Медиация поможет договориться

Ни для кого не секрет, что в последнее время систему местного самоуправления в Украине «лихорадит» – перечень полномочий то сужается, то вновь расширяется, вводятся новые институты, изменяются подходы... Темпы изменения нормативной базы, похоже, достигли своего апогея.  Естественно, что масштабные перемены сопровож­даются возникновением большого количества споров, конфликтов и столкновений. Взять, к примеру, институт добровольного объединения территориальных громад. Отличная идея с широкими возможностями для улучшения экономической ситуации, оптимизации процессов и достижения иных целей. Но что происходит на прак­тике? Громады, которые уже успели объединиться, оказались заложниками ситуации, в которой они элементарно не могут договориться между собой. Члены объединенных территориальных громад не могут определиться с первостепенными приоритетами развития своих населенных пунктов, ссорятся и ругаются, депутаты всех уровней готовы идти врукопашную на коллег, если принимаемое решение не отвечает чаяниям их громады. Такими шоу пестрят не только новостные блоки, но и аналитические телепрограммы. 

Если спор зашел в тупик…

В ситуациях, когда спор заходит в тупик, стороны чаще всего видят единственный выход в разрешении вопроса в судебном порядке. Но задумывались ли мы когда-нибудь о том, сколько судебных решений в Украине исполняется? Официальная статистика дает цифру 30%. Независимые эксперты снижают ее на порядок, говоря всего о 3-4%. Таким образом, обращение в суд и получение положительного решения отнюдь не означают, что проб­лема снимается с повестки дня раз и навсегда. Скорее, наоборот. Сторона, недовольная решением суда, постарается максимально саботировать его исполнение. 

Это новое слово «медиация» 

Понимая это, за рубежом начали искать другие, не принудительные, а добровольные пути урегулирования споров. Так появилась медиация в современном ее понимании – альтернативная, внесудебная форма урегулирования споров при помощи структурированных переговоров с участием третьего – нейтрального, беспристрастного, не заинтересованного в результате данного конфликта лица – медиатора. Это особая форма посредничества, не предполагающая вынесения данным третьим лицом решения по спору. Соответственно, главной задачей медиатора является помощь сторонам в как можно более скором приведении спора к взаимовыгодному и жизнеспособному решению, которое они будут заинтересованы претворять в жизнь добровольно.

Медиация начала развиваться во второй половине ХХ века в США, а затем уже постепенно стала распространяться и в Европе. Первые попытки применения медиации, как правило, предпринимались при разрешении споров в сфере семейных отношений. Впоследствии медиация получила признание при разрешении самых разнообразных конфликтов в публичной сфере, в том числе сложных и многосторонних.

В ряде стран медиация гармонично встроена в систему правосудия. Иногда кабинеты медиации с независимыми медиаторами работают прямо при судах, значительно снижая количество потенциальных судебных тяжб. Иногда сами судьи имеют право проводить медиацию. Но чаще в суде обеспечивается информирование сторон о медиации и предоставляется время для их участия в такой процедуре. Все зависит от страны и от модели взаимодействия «суд – медиация».   

Понимание интересов и потребностей как основа стабильности

– Умение договариваться – это очень важный аспект поддержания социальной стабильности в обществе, – считает вице-президент Украинской академии медиации, соавтор проекта Закона Украины «О медиации» Луиза Романадзе. – Позитивный эффект медиации основан на том, что специальная подготовка и невовлеченность медиатора в конфликт дает ему возможность нейтрально и беспристрастно содействовать поиску сторонами взаимоприемлемого решения. Стороны конфликта самостоятельно нарабатывают возможные варианты, так как никто лучше них самих не знает, какой будет подходящим. Медиатор же помогает сторонам услышать друг друга, уйти от позиций, определить потребнос­ти и интересы. Благодаря четко выверенной структуре, медиация позволяет расширить территорию поиска решения, а ориентация на потребности и интересы сторон является залогом определения жизнеспособного решения. 

К сожалению, люди в объединенных территориальных громадах не могут договориться по ключевым вопросам. Общение происходит на уровне позиций. Складывается впечатление, что они разговаривают на разных языках – не слышат и не понимают друг друга. Чем дольше продлится такая ситуация, тем сильнее стороны «отвердеют» в своих позициях и глубже увязнут в конфликте. На мой взгляд, нужно садиться за стол переговоров и при помощи специально подготовленного посредника искать выход из сложившейся ситуации. Это наиболее короткий и «экологичный» путь. 

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті