«Капитан Черемных»: первый выход в море

В конце августа прошлого года со стапелей киевского предприятия «Альбатрос» на воду было спущено новое гидрографическое судно «Капитан Черемных». На этом торжественном событии присутствовал и капитан дальнего плавания Почетный работник морского и речного флота Украины Иван Черемных, в честь которого и назвали судно. В «ОВ» от 29 октября 2016 г. вышла публикация «Капитан Черемных»: человек и пароход», посвященная Ивану Черемных и его железному тезке. 

– Я был на спуске корабля. Тро­га­­тельное событие, – рассказывал тогда Иван Георгиевич. – Надеюсь, у тезки все сложится хорошо. Пока что судно остается в Киеве, его до­укомплектовывают новейшим оборудованием, а весной оно должно прибыть в Одессу.

Но, как это случается, приход «Капитана Черемных» в порт приписки – Одессу – несколько затянулся. В отныне родную гавань он зашел 23 сентября 2017 года, празднично сияя свежеокрашенными бортами, надстройкой, палубой. И в этом событии было что-то щемяще торжественное. Судите сами: в стране, где четвертый год идет война, появилось новое судно, главная задача которого – обеспечение безопасности мореплавания на огромном пространстве прибрежной зоны северо-западного Причерноморья.

– Район работы «Капитана Черем­ных» значительный, – вводит в курс дела капитан судна Юрий Марфин, – от мыса Аджияск и банки Трутаева до острова Змеиный. В нашем ведении все маяки и буи подходных каналов, работу которых мы регулярно проверяем и обеспечиваем. Маяки должны светить всегда.

По сравнению с океанскими лайнерами, гидрограф «Капитан Черемных» выглядит крошечным корабликом. Но в стремительных линиях очертания корпуса, в строгой насупленнос­ти надстройки, даже в плавной изог­нутости мощного судового крана в кормовой части – во всем угадывается сильный, напористый характер морского трудяги.

…Машинное отделение, как и положено, пахнет машинным маслом и свежей краской. Два главных и два вспомогательных двигателя, современный пульт управления – то хозяйство стармеха Валентина Цыбина.

– Тут у нас полный порядок, – старпом Григорий Жолобецкий, похоже, доволен впечатлением, которое судно произвело на гостей, и в первую очередь на Ивана Черемных. А знаменитый капитан, попав в родную стихию, кажется, сбросил несколько десятков лет и по-юношески бодро одолевает крутые ступеньки трапов. Поднимаемся на мостик – вотчину штурманов. Сплошная автоматика и компьютеры. Вместо штурвала – элегантные рычаги управления.

– Да, – улыбается капитан Марфин, – штурвала нет, зато на баке имеется самая настоящая рында. Склянки отбивать. Правда, мы еще не успели на ней выгравировать название судна, но за этим дело не станет.

– А сколько в экипаже человек? – интересуюсь у капитана.

– Шесть. Но с нами обычно идут еще маячники. Мы доставляем их к буям, маякам, где они своими приборами замеряют параметры, ведут наладку оборудования, настраивают, выверяют солнечные батареи – одним словом, делают все, чтобы обеспечить их на­дежную работу, а значит, и безопасное судоходство.

– Какова максимальная скорость судна?

– Восемь узлов, чего вполне достаточно. Зона нашей ответственности – порты Одесса, Черноморск, Южный, Затока. У нас есть график плановых осмотров маяков, сигнальных огней, оградительных знаков и так далее, но случаются иногда и нестандартные ситуации, требующие внепланового вмешательства.

– Это ваше первое судно-гидрограф?

– Нет. До «Капитана Черемных» работал на «Капитане Башеве», который стоит в ремонте. Вообще в «Госгидрографии» четыре судна такого типа. «Капитан Башев» после ремонта будет работать на Николаевском участке, «Капитан Зигер» – в Мариуполе, «Шляховик» – на Дунае, а мы – в Одессе.

Гидрографическое судно не рассчитано на длительный рейс, а потому здесь нет даже камбуза. Зато в кают-компании установлена электроплита, есть микроволновка, чтобы разогреть, а то и приготовить нехитрую пищу. Имеется и холодильник для продуктов. То есть все необходимое для комфортного пребывания экипажа на борту.

– Юрий Иннокентиевич, а раньше вы были знакомы с капитаном Черемных?

– Конечно. Хотя вместе в море ходить и не довелось. Но в «Госгидро­графии» он был капитаном-наставником. Живая легенда отечественного морского флота. Не сочтите за пафос, но для меня честь – работать на судне, которое носит имя такого славного моряка, прекрасного человека. Кстати, Иван Георгиевич вписан в судовую роль, и экипаж всегда рад его визитам.

Иван Георгиевич с присущим ему юмором вступает в разговор:

– А уж как я рад бывать здесь! Конечно, я не просил, чтобы судно назвали моим именем, но для меня это тоже большая честь и мне приятно, что моряки будут меня еще долго помнить. И что бы ни происходило, море всегда остается морем. И по нему всегда будут ходить суда. Не важно, большие они или маленькие. Потому как воспитание морского характера не зависит от их размеров.

Пятого октября «Капитан Черем­ных» вышел на свою первую трудовую вахту – проводил проверку подходных каналов портов Одессы и Черноморска. Юрий Марфин сообщил по телефону:

– Судно отработало в штатном режиме, без замечаний. Десятого октября выходим в порт Южный.

Свою публикацию в прошлом октябре я закончила словами: «Семь футов тебе под килем, «Капитан Черемных»! Пусть твоя морская судьба будет такой же светлой и успешной, как и судьба капитана, чье имя красуется на твоем борту». Думаю, и сейчас это пожелание не будет лишним.

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті