Судьбы армейской повороты

Шумная, многолюдная площадь одесского железнодорожного вокзала. Среди бурного людского потока заметно выделяются степенно вышагивающие военные патрульные. К ним подходит высокий, подтянутый подполковник и после взаимного приветствия задает какие-то вопросы. Я, приглядевшись, узнаю в нем Евгения Тыщука, с которым давно не виделся.

Когда офицер побеседовал с  патрульными, спросил: «Николаевич, что снова в армию подался? Какими судьбами?» Он ответил: «Коротко и не расскажешь. Встретимся как-то, обо всем поведаю».

 И вот мы ведем неторопливую беседу в Южном территориальном управлении военной службы правопорядка. Я спросил, видел ли Евгений Николаевич телесюжет о том, как молодой парень женился на семидесятилетней с хвостиком старухе, чтобы увильнуть от воинской службы. И оказалось, что такой брак по расчету имеет законные основания и дает право «жениху» быть освобожденным от призыва в Вооруженные Силы. Оказалось, мой визави только слышал об этом и резюмировал: «Если бы и другие призывники начали выискивать подобные лазейки, то что сталось бы с нами? Кто защищал бы страну? Но, слава Богу, для настоящих мужчин требования Конституции Украины о том, что защита Отчизны, независимости и территориальной целостности Украины, уважение ее государственных символов являются обязанностью граждан Украины, не просто слова, а руководство к действию.

- В частности, и для Вас, пане підполковнику.

- Да. С первых дней независимости Украины я нес службу в Вооруженных Силах. Встретил ее в ракетных войсках стратегического назначения под городом Первомайском Николаевской области. Когда их ликвидировали по всем ныне известным причинам, был направлен на учебу в Киевский военный гуманитарный институт, где получил академическое образование и стал военным журналистом.

- Как я уже знаю, диплом с отличием был получен, тогда его еще называли красным. К месту будет сказано, что в Вашем журналистском багаже есть победы в престижных конкурсах. К примеру, помню, что статья «Рабы XX века» была отмечены первой премией Минтруда и соцполитики. 

- Так точно. Это в какой-то степени и поспособствовало тому, что был направлен спецкором центрального печатного органа Министерства обороны «Народная Армия». После этого шестнадцать лет трудился с лейкой и блокнотом в войсках. И уволился из Вооруженных Сил, имея двадцать шесть лет выслуги. В октябре 2013 года.

- И ушли с чистой совестью на покой?

- Ни в коем случае. Три года был собственным корреспондентом журнала Верховной Рады «Віче» по югу Украины. И когда двадцатого марта 2014 года получил повестку из военкомата, явился туда точно в назначенный день и час. Без проволочки.

- И что? Прощай, семья, труба зовет!

- Скажу честно, что в семье не сразу одобрили мое стремление вернуться на армейскую службу. Ведь тогда уже в воздухе пахло войной. А на войне, хоть сердце и просит музыки вдвойне, опасность грозит всем. И тем, кто непосредственно в окопах, и кто даже в глубоком тылу. Все должны делать свое дело, не абы как, а на пределе своих сил, способностей и возможностей.

- И где же Вам пришлось прикладывать свои усилия?

- В воинской части, которая первой в Крыму подверглась нападению «зеленых человечков». Это научно-исследовательский Центр Вооруженных Сил Украины «Государственный океанариум». Мне предложили должность в научно-организационном отделе с учетом немалого опыта работы в СМИ. Прошел различные собеседования и был назначен приказом министра обороны научным сотрудником.

- И какие функции пришлось выполнять?

- Скажу обобщенно – специфические. Главная задача – способствовать обеспечению безопасности акватория Черного и Азовского морей. За время службы в «Государственном океанариуме» опубликовал пять научных статей. Сотрудниками были запатентованы разработки, которые нашли применение и в Военно-Морских Силах и в Сухопутных войсках. В частности, по противодействию диверсантам. Состоялись выезды в район Мариуполя, Волновахи.

- В АТО принимали участие? 

- Непосредственно в боевых порядках – нет. Научных сотрудников туда не направляли. Есть соответствующая директива. 

- А как оказались в службе правопорядка? Да еще на такой ответственной должности – заместитель начальника управления.

- Виктор Иванович, Вы же человек, так сказать, военный и знаете, что кадровики решают все. Кандидатов на эту должность было немало. После трехмесячной стажировки выбор пал на меня.

- Теперь, как говорят, о чем голова болит?

- Чтобы поддерживался надлежащий уставной порядок в воинских формированиях, в том числе и Национальной гвардии Украины. Чтобы патрульная служба и военная автоинспекция выполняли свои функции без нареканий. У нас есть подразделение специального назначения, которое оперативно действует в случае экстремальных ситуаций. По необходимости – в тесном контакте со Службой безопасности. В том числе и по оказанию помощи гражданскому населению.

- А возможен ли еще какой-то поворот в армейской судьбе офицера Тыщука?

Евгений Николаевич широко улыбается, скрещивает руки на груди и отвечает:

- Пути господни неисповедимы. Сейчас готовлюсь в спецкомандировку в зону боевых действий. Там, по плану оерации Объединенных Сил, предстоит решать специфическую, не для печати, задачу. И при участии личного состава военной службы правопорядка, в которой и я имею честь выполнять свой воинский долг.

- Остается пожелать успехов и всего самого доброго Вам и Вашим побратимам по армейскому строю.

Рубрика: 
Район: 
Выпуск: 

Схожі статті