Одесса, которую мы поломали

Откровенно грустное состояние архитектурных памятников Одессы все чаще воспринимается нами как данность, а не как досадное недоразумение или случайная оплошность со стороны коммунальных служб. Следствием этого является понимание муниципальной политики охраны памятников архитектуры исключительно как стабильного поставщика тревог, надежд и новостей для одесситов и сочувствующих им туристов.

Наверное, поэтому закрытие любого архитектурного объекта на “реставрацию” заставляет многих мысленно проститься с несчастным и оставить эпитафию, исполненную гнева и скорби, на стене своей уютной социальной сети. Но, как известно, время лечит, и наш случай - не исключение. Спустя годик-другой мы забываем терзавшие нас тревоги,  и торжественное воскрешение еще недавно погребенного под строительными лесами памятника становится для нас по-настоящему радостным событием. Как и положено, отреставрированному объекту достается ведущая роль, а бесконечно отчаянное состояние окружающей архитектурной среды выступает удобными декорациями, которые контрастно объективируют героические усилия, затраченные городскими властями на организацию этого спектакля. 

Открытие бельведера Ворон­цов­ского дворца к 225-летию Одессы, известного нам под сценическим псевдонимом “Колоннада”, служит прекрасной иллюстрацией вышеописанного либретто. Но, в отличие от театра академического, актеры после представления не расходятся вслед за публикой по домам, но остаются навечно прикованными к своей сцене - городскому ландшафту, обреченные коротать свой век  рутинной борьбой с вандалами и суровыми климатическими факторами. 

Так, уже через неделю главная цель затеянной реставрации  - репатриировать аутентичный внешний вид “Колоннады”, резко утратила актуальность. Оказалось, что Франческо Карло Боффо, архитектор интересующей нас “МАФы”, не предусмотрел ограждающих конструкций по периметру сооружения. Вряд ли мы имеем основания сомневаться в его компетентности, ведь он работал по техническому заданию первой трети XIX века, где по парку графа Воронцова должны были чинно разгуливать дамы и господа, изредка сплетничая и флиртуя за чашечкой кофе, удобно устроившись за столиком в тени бельведера. Очевидно, что организация непрекращающихся потоков зевак и родителей с любознательными до травмоопасности детьми не входила в список задач проектировщика. Как результат отсутствия в проекте внятно проработанного нового функционального назначения знаковой беседки, мы имеем сделку с совестью в виде ограды “образца 1942 года”, установленной через неделю после открытия. Не вызывает сомнения, что уже через пять месяцев шпатлевка на базах колонн начнет отслаиваться, а углы архитектурных обломов будут отколоты рассеянными визитерами, завороженными красотой раскинувшегося посреди Одесского залива индустриального пейзажа. Через год можно будет наблюдать возвращение подлинного украшения стволов тосканских колонн - первых рисунков, оставленных жаждущими признания молодыми талантами. Ну, а лет через пять  бельведер вполне может стать очередным для нашего города доказательством работоспособности теории “разбитых окон”, если, конечно же, не устроить в его основании постоянный пост полиции. 

Ну, а там уже недалеко и до 230-летия Южной Пальмиры. Возможно, к этому моменту завершится ремонт главного здания ансамбля Воронцовского дворца. Что следует сделать в первую очередь, если мы хотим восстановить былое великолепие его интерьеров, преломляющееся в зеркале натертых мастикой полов? Перевести туда краеведческий музей или музей Пушкина, чтобы вежливо просить посетителей одевать бахилы? Нет, что вы… Разумеется, там следует вновь приютить несколько детских спортивных секций и творческих кружков. Ведь ничто не способствует сохранению аутентичного дизайна помещения лучше, чем регулярные спортивные тренировки нескольких десятков человек.

Еще ближе завершение капитального ремонта одного из подъездов к “бывшему” дворцу - Воронцовского переулка. В бесконечных вереницах припаркованных автомобилей и свисающих лиан электрических кабелей мы не можем узнать Париж “Трех мушкетеров” Одесской киностудии? Может, стоит сделать переулок, занимающий скромную должность местного проезда в транспортной сети города, пешеходной зоной? Ну, уж нет! Лучше на узком тротуаре разместить две сотни столбиков, мешающих автомобилям парковаться, а пешеходам передвигаться.

Эти сюжеты бесконечной реконструкции дают нам возможность с невероятной точностью предсказывать судьбу новых героев затянувшегося эпоса. Овации горожан в сторону демонстративной заботы муниципалитета об историческом наследии города обходятся нам все теми же нерешенными, но теперь аккуратно очерченными коммунальными и градостроительными проблемами, находящими свое пристанище в разделах все возрастающих капитальных и эксплуатационных расходов городского бюджета.

Не то, чтобы мы не верили в искреннее желание городских властей сделать наш общий дом удобнее, прочнее и краше, но каждый раз результатом их усилий становятся косметические улучшения, пожирающие колоссальные ресурсы, труд и время, которое уже не вернуть. 

Завершить эту затянувшуюся трагедию можно, только честно сформулировав наше видение будущего города, которое, к сожалению, не найти на страницах пояснительных записок к действующему Генеральному плану. Если мы хотим иметь возможность наслаждаться  историей, запечатленной в многообразии композиционных и планировочных решений архитектурных ансамблей Одессы, то уже сегодня можно начать демонтаж уродующего фасад наружного блока вашего кондиционера, вернуть своему “застекленному” балкону первоначальный вид, продать личный автомобиль и пересесть на общественный транспорт. Но если мы не готовы расстаться с комфортом ради сохранения сомнительного исторического и неоднозначно культурного наследия города, то следует себе в этом честно признаться. Признаться и прекратить лицемерно вздыхать после окончания очередной реконструкции, которую городские власти нарекают реставрацией, чтобы лишний раз не испугать чрезмерно интеллигентных одесситов. 

Однако, несмотря на то, что дискуссия о будущем Одессы не то что не завершилась, но еще даже не началась, хочется верить, что мы научимся сами быть примером другим народам и городам, действительно построив “Новую жизнь старых зданий”. 

Район: 
Выпуск: 

Схожі статті