Шана това у метука

С Новым годом, дорогие товарищи! С новым 5779-м годом от сотворения мира. Именно так ведут свое летосчисление евреи. И этот еврейский Новый год — Рош а-Шана — наступил в воскресенье после захода солнца. Так что, Шана това у метука, дорогие товарищи евреи!

Несколько лет назад мне довелось встречать Рош а-Шана в Израиле в верующей еврейской семье. Если вы никогда не встречали Рош а-Шана в верующей еврейской семье, значит, вам просто не повезло. Как учил Фрунзик Мкртчян Александра Демьяненко в фильме «Кавказская пленница»: «Вам представляется прекрасная возможность не только записать, но и поучаствовать в этом древнем красивом обряде». И с этим древним красивым обрядом я хочу вас сегодня познакомить.

Во-первых, на Рош а-Шана нет обязательного у нас напряженного ожидания двенадцати часов. Начать отмечать Рош а-Шана можно в любое время после захода солнца.

Перво-наперво зажигают свечи. Затем на стол ставятся закуски, и каждая имеет свое значение. Голова рыбы символизирует благословение на то, чтобы быть во главе, а не в хвосте. Обязательны яблоки и мед. Одно макают в другое, чтобы год был сладким. Даже традиционное новогоднее пожелание «Шана това у метука!» означает «Хорошего и сладкого года».

Макать в мед можно практически все, что стоит на столе: круглый хлеб с изюмом – халу, ее раздает старший за столом, и именно с нее начинают трапезу. Финики, которые по одной версии символизируют истребление врагов, а по другой – экономику Израиля (вспомните одесское пожелание: «Моим врагам»). Нарезанную кружочками морковь, напоминающую золотые монеты и символизирующую богатство. Остальные овощи и фрукты в знак надежды на обильный урожай. Зерна граната прежде чем макать в мед, следует сосчитать. Если насчитаете в одном плоде 365 зерен, это значит, что вы получили благословение плодиться и размножаться уже этом году. Тем же целям служит сельдерей как символ плодородия земли, и заливная рыба, которую макать в мед все же не рекомендуется.

Не обязательно есть много. Точнее, обязательно не есть много. Достаточно попробовать по кусочку, но всего. Но прежде чем начать всю эту вакханалию макания и поедания, следует совершить кидуш – освящение праздничной трапезы.

Для этого в серебряный инкрустированный бокал старший за столом (в нашем случает это был человек с библейским именем Хаим) налил вино (а может, виноградный сок, я его на вкус не пробовал), поставил бокал на такое же блюдечко, а затем прочел над этим молитву. Праздничную халу он перед этим прикрыл «рушником». Уже в Одессе я вычитал, что это делается для того, чтобы хлеб не обиделся, что не над ним первым совершают молитву.

После молитвы Хаим вдруг оглянулся, а потом быстро опустил в вино (сок) пальцы и быстро засунул их в карман. То же проделала и его жена. «Это, чтобы в доме были деньги, – пояснила она. Мы с моей женой проделали то же самое с особой тщательностью, но особых денег у нас так и не появилось до сих пор.

После молитвы все встали из-за стола и пошли мыть руки. Ой, простите, совершать обряд омовения рук. Этот обряд совершается из странного сосуда с двумя ручками. Сначала берешь сосуд правой рукой за правую ручку и трижды хлюпаешь на левую, потом берешь сосуд левой рукой за левую ручку и тоже плещешь три раза на правую руку.

После омовения снова молитва – на этот раз благословление на хлеб. Вино в этом случае салфеткой не прикрывают. И только потом начинается макание. Ну а после «предварительных кулинарных ласк» женщины ставят на стол основные блюда. Вот тут-то и понимаешь предупреждение: закусок не обязательно есть много. Куриный бульон и бараний хаш – принимавшая нас семья была из Грузии. Причем о том, что есть еще и хаш, сказали после того, как доели бульон. Тушеная утка, жаркое из трех сортов мяса, снова рыба, но уже фаршированная, и фаршированная куриная шейка, гусиные шкварки, а на сладкое – цимес и медовые шарики – тейглак. Что-то еще наверняка забыл, потому что не только съесть, но и запомнить все было невозможно.

Пить за праздничным столом можно все, кроме коньяка: вино, водку, виски и даже пиво. Коньяк же считается некошерным. Когда мы как-то в Одессе собирались отметить день рождения одной моей знакомой в кошерном ресторане, и мне, как истинно русско-украинскому человеку, выпало покупать выпивку, меня специально предупреждали, что водка кошерная вся, кроме водки «Шустов», которая делается на одесском коньячном заводе. Видимо, поэтому вскоре завод снял эту водку с производства. А зря.

Впрочем, к нашей новогодней трапезе это все не имело отношения, так как все мужчины пили водку, а женщины – вино, так что кошерность в любом случае была соблюдена.

За рош-а-шанистым столом разрешается шуметь, веселиться и даже курить. Курящих среди нас не было, но остальные две заповеди мы выполняли честно.

Тосты шли один за другим: традиционный лехайм — за жизнь, за жизнь до 120 лет для всех присутствующих, затем за присутствующих здесь прекрасных дам. За жизнь до 120 лет для присутствующих прекрасных дам решили не пить — им всегда не больше 40.

А благодарственная молитва за трапезу прозвучала своеобразным гимном сегодняшнему дню.

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті