Ирина Ковалиш: «В политике нет места разделению на мужчин и женщин»

Сейчас женщина в политике перестала быть чем-то из ряда вон выходящим. Многие из прекрасных дам опровергают стереотип о «слабом поле», занимая высокие должности в органах местного самоуправления и реализуя себя в политике. Однако на этом пути встречается немало препятствий, которые усложняют женщинам у власти карьерный рост. Что больше всего мешает сегодня украинкам состояться в политике. Какие проблемы существуют на самом деле, а какие – слегка преувеличены? И почему в некоторых структурах самоуправлениях женщин куда больше, чем мужчин? Об этом мы поговорили с депутатом областного совета и сопредседателем Национальной платформы «Женщины за Мир» Ириной Ковалиш.

- Ирина Владимировна, как Вы считаете, существует ли вообще в Украине и в Одесской области в частности, гендерное неравенство при формировании органов власти? 

- Лично я, когда избиралась в областной совет, с этим не сталкивалась. Хотя здесь, конечно же, законодательное поле для выборов в местные советы совершенно другое, ведь прописана женская квота - 30 процентов.  Поэтому я неравенства при формировании партийных списков в своей политической карьере не видела. Но мое знакомство с этой ситуацией показывает, что такие случаи встречаются часто, в том числе сейчас, в разгар предвыборной кампании в Верховную Раду.

Женщины политики столкнулись с тем, что на законодательном уровне не закреплена никакая квота, нет никакого справедливого принципа при формировании списков. Те списки, которые политические партии огласили, свидетельствуют о том, что у нас в Верховной Раде планируется тотальное засилье мужчин. Поэтому гендерное неравенство при формировании органов власти существует. В то же время Президент сейчас назначил очень много губернаторов и исполняющих обязанности губернаторов как раз таки женщин. Где-то это может быть вариант политического компромисса, а где-то - реально достойная оценка заслуг женщин в региональной политике.

В политике, мне кажется, определяющей должна быть какая-то общественная активность, ум, дееспособность, профессионализм. Конечно, мне по половому признаку было бы правильно защищать женщин всея Украины, поддерживать их. Однако я считаю, что во многих в сферах, в том числе - в политике, нет места разделению на мужчин и женщин, но есть  место профессиональным качествам и заслугам. 

- Что мешает женщинам идти во власть – семейные заботы,  общественные предрассудки или что-то другое?

- Всё зависит от того, в какую власть идет женщина. Если мы говорим о власти региональной, то законодательство предусмотрело квоты. Если мы говорим вообще, что может на бытовом уровне мешать идти во власть, то тут уже всплывают другие нюансы. К сожалению, украинские семейные барышни обременены достаточно серьезными заботами, которые продиктованы низким уровнем материальной обеспеченности. За рубежом у женщины очень много финансовых возможностей, многие бытовые семейные заботы списываются на прачечные, минимальное стояние у плиты. У них есть больше времени на то, чтобы заниматься профессиональной деятельностью, карьерой, политической в том числе. 

Определенные предрассудки по поводу женщин у власти, наверное, существуют. Общественный стереотип женщины-политика в Украине сформирован достаточно четко. Зачастую это собирательный образ пуленепробиваемой женщины со стервозным характером. Хотя стоит понимать, что в таком жестком политическом мире по-другому, наверное, и не проложишь себе дорогу. 

- Есть ли необходимость повышать удельный вес женщин в органах власти, как это скажется на ситуации в обществе, какие здесь могут быть плюсы и минусы?

- Здесь, как мне кажется, совсем уже повышать удельный вес женщины в органах власти не стоит. Должен быть принцип добровольности, какого-то внутреннего настроя, потребности и необходимости самореализации. Именно эти желания должны быть в приоритете. Я думаю, что на ситуацию в обществе больше благоприятности скажет общеэкономическая обстановка. Когда как мужчины, так и женщины, будут иметь нормальные зарплаты и социальные гарантии, понимать свою значимость в государстве Украина, тогда наступят изменения. Мозги будут больше ориентированы на внутреннее развитие, стремление себя реализовать в разных сферах, независимо от какой-то профессиональной принадлежности и прочих условностей. 

