Айк Овакимян: «Я стараюсь сделать людей счастливыми»

– Дарить радость людям – величайшее удовольствие. Когда я вижу, что клиенты выходят от меня удовлетворенными, понимаю, что я – на правильном пути, – говорит Айк Овакимян. 

Стилист и художник, меценат и влюбленный в свое дело человек, он видит окружающий мир во всем его многообразии и пытается изменить к лучшему. При этом так заразительно улыбается, что чувствуешь и на своем лице ответную улыбку. 

– Я очень часто улыбаюсь, – отвечает Айк на еще не сформулированный мною вопрос. – Даже когда что-то идет не так, как мне бы хотелось, я стараюсь улыбаться. И это меняет мое восприятие нынешнего дня, – тревога и суета уступают место душевному комфорту. Клиентам улыбаюсь, дню солнечному. Если у меня что-то не получается, хоть убей, лучше я посижу дома, чем стану работать без настроения.

– Но ведь клиенты у вас расписаны по часам, – недоумеваю я.

– Я могу перенести их визит или отменить. Когда я работаю без настроения, то у меня ничего не получается – ни в колористике, ни в форме. Но, к счастью, такое бывает редко. Больше всего мне нравится, когда клиент полагается на мой вкус. Тогда и начинается подлинное творчество, – говорит он.

Айк Овакимян рассказывает о своей профессии увлеченно и почти влюбленно, а я размышляю о том, что покой, достаток, пресловутая стабильность не приносят счастья. Подлинное счастье – заниматься любимым делом, как занимается им сидящий передо мною молодой человек. Он убежден, что внешность человека так же влияет на его внутренний мир, как и душевная организация – на внешний вид.

– Состояние душевной гармонии, согласия с самим собой отражается в глазах, в постановке головы, в походке. Меняется пластика движений. А безупречность  внешнего вида повышает самооценку, – говорит Айк, подчеркивая каждое слово спокойными и точными движениями рук. – Я стараюсь делать людей счастливее. 

Если хорошенько подумать, то каждый из нас, даже неосознанно, меняет мир. Каждый в глубине души стремится не разрушать, а созидать. Но ведь это тяжелая работа – менять мир.

– А живопись – это такая форма отдыха? – спрашиваю. 

– Не знаю, – говорит молодой человек. – Я просто получаю огромное удовольствие от процесса. В эти моменты я нахожусь в каком-то особенном мире. Случалось, по семь-восемь часов без перерыва сидел перед станком. За это время я могу несколько раз полностью поменять концепцию, идею картины. Иногда у меня на одно полотно уходит несколько месяцев, а иногда оно рождается сразу, за два часа. Могу закончить картину, а потом переделать полностью. Это зависит от настроения.

– А разве вы не задумываете работу? – удивляюсь я.

– В большинстве случаев, да. Я вынашиваю образ, обдумываю. Бывает, не могу дождаться конца рабочего дня, чтобы приняться за воплощение новой идеи. Я могу два-три дня ходить вокруг холста, а потом, когда решусь, приступаю. Но иногда все происходит спонтанно. Я встаю в пять часов утра, сажусь с чашкой кофе на балконе, беру в руки кисть – и образы сами ложатся на холст. – Айк прикрывает глаза, и в голосе его появляются мечтательные нотки. – Рассвет. Просыпаются птицы. Кроме их щебета да шелеста деревьев, других звуков нет. В такой обстановке очень быстро собираешься с мыслями, очень быстро является замысел. И испытываешь просто нереальное удовольствие. А иногда картины мне снятся. И если я наутро не забываю этих снов, то переношу их на холст. 

Нужно сказать, что творчество Айка востребовано не менее, чем его мастерство стилиста. Три года назад он стал членом Союза художников Армении. Его работы в стиле экспрессионизма расходятся по коллекционерам, а ряд полотен украшает экспозиции картинной галереи Франкфурта-на-Майне и Будапештского музея живописи. 

– Публика по-разному принимает мое творчество. Кому-то оно нравится безо­говорочно, кто-то удивлен, а кого-то мои работы даже возмущают. Если претензии к картинам справедливы, я стараюсь исправиться. Ведь я пишу не для себя. Я делюсь своими работами с людьми, поэтому их оценки для меня важны и я готов принимать их все.

Деньги, вырученные от продажи картин, он тратит на благотворительные проекты. Восемь лет назад совсем еще юного Айка судьба свела с известным украинским благотворителем Русланом Бехтиевым, и тот сумел привить Айку любовь к подвижническому служению людям. Сейчас Айк с небольшой командой единомышленников опекает детский дом.

– Мы закупили стройматериалы для детского дома, сами там делали ремонт. Ездили каждые выходные, красили, шпатлевали… Очень приятно видеть, как прямо под твоими руками преображаются стены, как говорится – становятся веселее. Дети ждут нашего приезда, и это неописуемое ощущение нужности придает сил и энергии. На Новый год мы нарядились сказочными героями, привезли подарки. Детки тоже приготовили для нас выступление. За их горящие радостью глаза можно отдать не только деньги от продажи картин, – жизнь положить. Сейчас у меня новая задумка: собрать команду парикмахеров, стилистов и ездить по детдомам и приютам области, стричь тамошних воспитанников, делать их красивыми. И многие мастера откликаются на мое предложение.

Айк с радостью воспринимает мой совет пригласить в команду врачей-специалистов, закройщиков и швей – ведь обшить ребенка профессионал может в два дня. 

– Наверное, через месяц займусь этим, – говорит он. – Сразу после открытия нового салона. Сейчас много сил уходит на него.  

В новом салоне, по словам Айка, будет выставлена и коллекция дизайнерской одежды, – это новое увлечение молодого талантливого мастера. А стены, по настоянию друзей художника, украсят его полотна.

На прощание мы обмениваемся с Овакимяном рукопожатием. Рука его сильная, как у настоящих мастеров. В водовороте редакционной текучки я время от времени вспоминаю его улыбку и ловлю себя на том, что улыбаюсь в ответ.

Рубрика: 
Выпуск: 
Автор: 

Схожі статті