Ирина ЛОБУСОВА: «Преступником так же неприятно быть, как и жертвой»

Очередной увлекательный ретророман одесской писательницы и сценаристки Ирины Лобусовой, выпущенный харьковским издательством «Фолио», в это воскресенье, 30 сентября, будет представлен в Днепре на книжном фестивале Book Space. Серия книг одесситки уже познакомила читателей с «Королями Молдаванки», «Дьяволами с Люстдорфской дороги»,  позволила поймать «Букет из оперного театра», ужаснуться поведению «Королев Привоза», затеряться в  «Подземелье призраков Аккермана» и почувствовать в своем кошельке «Миллион с Канатной» А вот теперь – «Соль с Жеваховой горы»… 

- Ирина, поздравляю с выходом очередной книги! Удивил тот факт, что презентация будет в административном учреждении…

- Меня тоже это удивило – мое мероприятие будет проходить в Большом зале Днепропетровской облгосадминистрации. Это достаточно крупный книжный фестиваль, где будет представлена продукция всех крупнейших украинских издательств,  там задействовано много локаций, но презентация моей книжки – именно в облгосадминистрации. Жду воскресенья, мне очень интересно, как это будет проходить! Такое в моей писательской практике – впервые.

- Обычно такие презентации проходят в хабах, библиотеках, книжных магазинах…

- Даже в кафе и ресторанах, на различных площадках, как на Книжном Арсенале. Вот у меня в Киеве состоится творческая встреча 18 октября в кафе на Крещатике, где проходит целый цикл таких мероприятий, приглашают  интересных людей – писателей, издателей, художников.  

- Здорово! Ради бога, скажите, что «Соль с Жеваховой горы» - не последняя книга о Тане Алмазовой…

- Нет, не последняя, будет еще три книги. Эта – седьмая, будет восьмая под названием «Копи Хаджибеевского лимана», потом еще две. И поставим точку. А сейчас у меня готовится к печати первая книга новой серии исторических романов об Одессе, очень интересный период, с 1936 по 1945 год. Довоенная Одесса, оккупация… Первая книга получила название «Тень Райского сада». Эту серию также выпускает издательство «Фолио». Александр Красовицкий, директор издательства, сыграл огромную положительную роль в моей карьере писателя, ведь идея создания серии ретророманов принадлежит ему. Я просто предложила историю, которая понравилась. «Фолио» - крупнейшее издательство, которое делает важные вещи. Благодаря выпускаемым в нем книгам возвращается интерес к чтению. По статистике, люди стали больше покупать книг, интересоваться современными писателями, что особенно приятно – современными украинскими писателями. Появляется много новых имен, много интересной печатной продукции, читатели обсуждают книги… Очень благодарна издательству, сейчас тесно с ним сотрудничаю, потому что благодаря успеху ретророманов об Одессе могу позволить себе заниматься только литературной деятельностью, не отвлекаясь на сценарную, журналистскую, редакторскую работу.  Это то, о чем я мечтала долгие годы…  

- Благодатная идея – ретророманы, они позволяют узнать города, ведь даже названия идут по топонимическому признаку: «Короли Молдаванки», «Дьяволы с Люстдорфской дороги»… Я как раз на днях купила из серии ретророманов о Харькове «Фуэте на Бурсацком спуске», безумно интересно, в этом городе никогда не бывала, а тут еще и совершаешь путешествие на сотню лет назад…

- Первыми были написаны романы Андрея Кокотюхи о Львове. К слову, именно Кокотюха написал очень приятную и лестную рецензию на «Королей Молдаванки». Затем стали выходить ретророманы об Ивано-Франковске, мои об Одессе, потом Харьков подтянулся, скоро будем читать о Киеве... 

- Конечно, там на Шулявке такие бандитские истории можно раскопать…

- Думаю, каждый город интересен, в каждом есть свои бандитские истории. Наверное, фантазия писателя тоже не на последнем месте. Когда вышли «Короли Молдаванки», меня пытались убедить, что Мишка Япончик, который там является лишь героем второго плана, не мог принимать участия в событиях, так как сидел в тюрьме. Но хочу напомнить: не стоит изучать историю по ретророманам! Да и о Мишке Япончике на самом деле ничего не известно достоверно, сохранилось лишь два документа, где он фигурирует, и год его освобождения в разных источниках называется по-иному, не зря его люди уничтожили полицейский архив! Так что есть возможность дать волю писательской фантазии. Люди с их чувствами на фоне грозных исторических событий — вот, что главное для меня, и зря меня то и дело пытаются спровоцировать на разговор о политике.

- А вот ваша Таня Алмазова, главная героиня – насколько она вымышлена? Есть ли в ней что-то от вас?

- Это полностью придуманный мной персонаж и от меня в ней ничего нет. 

- Как, а воспитание, чувство стиля, аристократизм в манерах и поведении?