- Каким, по-Вашему, должно быть оптимальное соотношение мужчин и женщин в органах власти? Обязательно ли это должно быть 50 на 50 или около  того?

- Для политики однозначно важны квоты в списках, но с пропорции 50 на 50 начинать не стоит. Потому что искусственно набивать списки женщинами - тоже не вариант. Нужно учитывать статистику, какие-то демографические показатели той или иной территории, гендерный бюджет. Это правильные ориентиры. Всё остальное – какие-то институты, которые готовят и воспитывают, сегодня, по-моему мнению, дань какой-то европейской моде. Оно больше наносное, а я больше за естественные посылы, натуральность в этом процессе.

- Если это необходимо, то какой путь для привлечения женщин во власть наиболее предпочтителен – квотирование, создание общественных и государственных институтов, готовящих, воспитывающих и продвигающих женщину-лидера, или изменение общественных взглядов в сторону принятия женщины-руководителя?

- Сегодня женщины и так много стараются уделять себе время, очень много в социальных сетях рекламы всевозможных тренингов и мастер-классов. Они как платные так и бесплатные, в них заключено всё, что может воспитывать и продвигать в женщине лидерские качества, стимулировать ее дарить внимание не только семье, но и окружающему миру. Может быть, это стереотип, но исторический опыт, основанный на нашей ментальности, показывает, что чем меньше государство вклинивается в такие процессы, тем лучше. Политические амбиции, желание лидировать, как мне кажется, больше относятся к сфере тонких душевных организаций, в которые государству вмешиваться не стоит. Есть желание у женщины идти в политику – она должна обладать набором таких качеств, которые убедят любого, вне зависимости от его половой принадлежности, что она крутая, классная и должна идти с нами по одному политическому маршруту. 

- У Вас лично были случаи, когда Вы чувствовали, что принадлежность к прекрасному полу мешает политической карьере?

- Таких случаев у меня лично никогда не было. Наоборот, мой пол, как мне кажется, только помогал в моей политической карьере, в сочетании с природной наглостью, которая помогает чувствовать себя сильной и уверенной, показывая некоторым мужчинам-политикам их место. 

- Неоднократно фиксировалось, что, чем выше уровень самоуправления - тем меньше женщин в его составе и среди его руководства. Чем это можно объяснить? 

- На руководящих постах Одес­ского областного совета сидят три человека. Если бы была одна женщина – было бы очень неплохо. Я бы вообще не отказалась быть там представленной.  А в сельской местности, как мне кажется, женщин в органах местного самоуправления куда больше мужчин. Это говорит о том, что политика в селах - дело не прибыльное, и государственная служба - не высокооплачиваемый труд. Мужчины на селе чаще выбирают другие формы заработка, а женщины как раз для того, чтобы проявить себя, идут в самоуправление, в депутаты. В моем округе №8 Белгород-Днестровского района несколько женщин успешно руководят громадами и сельскими радами. 

- Наблюдается ли в Одесском облсовете такое разделение функций по гендерному признаку, когда, скажем, финансовая или земельная комиссия традиционно возглавляются мужчиной, а те, что ведают культурой или образованием – женщиной?

- Вот смотрите, в Одесском облсовете представлено всего шесть женщин и почти все они занимают должности руководителей. Евгения Абрамова руководит финансами, Марина Зинченко отвечает за культуру и образование, я - зампред постоянной комиссии по вопросам охраны здоровья и социальной политики. Алла Стоянова – заместительница главы бюджетной комиссии. Поэтому здесь как раз разделения по гендерному признаку вообще никакого нет. Наоборот, у нас женщины в областном совете очень активны и завоевали все лучшие места под солнцем.

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті