Страсти по пляжам

Каждый год одесситы и гости Южной Пальмиры  с нетерпением ждут открытия курортного сезона, чтобы вновь окунуться в прохладные воды Черного моря. 

В каком состоянии одесские пляжи? Учли ли власти ошибки прошлых лет, и что сделано для комфорта отдыхающих? Насколько безопасно отдыхать, и кто настоящий хозяин пляжа – арендатор, чиновник или простой одессит? Наша собеседница – глава ОО «Защитим Одессу вместе», потомственный инженер-строитель, конструктор  Наталья  Петропавловская.  

– Как осуществляется общественный контроль за использованием пляжей?

– На данный момент действуют старые пляжные правила. У нас есть много замечаний, однако регуляторный акт, который должен помочь навести порядок на одесских пляжах, горсовет планирует утвердить только в конце 2018 года. 

– С чем связаны основные замечания? 

– С устройством на пляжах стационарных сооружений, бетонных, а не деревянных настилов, и бассейнов, которые тоже являются бетонными конструкциями. Мы категорически против, потому что затем эти площади изымаются из общественных территорий, а бетонные конструкции узакониваются и служат дальнейшим основанием, чтобы строить на них крупные сооружения. Помните, когда в 2015 году активисты на Ланжероне протестовали против парковки на 423 места, которая якобы должна быть для инвалидов, хотя для них отводилось только 23 места? В этот период там бурили сваи, но возмущение общественности помогло приостановить незаконную стройку. Сегодня же там происходит так называемая «реконструкция», а фактически – продление Дельфинария. Термин «реконструкция» предполагает изменение планировки в рамках существующих размеров, а не захват новых территорий. Такое впечатление, чиновники и общественность города по-разному определяют, что такое пляж. 

 – Какие могут быть различия? Пляжи – это общественная территория объекта благоустройства. 

– Только юридически. Естественно, что общественная территория объекта благоустройства не может сдаваться в аренду. Кроме того, не сдаются в аренду гидротехнические сооружения, коими являются пляжи, это незаконно. 

– Как же обошли закон? 

– Наши чиновники написали, что это не гидротехнические, а берегозащитные сооружения. Такого термина нет в законодательстве. Есть функция берегозащиты гидротехнических сооружений. Склоны – это гидротехнические сооружения, а пляжи, которые, по сути, искусственные, выполняют ту же функцию берегозащиты, и одновременно являются объектом благоустройства. В рамках зонинга, который до сих пор оспаривается активистами города в суде, не была разработана землеустроительная документация по защитным полосам. Очевидно, это сделано умышленно, потому что как только она будет разработана, сразу вступят в действие ограничения по застройке. И я боюсь, чтобы в новых пляжных правилах не появились какие-то сюрпризы, так как на последней презентации, которую представило управление инженерной защиты территории города и развития побережья, появились фраза о «размещении площадок кафе на пляжах». Можно предполагать, что планируется застройка. Это нарушение действующего законодательства.

Мы все время поднимаем вопрос о том, что Одесса должна выступить инициатором принятия государственной программы берегоукрепления. Последний раз намывали пляжи в 2011 году, а сейчас пляжи только смываются. Например, в этом году половины пляжа Дельфин за пирсом уже нет, его просто смыло. Корни деревьев подняты на 1-1,5 метра, бетонные плиты смещены. 

– То есть власти строят грандиозные планы по застройке побережья и ничего не делают для его спасения? Они ведь не смогут реализовать свои планы, если берег начнет исчезать…

– Застройщики хотят получить прибыль сегодня и сейчас. Если общественность говорит о перспективах города, о социальной привлекательности, об интересах одесситов, то тех, кто сидит в горсовете, интересуют только сиюминутная прибыль и совершенно не волнует то, о чем вы говорите. 

– Одинаково комфортный отдых одесские пляжи могут предложить далеко не всем. Особенные трудности возникают на пути к пляжам у людей, требующих особых условий – инвалидов, людей преклонного возраста и молодых родителей с детскими колясками.

– Доступность пляжей для инвалидов надо начинать не с того, как инвалид подъедет к морю, а как он спустится от дороги к пляжу. Лифты, которые раньше были на некоторых пляжах, теперь срезаны из-за строящихся на склонах домов. Когда-то говорилось, что для инвалидов на набережной будет предусмотрен электротранспорт, но его нет, как и самой набережной.

– Хоть Одесса остается самым популярным местом отдыха в Украине, но соответствовать гордому званию Голубого флага, конечно, наши пляжи пока не могут.

– Потому что мы движемся в другом направлении. В Европе соревнуются в длине беспрепятственной полосы пляжей. Там обязательна набережная, зеленая зона, а потом все остальное. Топчаны, которые стоят ближе 5 метров к урезу воды, – это нарушение. 

У нас же большее пространство пляжей занято под платные шезлонги и отгорожено если не забором, то какими-то кабинками. Когда перегорожен пляж, получается, что человек психологически чувствует себя в резервации. Это как особый статус в Африке – замусоренная резервация для местных. 

– Так что в итоге есть наши пляжи?

– Я стараюсь туда не ходить. Видя грязь и антисанитарию, зная, что все сливы идут в море, лучше уезжать за город подальше от экологически опасных территорий. И поэтому, возвращаясь к началу разговора, хочу спросить: если в новых пляжных правилах есть такое понятие как «устройство площадок под кафе», то есть ли под эти площадки водопровод и канализация? Не с площадок надо начинать, а с канализации. А у нас по сей день, начиная с «Молодой гвардии», где льется коллектор, такая же ситуация и по всем остальным пляжам – все идет в море. Это то, что на поверхности, а в более длительной перспективе нас ждут результаты оползневых процессов, которые не останавливались никогда. Пройдясь по пляжам с гостями из Европы, испытывать можно только стыд. Они из вежливости в лучшем случае могут промолчать, либо будут недоумевать, как образованные люди могут так жить.

– Что на ваш взгляд необходимо в первую очередь для решения проблемы?

– Одесса, с одной стороны, не имеет права единолично распоряжаться побережьем, а с другой – не может финансово. Это должна быть государственная долгосрочная программа с научными проработками. А пока проблемы просто замалчиваются.

Район: 
Выпуск: 

Схожі статті