На морском песочке…

Я не активист. Не общественник. Не лидер, не политик и не чей-то проект. Все это – ни к сожалению, ни к счастью. Просто факт. Обычный гражданин, вполне толерантный  человек, женщина определенного возраста со своими вредными (и не очень) привычками, с покладистым (почти всегда) характером. В общем, как и тысячи других горожан пошла я, ничем не выдающаяся, в субботу на пляж – на 10-ю станцию Большого Фонтана – на участок вплотную к «Чайке».  Вместе с подругой и ее мужем, довольно известным, к слову, художником Андреем Летневым. 

Приехали мы к любимому Черному морю в своем родном городе. Потому что за рабочую неделю, которая не заканчивается никогда, нужно, хотя бы пару часов отдохнуть. Как, впрочем, и тысячам других горожан. 

Ничего не предвещало неприятностей. Ни странные надписи на стене (появились в этом сезоне): «Экстаз», «Свобода», «Все для любви»... Ни двусмысленные картинки барышень с раздвинутыми ногами и в откровенных позах... Ни стальная основа непонятного объекта на песке – прямо за пирсом. 

 Молоденький бич-бой появился внезапно: «Вам придется уйти, здесь – платный пляж...». Сидевшее на корточках существо обращалось к нам, двум взрослым женщинам. Мы потребовали администратора, предупредили, что вызовем полицию. Реакция нулевая. Беседа перешла на повышенные тона и разбудила художника: «Брысь...!». Но юнец отступил лишь после того, как наш спутник вскочил и кинулся защищать жену... Утро перестало быть томным. 

Бич-бой вернулся со старшим товарищем – вполне крепким мужчиной. Мы говорили (громко) о том, что платных пляжей в городе нет, есть – лишь аренда, предоставление платных услуг. В последних (топчанах) мы не нуждаемся, потому обсуждать нам нечего. Однако «товарищ» не понимал. Общение затянулось. Он навис над моей головой и грозил, что простоит так целый день. Я не возражала: «Стойте». Тогда рядом со мной швырнули топчан (впритык к подстилке, мог бы и убить...). 

Все это могло бы стать смешным, не будь таким печальным. Признаться, не знала, стоит ли писать. Все-таки - война, люди голодают, а я - с пляжем... И, вероятно, не стала бы, но... В это время такие себе вполне молодые тела, прихватив подстилочки, покорно отползли на так называемую 30-процентную, под завязку забитую, зону. Вполне приличный (с виду) молодой человек подошел к бич-бою и сунул ему купюру. Дескать, держи, я здесь с бабой отдыхаю... То есть, заплатил уже не за топчан – за место на песке! А наш сосед по подстилке – вполне крепкий паренек – демонстративно собрал свои вещи, мол, все, ребята, - отдохнул, спасибо, уже ухожу... Другой (в цветах той самой страны-агрессора), вольготно расставив ноги, тушил сигаретку в благоустроенный (топчанами) песок. И хихикал, дескать, здобулы... 

Потом подошла беззубая старушка. И рассказала, как ходит сюда полвека, а теперь часто плачет, потому что ей указывают, где можно лежать, а где – нет... Такой себе линялый купальничек на скрюченном убогом тельце, смешная панамка - на седой голове... И такое меня взяло зло. До горького привкуса. До тошноты... 

Мы не ушли. Пробыли на час дольше, чем планировали - дело принципа. За это время бич-бои никого не тронули, и не успевшие ретироваться отдыхающие, спокойно загорали на песке. 

Так вот. Пока ползаем и молчим, будет, и разруха, и голод, и платное море, и грязный песок, и гречка на выборах, и убийства, и грабежи, и горящие рестораны, и биты, и хитрые арендаторы, и циничные взяточники. И... война с погибающими украинскими бойцами.... Потому что все эти вещи взаимосвязаны. И мы никогда не станем народом. Останемся такими себе слоями населения на территории – эдакой буферной зоне... И от одной этой мысли, мне – человеку вполне уравновешенному - уже страшно. До немоты. И это не политика - просто история с географией. 

Лариса Козовая

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті