Кормилицу нашу сберечь

Я человек от земли. На ней работал всю жизнь. 

Часто думаю над тем, в какое непростое время мы живем. Колхозов уже давно нет, и непонятно, что же будет с нашей землей-кормилицей. Как-то прочел, что в мире на 25 процентов средств больше тратят на вооружение, чем на охрану природной среды. 40 процентов пахотных земель в упадке, 13 млн га леса ежегодно исчезает, 200 млн человек голодает. Статистику можно продолжить, но я постоянно задумываюсь, к чему мы идем? Вот уже обсуждается тема продажи земли. Как такое может быть, ведь земля принадлежит народу! Вспоминаю, как защищали наши воины в боях с фашистскими захватчиками родную землю, и как, работая в колхозе, мы ее, изрытую окопами, израненную осколками от бомб и снарядов,  буквально выхаживали. И теперь продавать землю толстосумам и иностранцам? У меня от всего этого холодеет душа. 

Наша область от фашистов освобождена в марте 1944 года. Я родился 21 января 1926 года в селе Грительники Хмельницкой области. В годы войны мне исполнилось 15 лет. Проживал на оккупированной территории. После освобождения области я не подлежал призыву по состоянию здоровья. Мы, колхозные труженики, восстанавливали в селе все разрушенное и разграбленное. Село нуждалось не только в рабочей силе. Оно нуждалось в специалистах.

Многие воины погибли на фронте или вернулись инвалидами. Но народ жил единственной мыслью: как помочь стране. Мне тогда предложили учебу в сельхозтехникуме – на зоотехника. Мы не только учились, но в свободное от учебы время работали: восстанавливали фермы, утепляли свинарники, заготавливали сено для скота. Техникум я окончил в 1949 году. Вернулся в свое село. Трудиться приходилось по 14-16 часов. В 1962 году меня избрали председателем колхоза им. Шевченко в с. Плещины Хмельницкой области. Затем я  окончил заочно зоотехнический факультет Каменец-Подольского института. Приходилось на свой страх и риск использовать азы рыночной экономики, дабы поднять уровень жизни колхозников. Мы в рассрочку покупали у крестьян молодняк крупного рогатого скота, продавали в Казахстан и таким образом могли рассчитаться с колхозниками, государством и еще имели кое-что на развитие хозяйства. Использовали торфоперегнойные компостеры. Это помогло увеличить урожайность. 

Постепенно благоустраивалось село. Появился свет, радио, асфальтные дороги, сняли с крыш солому, покрыли железом или шифером, построили детский садик, школу, клуб и другие социальные объекты. В колхозе я работал до 1975 г. Затем по состоянию здоровья с семьей переехал в Одессу. Жил в однокомнатной квартире, которую обменял за свое жилье в Хмельницкой области и продолжал работать сначала в Овидиопольском районе, а затем меня перевели на работу директором совхоза «Красный Луч» Беляевского района Одесской области, где я трудился до выхода на пенсию в 1986 году.

Сейчас я вдовец. Свою супругу, с которой мы вырастили и воспитали двоих сыновей, давно похоронил. Сыны с семьями живут и работают в Одессе. У меня три внучки и уже растут двое правнуков. После выхода на пенсию я состою в ветеранской организации Киевского района Одессы, где принимал активное участие в ее деятельности, за что был награжден знаком «Трудовая Слава» городским головой Одессы в 2006 году. Принимая участие в ветеранском движении, я познакомился с прекрасной женщиной-ветераном Людмилой Николаевной Опроненко. Крепко подружились, когда она в 2013 году готовила книгу о Героях Социалистического Труда, собирая по крупицам о них сведения по всей огромной стране. В Одесском партархиве она нашла всего 11 человек из 217! По этой книге, по ее особому настоянию и при поддержке военкома Приморского района Одессы О.Л. Лобана установлена стела «Герои Социалистического Труда Одесщины». Свои книги она не продает, а передает их близким, в библиотеки, музеи бесплатно. Я благодарен ей за память о людях, которые привели нашу страну к Победе в 1945-м и восстановили ее из руин. 

А сейчас самая главная наша задача, особенно молодежи, нашу страну сберечь.

Степан Садовой, Герой Социалистического Труда

Выпуск: 

Схожі статті