«Как уйти от ресурсного проклятия?»,

- размышляет народный депутат 3,6 и 7-го созывов, бывший губернатор Одесской области, Почетный гражданин города Одессы Сергей ГРИНЕВЕЦКИЙ

- В современных спорах о земле практически не затрагиваются философско-этические моменты, - говорит Сергей Рафаилович. - На мой взгляд, они имеют не меньшее значение, нежели экономические. Федор Михайлович Достоевский когда-то сказал: «Каков характер нации, таков характер земельных отношений».

- Наш характер известен…

- Якщо не з’їм, то понадкусюю. Надо понимать: экономические преобразования в обществе произойдут только тогда, когда будут отвечать уже реализованным в обществе инициативам. Когда говорят: не хватает денег и чтобы сократить их дефицит, надо открыть рынок земли, не понимают как раз этих философско-этических моментов. И, к сожалению, инициаторы реформ не согласовывают их с процессами, происходящими в обществе.

- Что вы имеете в виду?

- В обществе нет элементарной стабильности и понятия ответственности.

Говоря о реформах, стоило бы задуматься: почему Украина – одна из крупнейших стран Европы - постоянно теряет территории?

При Леониде Кравчуке мы потеряли ЧМП – колоссальные территории страны, так как суда ЧМП под флагом Украины были ничем иным, как нашей территорией. При Леониде Кучме клочок земли, отданный Молдове, превратился в порт Джурджулешты. При Викторе Ющенко от нас ушел богатейший шельф вокруг острова Змеиный. При Турчинове потеряли Крым, при Порошенко - часть востока страны. Интересная тенденция получается, не правда ли?

Я считаю, что на протяжении тысячелетий смысл земельных реформ сводится к вопросу о собственности на нее. Разница заключается только в масштабах и глубине происходящих изменений.

Исторически сложилась 3-уровневая система собственности на землю: государственная, коммунальная и частная. В частном секторе  тоже можно выделить три уровня: богатые, середняки и бедные. Говоря о собственности, надо рассматривать процессы владения, использования и распоряжения. В этой системе координат и происходят все манипуляции политиков.

Нельзя забывать и о том, что происходило в земельных отношениях на протяжении  последнего века.

Одной из самых удачных земельных реформ была реформа Столыпина. Ее реализация прервалась из-за событий революции 1917 года. В том же году вышел Декрет о земле. В 1918 году появился декрет «О социальных землях», по сути, узаконивший их национализацию. Далее следовали НЭП как исторический шанс для фермерства и коллективизация Сталина.

В 1994 году Леонид Кучма подписал Указ «О неотложных мерах по ускорению земельной реформы в сфере сельскохозяйственного производства». Тогда и началась распаевка земли.

На сегодня средний пай в Украине составляет 4,2 гектара, в Одесской области – 4,7 гектара.

В системе земельных отношений важную роль играет аренда. Но ее феномен заключается в том, что главным выступает не собственник, а хозяин паев.

Очень интересно посмотреть на структуру аренды в Украине. 44% арендованной земли распоряжаются агрохолдинги, 42% - базовые предприятия. И всего 14% - фермеры.

- То есть реально огромные массивы земли уже находятся во владении крупных фирм?

- Как только возобновляется разговор о рынке земли, сразу следует ответ – опасность латифундации. И парламент тут же продолжает мораторий на продажу земли. Хотя по факту огромными массивами земли действительно уже распоряжаются отдельные фирмы.

98% сельских жителей получили Госакты на землю, а вместе с ними и право на ее продажу. Очень важно, кому продавать и на каких условиях. Именно в этом заключается самый важный вопрос.

Если говорить о позитивах латифундистов, то они владеют инвестиционными, кредитными, инновационными, технологическими, техническими, организационными, кадровыми ресурсами. Основная опасность здесь связана с теневой покупкой земельных паев.

На мой взгляд, рынок земли должен жестко регламентироваться. Есть выражение: все, что продается, перестает быть национальным, а становится проданным.

Основные цели сторонников моратория связаны с идеологией – сначала его отстаивали коммунисты, потом их сменили радикалы. Есть еще цели олигархически-бизнесовые. Они связаны с теневыми схемами приватизации земли, которых не хотят лишиться. И, наконец, третья цель консервативно-аграрная. Ее придерживаются те, кто разделяет понятия рынок и базар.

На мой взгляд, государственный контроль обязан защитить от спекуляции. И главным посредником на открытых торгах должен выступать Государственный земельный банк.

В рыночных условиях земля работает на развитие товарно-денежных отношений. Рынок не будет работать без надлежащей инфраструктуры для  проведения сделок и защиты прав собственников. То есть без реформы судебной системы ничего не произойдет.

- А с чего все-таки следовало начинать?

- Начинать надо было с дозированного и регулированного рынка. Например, там, где есть полные кадастровые записи. В 2012 году, кстати, Земельный банк был создан. Но в 2014 году новая власть его закрыла. И начала проводить реформы по-своему: объединение территориальных громад, национализация банков с последующей их приватизацией для себя, чтобы стать хозяевами всей страны.

Остро стоит вопрос о наследовании земли. Умерло более миллиона селян-пенсионеров, которые  были владельцами земельных паев. Новыми собственниками стали их наследники, в большинстве живущие в городах.

В этих условиях надо определить минимальный срок аренды паев. Краткосрочная аренда приводит к деградации земель. Поэтому оптимальным был бы срок в 7 лет. Надо установить ограничения для холдингов на площади арендованных паев: не более 10% одной фирме в районе и не более 100 тысяч гектаров в границах всей Украины.

Конечно, нужна серьезная информационно-просветительская работа. В области формируется новая власть. И я рекомендовал бы начать с серьезного изучения главного вопроса – земельных отношений.

Что касается проникновения на отечественный рынок иностранных собственников, сначала они скупают корпоративные права, затем легализуются через приобретение права аренды и его переоформление. Как следствие, имеем в Украине крупные агрохолдинги, аффилированные иностранными инвесторами из США, Великобритании, России, Саудовской Аравии, Ливии. Есть и не раскрытые структуры. Появилась даже шутка, что отмены моратория в нашей стране добьются шейхи.

Много спекуляций на рынке земли. Порядка 70% сделок приходится на спекулянтов-посредников. Земля недооценена и непродуктивно используется.

Но надо понимать: без рынка собственность мертва. Главная задача – найти золотую середину между запретом и вседозволенностью.

Основная ценность земли заключается в возможности получения кредитов под ее залог, капитализации доходов путем инвестирования в землю. Но для этого нужна другая, реформированная банковская система.

Сегодня продать свои паи готовы 10-15% собственников. Это примерно 3-4 миллиона гектаров. На свободном рынке в Европе цена за гектар земли находится в районе 7 тысяч долларов. У нас до 2015 года она составляла 400 долларов. При предполагаемой стоимости в тысячу долларов рыночный спрос должен быть 3-4 миллиарда долларов. Это нереально, так как еще до кризиса наши банки прокредитовали все отрасли на 1,8 миллиарда долларов. Исходя из этого, получается, что нас готовят к массовому обезземеливанию граждан Украины.

Ситуация опасная – массовое рейдерство, на руках у людей много оружия. Непродуманные шаги могут привести к социальным бунтам  и закончиться печально.

Если говорить о зарубежном опыте, то нам не подходит ничей опыт. Потому что ни одна страна мира не аккумулировала 60% мировых запасов чернозема. Риск неправильного обращения с таким богатством слишком велик. Мы находимся в координатах ресурсного проклятия. Имеем колоссальный потенциал, а разумно распорядиться им не можем. Очень хочется не оказаться заложниками этого проклятия.

Выпуск: 

Схожі статті