Хочешь плавать на авось...

Есть такая пословица: хочешь плавать на «авось» - лучше сразу море брось. Верная пословица, по большому счету, не поспоришь. Но в ней, как и в каждом правиле, бывают исключения. И о таком исключительном случае рассказал читатель «Одеських вістей», глава благотворительного фонда «Молодой инвалид» Валерий Габерстро:

- Это было в восьмидесятые годы. А надо сказать, что в то, советское время, было часто употребляемым изречение «сидеть на биче», то есть временно сидеть на берегу без работы – или моряка списали, и он решает проблему, чтобы восстановиться и пойти в рейс, или же мореход ждет возвращения судна, на котором ходит.

Вот в таком «статусе» оказался и я, работая в «Черномортехфлоте», - отпуск закончился, а идти в рейс на другом судне не хотел. Решил подождать возвращения своего, чтобы работать в своем экипаже. И вот в один из дней пришел отмечаться в контору, а мне предлагают временно поработать: формируется команда, которая должна «перегнать» из Николаева в Южный после ремонта водолазный бот «Шквал». Это судно должно было в составе каравана, который формировался, совершить переход из Черного моря на Каспий, чтобы работать на большой стройке в Баку. Там строился завод глубоководных оснований, а «Черномортехфлот» готовил глубины в Каспийском море для стройки.

Одним словом, сформировали команду «сборную солянку» - до этого мы работали на разных судах и имели друг с другом, так сказать, шапочное знакомство, и отправили в Николаев принимать судно. При этом задача была поставлена так: пойдете на Южный потихоньку, аккуратно вдоль бережка, ни карт, ни компаса не будет. Через лиман выйдете на Очаков, а дальше – на Южный, а там сдадите судно.

Приняли мы судно, как и положено, и отправились в путь. А в районе Очакова, где сливаются Южный Буг с Днепром, был рыбацкий колхоз в селе Прогной. Там можно было разжиться рыбкой – каждый хотел привезти домой из рейса «рыбный презент». Эта идея возникла еще в Николаеве. Там на заводе мы понабирали всяких шлангов, краски и т.д., чтобы обменять это на рыбу.

Пришли в Прогной, но вот незадача: как раз период запрета на лов, рыбы в колхозе нет. Что делать, не идти же пустыми! Кто-то из наших предложил: раз нет рыбы – надо набрать самогонку. Так и сделали. А наш капитан, как оказалось, был большой любитель выпить. Решили так: дойдем до Очакова, переночуем, а утречком потихоньку продолжим путь на Южный. Ну а пока давайте, как говорится, по чарке. Выпили, закусили. Снова выпили, а затем еще раз. У всех веселое настроение, пошли травить анекдоты, вспоминать веселые истории. Разумеется, при этом наполнять «чарки» не забывали.

 Одним словом, вопрос «где мы?» возник, когда уже была ночь. Мы понимали, что Очаков уже давно прошли, но как определить местоположение судна, если ни карт, ни компаса нет, а на небе звезд тоже нет? А может, мы уже у турецких берегов? Сколько времени прошло – никто не засекал. Но все же решили, что мы, наверное, недалеко от нашего берега. Только надо его отыскать. Взяли вправо и пошли этим курсом. И не прогадали: вскоре замерцали огоньки. Значит, наш берег, не турецкий. И вот так потихоньку мы дошли до Южного. Правда, опять решили выпить. И не заметили, как оказались у причала в Южном. Вроде, само провидение нас вело правильно. И тут к нам пожаловали пограничники. Спрашивают: вы кто, как вы здесь оказались, да еще рядом с портнадзором?

Оказалось, ни одна из портовых служб нас не заметила. Это, наверное, было покруче, чем полет и приземление немца Матиаса Руста на Красной площади в Москве. Его самолетик системы ПВО зафиксировали, но не стали сбивать. А наш водолазный бот не увидела ни одна служба.

Район: 
Выпуск: 

Схожі статті