- Наверное (смеется). Можно девушку с Молдаванки переодеть в бальное платье и выдать за графиню. Рано или поздно она откроет рот… Таня волею судьбы попала на Молдаванку, но изъясняется иначе. Она владеет одесским говором и воровским жаргоном, а в высшем обществе говорит красиво и правильно. Я больше похожа на Володю Сосновского! Это мужской персонаж, но есть черты характера, которые присущи и мне. Например, резкая категоричность суждений. Может быть, некоторая нерешительность, излишнее доверие к людям, которые того не стоят, в этом плане Володя мне немножко ближе. В Тане от меня ничего нет. Я даже не могу сказать, что она мне нравится. Это все-таки отрицательный персонаж. Как ни крути, она воровка, она бандитка. Конечно, ее к тому подтолкнули обстоятельства…

- Заступлюсь за Таню – бедную девушку лишили наследства, даже из прачек выгнали… И все же у нее была черта, ниже которой она не могла пасть.

-   Да. Это так. Она попала в ситуацию «выбор без выбора». Идти продавать себя на панель – для нее это было совершенно невозможно, что мне в ней нравится. Но разбой, воровство…

- У нее был криминальный талант…

- Безусловно. И вот я о чем еще постоянно думаю: человек, который вступил на криминальный путь, участвовал в налетах, воровстве, уже не будет жить обычной жизнью. Он меняется. Жизнь обычного человека с повседневными делами и интересами начинает казаться пресной. Думаю, Таня никогда не сможет жить без преступлений. Вступив однажды на этот путь, сойти с него невозможно. Невозможно даже не по той причине, что слишком много знает, среда не отпустит…

- Мишка Япончик Тане говорит об этом: «Ты же знаешь, от нас не уходят».

- Не уходят, да и сам человек уже уйти не хочет, ему комфортно в преступной среде.  Собственно, об этом я пишу в своей седьмой книге

 «Соль с Жеваховой горы», когда Таня попыталась вести обычную жизнь, но это ей было скучно. Таня вдруг поняла, что она не мать, что пеленки и забота о ребенке – это не ее. К тому же для Тани всегда были важны деньги. Они послужили одной из причин начать криминальную карьеру. Она признается своему другу Туче: «Я плохая мать». И знает, что ее уже ничего не исправит.

- Так она сама была лишена матери, знала только заботу бабушки, вот когда Таня станет бабушкой, возможно, в ней что-то проснется. Бывает такое, что женщина своих детей отстранила, а внуков полюбила.  

- Да, так бывает, но я не знаю, бывает ли так с человеком из криминального мира, у которого другие чувства, ощущения. Насколько хорошей бабушкой может быть воровка и бандитка? В любом случае, такое воспитание опасно, она наверняка привьет вседозволенность и склонность к нарушению правил. 

В той же седьмой книге я поднимаю вопрос: а что происходит с жертвой преступления? Мы же как-то всегда фокусируем свое внимание на фигуре преступника… Но ведь меняется не только тот, кто украл, а и тот, у кого украли. Вот я придумала образ Григория, он же адъютант Котовского Мишка Няга, мне было очень интересно с ним работать.

- В Мишку невозможно не влюбиться, хотя бы за его муки, а как он привлекателен внешне, вы его потрясающе описали! Чтобы немножко ввести читателей в курс дела, обрисую в паре фраз суть происходящего в романе. Двадцатые годы прошлого века в Одессе – время коротких дамских стрижек и юбок, накрашенных губ а-ля «Укушенная пчелой» и, увы, «белой соли», то есть кокаина, популярного в ночных заведениях. Неизвестный преступник, удешевив состав адской смеси, продает наркотик, убивающий всякого, кто его пробует. Развязка неожиданна, а Таня хоть на время перестанет страдать по аристократу Володе Сосновскому, который не может до конца понять и принять ее образ жизни.

«… На Жеваховой горе было древнегреческое святилище богини Деметры. Значит, там существует проход в другой мир. Я часто приходил туда. Поднимался на самую вершину и опускался на колени. Я называл их всех по имени и целовал землю. И я чувствовал, что те, кто меня любят, приходят ко мне, чтобы быть рядом, даже если не могу их видеть. Для меня это было местом, в которое ты идешь ради тех, кто любит тебя, но кого ты больше никогда не сможешь прижать к своему сердцу. Месть должна была стать расплатой за мою семью. Поэтому для склада наркотиков я выбрал Жевахову гору…». 

- Интриган он, конечно, образ сложный и тяжелый. Его судьба – пример того, как жертва превращается в худший вариант преступника. В криминальном событии всегда участвуют двое, преступник и жертва, к которой мы привыкли проявлять сочувствие. Тот, у кого отняли, меняется, часто не в лучшую сторону. Начинается с чувства обиды, потери чего-то, с чем связаны сильные эмоции.

- Мишка (опять заступаюсь!) потерял не просто вещи, имущество, но и своих близких, всю семью, маленького жеребенка – я на его стороне, такой удар перенес, будучи ребенком, и не совсем же монстром он стал. Вы мне Мишку не обижайте!

- А вот еще момент: человек, отнявший что-то весьма дорогое для другого человека, наносит себе мощный кармический удар. Даже если речь идет о предмете, который был сделан руками жертвы или подарен ей кем-то близким.  Преступником так же неприятно быть, как и жертвой. Часто в преступнике ничего человеческого не остается, это только видимость человека. Организм, функционирующий биологически, но человеком это назвать нельзя. Вот мне и неприятно, когда меня ассоциируют с Таней. Потому что я – человек, в своей жизни никогда ничего не укравший и не взявший ничего чужого. И такой печальный факт: тюрьма и колония не исправляют преступников, а делают их только хуже. Недавно вышла еще одна моя книга, это современный детектив, не исторический роман. Я люблю эту книгу. Она о человеке, который загнан в угол и выбирает бороться, теряя все. Мне всегда нравились сильные люди, не способные принять поражение. Я сама такая. Я всегда иду до конца, каким бы он ни был, часто не думая о выигрыше. И вот как раз об этом моя книга, названная «Без суда и следствия». О том, что сдаваться нельзя! Выпустил ее «Клуб семейного досуга».

- Очень интересно! А в работе над серией ретророманов, относящихся в 1936-1945 году вам по-прежнему помогают труды Виктора Савченко и других историков, описавших нравы бандитской Одессы?

- Я очень люблю историческую литературу, но в этот раз интрига будет не совсем криминальная. И центральный женский персонаж окажется куда более положительным, чем Таня. Хотя у меня никогда не бывает так, чтобы персонаж был полностью со знаком «плюс» или со знаком «минус». Мне интересные живые люди, а у живых людей всегда имеются недостатки.

- Ваша дочь читает ваши детективы?

- Вы знаете, она читает их запоем! Пока не дочитает книгу до конца, из рук не выпустит. В любом книжном магазине отмечает: «Мама, а вот твои книги!».  Не скрою, мне приятно это. 

- Вы публиковали книги и раньше, но именно сейчас взлет популярности. А будете ли продолжать ваш юмористический телепроект с Надеждой Гончаровой о взаимоотношениях мужчины и женщины?

- К сожалению, на это нет времени, у меня очень жесткие сроки сдачи рукописей. Даже необходимые по работе поездки в тот же Днепр, в Киев, отнимают несколько дней, а это сложно. Жаль, мне очень нравился этот проект, но я ни от чего не зарекаюсь. Очень забавная тема переписки в соцсетях, конечно, меня не отпускает, все эти восточные гости с неизменным текстом: «Прывэт, кросавица, как дила?». Общаюсь только на рабочие темы, подобных людей блокирую.

- Еще бывает, пытаются добавиться в друзья  непонятные девицы с раздутыми губами и бюстом – вот что нам с вами в них интересного? Информации о жизни, работе – никакой, одни фото, и те обработанные невероятное количество раз. 

- И имена соответствующие – Ксюнчик, Алюся, Викуся, Светусик… Их добавляют к себе в друзья мужчины после сорока, чем портят о себе впечатление. То, что позволительно человеку в двадцать, глупо для человека с опытом. А самое жуткое и жалкое зрелище на земле – Ксюнчики и Светусики за сорок, одетые в мини-юбки, как подростки, на своих аватарках. 

- А вот зачем, ведь в жизни у них наступил «бархатный сезон», наконец-то можно позволить себе дорогие ткани, статусные фасоны, и при этом не выглядеть нелепой. 

- Всему виной наши старые советские стереотипы. В Европе понимают, что женщина в возрасте сорока, пятидесяти лет, находится в самом расцвете сил и красоты, лучше знает свое тело, умеет подчеркнуть лучшее во внешности. А у нас привыкли думать, будто женщиной можно быть только до тридцати пяти. А что в тридцать шесть?

- Часто встречаю вас на красивых мероприятиях вроде Одесских балов, и всегда восхищаюсь вашей элегантностью. И опять-таки, ваша Таня Алмазова, даже в периоды бедности одета очень стильно, а на балах или в опере – просто сногсшибательно.

- Люблю такое – строгая выдержанность дресс-кода, красота, сама атмосфера… Конечно, сегодня нет тех балов, о которых я пишу в романах, но повод увидеть нарядных людей в красивой обстановке стараюсь использовать. Убивает, когда встречаешь в опере небрежно одетых зрителей в шортах, майках и шлепанцах, отсутствие культуры – беда нашего времени. Пусть будет какой-то противовес, пример того, как можно и нужно выглядеть.

- Последний вопрос, очень важный для меня: наденет ли Таня Алмазова свадебное платье ради Володи Сосновского?

- Держим интригу…

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті