Дорогами, звавшими в даль

Бывает так – встречаешься с человеком, обмениваешься приветственными словами и не подозреваешь, что перед тобой неординарная личность. А когда узнаешь, что за непоказной её скромностью скрывается столько интересного, поучительного, благородного, то считаешь, что не рассказать о ней другим, ну, просто нельзя. Так и случилось, что я попросил Евгения Отаровича Лукашова побывать в гостях у «Одеських вістей», узнав о его житейских путях-дорогах, которыми он идет вот уже семьдесят лет, творя добро людям.

Все от людей хороших

 Задавая вопросы и слушая ответы, приходил к убеждению, что самая характерная черта моего визави – животворение. И, будто почувствовав это, Евгений Отарович сказал:

 – Виктор Иванович, всё, что есть во мне хорошего – от людей, одержимых в лучшем смысле этого слова. От животворных людей. Именно от них я напитывался энергией, они укрепляли мои силы, порождали тягу к знаниям, работе, оживляли, когда приходилось крайне туго.

– Тогда будет уместным вспомнить кого-то из них.

 Лукашов вздохнул глубоко, пригладил ладонью прихваченные благородной сединой волосы и сказал уважительно:

 – Конечно же, маму – Констанцу Феликсовну Лукашову. Она была солисткой балета в Харьковском театре оперы и балета, когда этот город был столицей Украины. Затем стала солисткой знаменитого ансамбля танца Игоря Моисеева в Москве. Позже Павел Вирский пригласил её в ансамбль танца Украины в Киев. Многие годы работала балетмейстером в Одессе, где я и имел честь родиться. Мама была моим настоящим, большим другом. Она влюбила меня в море, в красоту природы, в искусство и приучила к тому, что всё в этой жизни достигается упорным трудом. Её уважали коллеги и ученики.

 – А что скажете об отце?

 – Отар Михайлович Какабадзе был известным грузинским шахматистом. По профессии юрист. Фронтовой офицер. Многих боевых наград удостоен. Выходец из старинного дворянского рода.

 – Не от него ли передалось пристрастие к танцам, к покорению гор?

– Не знаю, может быть. Но в балетную школу меня отвела мама. С десяти лет я танцевал на выходах на сцене Одесского театра оперы и балета в детском спектакле «Щелкунчик» и в других постановках. А когда в 1963 году в Одессе премьерно представили балет Хачатуряна «Спартак», я исполнял в нём уже три партии. Разные по сложности и драматизму.

 – Вам пророчили успех, но Вы оставили балет. Почему?

 – Верх взяла музыка. Уже тогда, когда занимался в первой музыкальной школе по классу фортепиано. Я бывал на многих премьерах с мамой и всегда очаровывался именно музыкой, божественным искусством её звуков.

Становление

– Можно подумать, что Вы росли эдаким нарциссом в саду искусства, всегда возле высокого, чистого, светлого, зачарованным перезвоном церковных колоколов. 

 – Нет-нет, что вы. Артисты звали меня ласково Женичкой, называли своим «сыном полка», а я, как только удавалось, рвался на улицу, был тем ещё сорванцом. Заплывал далеко в море на надувной камере. Дрался с мальчишками. Школу пропускал. Но одно, так сказать, другому не мешало.

– А как и где проходило становление Вашей творческой натуры? Что её испытывало?

– Сначала эстрада. В разных коллективах проходил проверку на зрелость. Продолжал музыкальное образование. Когда пригласили в Одесскую филармонию пианистом первой категории, был на седьмом небе.

– На гастролях бывали?

– По всему Советскому Союзу. Аккомпанировал многим звёздам эстрады, певцам с мировым именем. В Одессе был в одной связке с Глебом Драновым, Анатолием Рихтером, Владимиром Брауном. Играл на аккордеоне. Запомнилась интересная работа, когда руководил эстрадным оркестром сельхозинститута. За рубежом выступал как пианист. Много хорошего помнится. Я впитывал прекрасное и всегда старался, сегодня стараюсь отдавать людям сполна то, что получил от них – тепло, доброту. И буду отдавать, пока, как говорил Булат Окуджава, «хватает и времени, и огня». 

Позвали в дали камни-самоцветы

– Евгений Отарович, прав был Овидий, сказав, что всё изменяется, ничего не исчезает. А почему поэт с мировой известностью Андрей Вознесенский, посвятивший Вам стихотворение, попросил у Бога для Вас именно смелости?

 Наш гость улыбнулся, и его по-блоковски притягательные большие глаза наполнились лучезарным теплом. Он сказал:

 – Андрюша знал о моих увлечениях, небезопасных походах в горы за камнями-самоцветами, в тайгу, где не так просто всё складывалось.

– Это и о Вас пелось: «А я еду, а я еду за мечтами, за туманом и за запахом тайги».

– Можно сказать, что и обо мне. Пришлось полазить и по забытой всеми глухомани, и по запеленатым в туман горам.

– Не зря же известный поэт Николай Базилев посвятил Вам, Евгений Отарович, стихотворение «До скорого!..» Оно начинается такими словами: «Опять уходит друг в края, где ни тропинок, ни дорожек. Помилуй Бог, там даже хлебных крошек не оказаться может вдруг».

– Как часто бывает, какое-то неожиданное увлечение приходит внезапно. Так сталось, что после посещения выставки камней-самоцветов решил попробовать собрать свою коллекцию. И собрал, походив по Хабаровскому краю, Уралу, Бурятии, Крыму. Вёл, так сказать, разведку в рудниках Казахстана, на Байкале. В Волынской области и многих других регионах вёл поиск.

