Достояние, которое надо защищать

Лермонтовский санаторий был создан в 1925 г. и работал только летом. Но затем он был перепрофилирован в круглогодичный, чтобы вести не только лечение, но и дать возможность научным сотрудникам работать над  методиками грязелечения и водолечения, определением физико-химических и биологических свойств грязей, созданием новых медицинских препаратов. Санаторий должен был стать научным центром по грязелечению в стране. В состав центра входили дополнительные вспомогательные организации, которые решали профессиональные задачи. В частности, это Химико-радиологический институт, наблюдательный пост  Геофизической обсерватории, диагностические лаборатории и прочее. Объединение всех таких организаций положило начало единому научно-исследовательскому учреждению. Постановлением Правительства страны в 1928 г. все составные учреждения были оформлены во Всеукраинский Бальнео-физиотерапевтический институт. В 1932 г. он был переименован в Украинский Научно-исследовательский институт курортологии и бальнеологии. 

Так вот, не пришло ли время вернуться к первоначальному замыслу? На сегодня не является ли целесообразным создание общемирового лечебно-восстановительного центра под эгидой ЮНЕСКО? Учитывая при этом опыт и самого Института, и санатория «Лермонтовский», и курорта «Куяльник», и некоторых более мелких учреждений. Вот тогда наши руководители действительно и себя, и наш город прославили бы. Они получили бы огромный кредит доверия. И внесли бы реальный вклад в развитие города и области, в оздоровление и лечение граждан нашей и других стран.                

Этот санаторий недаром возник именно там, где он находится. На берегу моря, с ценнейшим ландшафтным парком, с уникальным сухим степным воздухом, достойный быть памятником природы национального масштаба. Уже около века территория сохраняет свои целебные свойства. Таких участков земли в Украине немного, они особенно ценны. За прошедшие десятилетия сухая выжженная степь, без воды и растений, превратилась в зеленый оазис. Его обходят оползневые процессы на морском берегу. А применение грязе-, рапо- и водолечения делает санаторий уникальным. Его территория, методом многолетних проб и ошибок, вошла в прочную гармонию с окружающей природой. Сейчас это хрупкое гармоничное равновесие особенно ценно, и его никак нельзя нарушать во имя сохранения уникальных лечебных свойств территории.

Мало того. Советую обратить внимание, как спроектированы аллеи. Они пролегают в окружении особых растений так, что продуваются морским воздухом и постоянно освежают территорию, которая рекомендуется врачами для прогулок пациентов. Они создают, вместе с морским воздухом ионизированную среду, усиливают биологически активный эффект в организме человека. Способствуют эффективной реабилитации. Причем, вдоль одних аллей чаще всего встречаются сосны, вдоль других — липы, вдоль третьих — тополя, и прочие породы деревьев. Вдоль всего этого разнообразия моделируется влияние большого лесного массива в условиях сухой степи и находящегося неподалеку моря.

У кого же поднимется грязная рука на весь этот уникум? 

Но вот, как черт из табакерки, вдруг выскочило требование Министерства юстиции Украины: передать им этот санаторий. С чего вдруг? Видите ли, именно они являются специалистами по реабилитации и лечению нестандартных болезней. Поэтому они хотят сами лечить работников Минюста, воинов АТО, чиновников госаппарата и других. А кто возражает? И без них эти категории граждан и лечатся, и восстанавливаются, и отдыхают. Поэтому господа-юристы, ваш интерес виден за десятки километров. Хватит уже. Имеем печальный опыт.

Но, если вы уж такие благодетели и альтруисты, то должны знать, что в Украине, хоть и редко, но встречаются подобные уникальные участки земли. Они характеризуются, как и «Лермонтовский», особым природным биополем, ветровым режимом, температурой, потоком солнечной радиации, микроклиматом, почвами, растительностью и прочее. Не следует забывать и мудрые наставления САНПиНа, утверждающего, что лечебная система имеет свои собственные пределы нагрузки. Если лечебная площадь территории достаточно велика, то и выдержать она может больше пациентов. С уменьшением площади число пользователей должно быть меньше, чтобы не увеличивать нагрузку на природную систему. Причем, действующие элементы  природной системы находятся в тесном, неразрывном, постоянном взаимодействии. Примерами могут служить грязевый санаторий в Голой Пристани или санаторий «Дальний» с уникальнейшими минеральными водами. Чем не очаги оздоровления и лечения юристов, экономистов, философов или чиновников? Вот и проявите там свои благие намерения. Как в свое время проявили врачи и ученые, дизайнеры и биологи в «Лермонтовском».

Так нет же! Внезапно у ворот санатория появляется некая полноватая дама в черных одеяниях, с горячечным блеском в глазах, а для солидности – со стопкой бумаг под мышкой. И, ничтоже сумняшеся, начинает заявлять: отдай, хочу, требую! Прямо как легендарный Паниковский: «Я есть фирма, хочу участок у моря!». Ну, а если у вас, милая дама, есть искреннее хотение, то нечего хапать чужое. Вот, например, берите участок санатория «Дальний». Там и лиман, и море, и золотые пески, кстати –чистейшие и целебные. И свежий сухой степной воздух, ионизированный морским. И особая, редкая аура. Освойте его. Облагородьте. Постройте современные лечебные корпуса, исследовательские лаборатории, проведите дороги, установите очистные сооружения. Завезите новое оборудование. Укрепите берег, чтобы не оползал. А то горазды захватывать уже готовое «на халяву», как-будто оно спускается с неба и ничего не стоит. Вот там и стройте свои монстры-небоскребы или уютные «хатынки». 

Ведь получается так, что мои предки привели в порядок этот оползневой берег, в знойной и ветреной степи долгими усилиями создали зеленый оазис как лечебный ландшафтный парк. Моя прабабушка, бабушка, мама работали в грязевых ваннах санатория, на субботниках по посадке деревьев и кустарников, на благоустройстве аллей и цветников, создании ландшафтного парка. А теперь, по надуманной причине, является некая шустрая дама, и требует часть, а то и всю территорию «Лермонтовского», чтобы эти деревья вырубить, аллеи перепахать, изменить режим подземных вод, активизировать оползневые процессы, поломать микроклимат, а главное, как говорили древние: «нарушить порядок вещей». 

Граждане, а не напоминает ли это вам нездоровую инициативу в рафинированном виде? То ухватят завод «Одессапочвомаш», то крекинг-завод им отдай, то отдай припортовый, то часть морского берега… Я уже не говорю о самых крупных потерях Одессы. Сколько же можно разрушать наш край, уничтожать нашу культуру, наши ценности, наши достояния? 

Да и хорошо было бы, чтобы силовые структуры не были столь безучастны к этим событиям. Та же милиция, которая должна бы беречь народное достояние, созданное одесситами, защищать право всех граждан на лечение и восстановление здоровья, на самом деле пока не проявила должного рвения. Все-таки силовики зарплату получают из местного бюджета, из наших налогов. Так что не брезгуйте защищать наше достояние и наши ценности.

Район: 
Выпуск: 

Схожі статті