Как красный дьявол защищал Одессу

Друзья называли его былинным силачом, враги - красным дьяволом. Его родичи кулаком забивали быков, он уничтожал фашистов голыми руками. Несколько раз его хоронили, и он стал легендой при жизни. О нем снимали фильмы, слагали песни, рисовали картины и лепили фигуры героев. Владимир Никитович Кайда - герой знаменитого Григорьевского  десанта, первого десанта ВМФ СССР на Черном море.

Григорьевский десант

Владимир Кайда, как настоящий сказочный герой, родился в крестьянской семье  в 1920 году. Впрочем, на печи не сидел. Как подрос, выучился на токаря и работал на электромеханическом заводе в Харькове, одновременно учился на рабфаке. В 1937 году его семья переехала в город Дружковка в Донецкой области. В восемнадцать лет Владимира призвали в ряды Красной Армии, и перед войной он окончил училище Днепропетровской военной флотилии. 

Герой Советского Союза, вице-адмирал Георгий Никитич Холостяков отмечал незаурядную внешность Кайды: два метра роста, могучие плечи и грудь. Владимир Никитович был невероятно сильным человеком. Однополчане рассказывали,  что как-то в минуты отдыха ему под руки попались подковы, так  он  подкову  за подковой разрывал как свежие бублики.

Григорьевская операция, пожалуй, первый подвиг Владимира Кайды. Его первый десант, да и вообще первый морской десант ВМФ СССР на Чёрном море. Задачей десанта стал разгром румынской группировки, наступающей на Одессу.  Участвовали в этой операции около двух тысяч человек.

Георгий  Холостяков вспоминает, что Кайда был добровольцем.

 Его спросили: Готов ли ты отдать свою жизнь?

Кайда ответил: Готов, но не задешево.

В ночь на 22 сентября 1941 года в районе деревни Григорьевка, ныне Лиманского района высадили морских пехотинцев. Ад. Стреляли свои, стреляли румыны. Стреляли со стороны моря, стреляли на берегу. Дикий берег, на который высадились морпехи, в который вгрызались зубами, оказался заминирован так называемыми минами-лягушками. Смертоносные цилиндры были спрятаны в песке, на поверхности торчали стальные  “усики”. Когда их задевали, срабатывала пружина, которая выбрасывала взрывное устройство  на поверхность и там оно разлеталось. Кайда решил уничтожить румынского пулеметчика. Он взял саперную лопату и ринулся к врагу. “Битва одинокого медведя с  волками”, - так назвал этот поединок экскурсовод в музее 411-ой береговой батареи. Морпеха пытались перехватить семь или восемь румын, они Кайду ранили и намеревались скрутить, а он их крошил саперной лопатой и кулаками. Тяжело раненный, Кайда успел бросить гранату в румынского   пулеметчика, и упал без сознания. Товарищи решили, что он умер, и сообщили  об этом матери. Нашли Владимира утром бойцы другого подразделения. И даже в беспамятстве герой не выпускал из рук боевую лопату.

“На восемь ранений справки есть, а остальные в окопах на козьи  ножки пошли”.

Полгода Владимир Кайда лечился. Потом новая операция - воевал на Малой земле в составе десанта морской пехоты. Получил тринадцать ран. Любил шутить по этому поводу: мол, на восемь ранений справки есть, а остальные в окопах на козьи ножки пошли.

Холостяков в мемуарах вспоминает еще один подвиг Кайды. На сей раз в Азовском море в 1942-ом году: “Катер, перевозивший армейское подкрепление, атаковали фашистские самолеты. Осколки бомб пробили борт корабля и повредили картер двигателя. Пока другие моряки заделывали пробоину в борту, Кайда заткнул дыру в картере бескозыркой и прижал ее левой рукой так, что горячее, обжигающее масло не просачивалось дальше его ладони, а правой переключал хода. Так и дотянули куда требовалось”.

14 марта 1944 года Владимира Кайду направили в Архангельск, в спецкоманду по перегону кораблей типа «Либерти» из США через Англию в СССР. На пути следования конвоя, у острова Медвежий их подкараулили двенадцать немецких подлодок. Корабль, на котором был Кайда, торпедировала немецкая субмарина. Кайда оказался в ледяной воде, где смерть наступает в считанные минуты. Его зацепили багром с подошедшего английского фрегата и подняли на палубу. Через несколько дней он оказался в госпитале Глазго. Выписавшись из госпиталя, попал на английский линкор «Роял Соверин». На линкоре был спущен английский флаг и поднят советский военно-морской флаг. Корабль получил новое название — «Архангельск». 28-го августа он пришёл в Полярный.

В феврале 1945-го, в составе спецкоманды оказывается на Нью-Йоркской военно-морской базе, на острове Бруклин. Им предстояло получить 12 электромагнитных тральщиков. В 1945 году в Балтийском море Владимир Никитович занимался боевым тралением мирных фарватеров.

Парадом по Одессе

Экскурсовод из Мемориала героической обороны Одессы 411-й береговой батареи рассказывает, что Владимир Кайда не мог жить без моря. В Новороссийске ему дали квартиру на самом высоком этаже, чтобы море всегда мог видеть. Тяжелые ранения подорвали здоровье героя, ходил тяжело с двумя палочками. Но всегда приезжал в Одессу на день освобождения, как и его боевые товарищи. Они шли парадной коробкой с Приморского бульвара по Пушкинской до вокзала. Вся грудь Кайды была увешана боевыми наградами, юбилейные он не носил. Перед парадом Кайда откладывал две палочки и вставал в строй. Старался печатать шаг. А у гостиницы уже дежурила карета Скорой помощи. Когда Кайда возвращался, его протезы  заливала кровь. Последний раз он был в Одессе в 1981 году. 

Вечная память

Владимир Кайда оставил книгу воспоминаний “Атакует морская пехота”. В Новороссийске стоят два памятника: Неизвестному матросу и обороне «Малой земли» в виде каменной стелы, из которой вырывается матрос с гранатой. Прообразом каменного героя стал настоящий - Владимир Кайда. А в 70-х годах Владимир Никитович принимал участие в съемках фильма «Поезд в далекий август». Картина повествует об обороне Одессы. Владимир Кайда писал друзьям, что “мелькает в восьми кадрах, и в предпоследнем упоминается моя фамилия в числе отличившихся участников обороны”. Георгий Соколов написал книги о герое: «Судьба матроса» и «Быль о матросе Кайде и его товарищах»

Владимир Кайда ушел из жизни 4 марта 1984 года. Ему было 63 года.

Рубрика: 
Район: 
Выпуск: 

Схожі статті