 – Но зато каков результат!

Лукашов снова улыбается и с удовлетворением говорит:

– Коллекция получилась. Са­моцветы увлекательно и объемно высветили увлечение моей молодости. Познакомил с ними сперва тысячи одесситов, а затем киевлян. А после этого решился показать на ВДНХ СССР, получил звание лауреата. Дело дошло до создания народного музея «Самоцветы СНГ», единственного в своем роде в Украине. С его экспозицией побывал в Болгарии, Италии, Никарагуа, России, бывшей Югославии. И доныне там хранятся подаренные мною самоцветы. Об этом напоминают и каталоги выставок, и афиши, и публикации в прессе. 

– Не жаль было расставаться с драгоценностями?

– Ничуточки. Разве можно сожалеть о том, что приносит людям радость? Иногда я употребляю фразу: «Чтобы напиться чистой воды, надо отправиться к источнику, разыскать его». Если я насладился первозданной прелестью самоцветов-символов душевного спокойствия, с таинственными автографами природы, то почему бы не помочь другим испытать такое же наслаждение?

Полотен кисти волшебство

– Не потому ли так щедро Вы раздариваете и картины из своей коллекции?

– Именно поэтому. Прекрасное мгновение не должно останавливаться только для меня. 

– А с чего началось коллекционирование полотен мастеров кисти? 

– Я жил на улице Пушкинской как раз напротив музея Западного и Восточного искусства. Часто бывал в нем, познакомился со многими художниками, жившими в доме, построенном для работников музея, бывал у них в мастерских. В частности, у Фраермана, Зайченко. Дружил с дочкой Кириака Костанди. Так и стал до этого чужак-музыкант и танцор своим среди представителей южно-русской школы художников. Они щедро дарили мне свои работы. Почин сделали Вера Николаевна Акимович и Марфа Викторовна Цамакион. Потом подарила картины Варвара Васильевна Скородинская-Фила­това. С этого и началась коллекция, которую пополняли работы академика живописи Божия, незабвенных Злочевского, Беспалого, Ломыкина, Токарева, Лозы и многих других. Я постоянно общался с видными коллекционерами Савко, Иваницким, Блещуновым. 

– Евгений Отарович, Вы провели много выставок картин в том числе и за рубежом – в Германии, Австрии. Принят Почетным членом в Национальный Союз художников Украины. А сами не пробовали писать картины?

– Не отважился. Считаю достаточным, что экспозиции проводимых мною выставок вызывают неподдельный интерес у зрителей. Мне это доставляет радость и удовлетворение. Подобные чувства я испытал, к примеру, когда в селе Кордон Лиманского района была открыта народная галерея из более чем шестидесяти картин одесских художников, собранных мною и безвозмездно подаренных сельскому Дому культуры. Не передать словами ту радость, которую испытал, слушая слова благодарности сельчан. 

– Вы издали книгу стихов «Желаю вам», получившую хорошие отзывы. А не посещала ли Вас мысль о написании воспоминаний о былом? На мой взгляд, у Вас получились бы интересные и поучительные мемуары. Особенно для молодых людей, только начинающих вхождение в большую жизнь. Вы ведь принимали участие в разработке концепции развития образования в Одессе, были членом жюри различных международных конкурсов и комиссии по присуждению премии имени Дерибаса.

Лукашов хмурит брови и после некоторого раздумья говорит:

– Надо над этим подумать. Действительно, есть что сказать молодежи. 

Надо над этим подумать…

– Представим, что Вы взялись за перо. Как человек, посвятивший жизнь искусству, и добившийся всеобщего признания как танцор, музыкант, коллекционер, какой наказ Вы бы дали юношам и девушкам?

– Независимо от избранной профессии, надо главную ставку делать на упорный труд и верить в себя. Знаменитый музыкант Никколо Паганини, уже будучи известным скрипачом, занимался по 10-12 часов в день и затем обессиленный падал на кровать. 

– Я знаю, что Вы активно занимаетесь общественной работой. В частности, на протяжении многих лет Вас избирают членом президиума областного Совета мира. Что для Вас означает миротворчество?

– Это настоятельная потребность всегда и везде напоминать людям о необходимости беречь мир и поддерживать тех, кто нуждается в помощи. Именно поэтому в 1986 году был в Чернобыле, выступал перед ликвидаторами последствий трагедии. В 1990 году я оказался в бывших республиках Закавказья, когда там назревал вооруженный конфликт. После землетрясения – в Спитаке. В одном сохранившемся Дворце культуры вблизи Спитака сыграл «Реквием» Арама Хачатуряна из балета «Спартак». Зал встал, и люди со слезами на глазах слушали музыку. С такой же миссией я отбыл в Приднестровье, когда там шла война. И сегодня я делаю все, что в моих силах для наступления мира в Украине, – выступал перед воинами-участниками АТО. 

– Слушая Вас, думаю о том, как же отмечен Ваш подвижнический труд?

– Давайте поговорим об этом на очередном юбилее, годиков через пять.

– А я, готовясь к нашей встрече, составил редакционное досье: «Награжден орденами «За заслуги», «За гуманизм и милосердие», «Рождество Христово», медалями: международной золотой «Борец за мир», «За укрепление мира», золотой Советского фонда мира. Удостоен Почетного звания Заслуженный работник культуры Украины, почетный доктор искусствоведения, профессор культурологии, имя Е.О.Лукашова занесено в энциклопедию «Одессика».

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті