в Одессе. По всем вопросам, связанным с опозданием, обращайтесь к дежурному по вокзалу.

Люди постепенно продвигаются к выходу, готовясь вдохнуть вечерний одесский воздух. Все шутят и радуются окончанию долгой дороги. Поезд постепенно притормаживает, приближаясь к вокзалу.

– Знаете, это мой рекорд, – говорит одна из проводниц. – Сколько лет работаю, а еще никогда мой поезд не опаздывал на четырнадцать часов.

– Ну, в вашей компании я не против так по второму кругу прокатиться, – отвечает ей полноватый манерный мужчина.

– А мы и так прокатимся, – вздыхает другая проводница, постарше. – В десять вечера этот же поезд идет обратно. Нам дали час времени на уборку, после чего опять выдвигаемся на Киев.

Невольно проникаюсь сочувствием к этим двум добродушным женщинам, которые почти сутки провели на ногах и сохранили бодрость духа. К тому же не факт, что дорога уже открыта и они смогут проехать свободно. Поэтому просто желаю проводницам удачи и радуюсь, что вернулась домой. 

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті