Памяти мецената

 Одиннадцатого мая на Втором Христианском кладбище состоялось торжественное открытие после реставрации захоронения журналиста, издателя и одесского мецената Василия Васильевича Навроцкого. В церемонии приняли участие представители духовенства, историки и журналисты. В результате поисковых работ могила, долгие годы считавшаяся утерянной, была найдена. В результате реставрационных работ могила и памятник были восстановлены, руководил волонтёрами-энтузиастами журналист Вячеслав Воронков.

   Биография Василия Навроцкого весьма примечательна. По происхождению дворянин, родился в 1851 году в Кременчуге, образование получил в полтавской гимназии. Отец был чиновником Кременчугской провиантской комиссии и арендатором земли под Кременчугом, где владел собственным имением. Налёт крыс на их хлебные поля полностью уничтожил урожай, семья разорилась, и юноша отправился в Одессу в поисках работы. В городе он поступил в типографию Петра Францова, где исполнял должность экспедитора. Однако уже спустя несколько лет, в ноябре 1873 года,  Василий Навроцкий приобрел у губернского секретаря, редактора и издателя «Новороссийского телеграфа» Александра Серебренникова право на издание газеты «Одесский листок объявлений».  Постепенно «Одесский листок объявлений» превратился в известную одесскую газету. В последующие годы Василий Васильевич прилагает усилия, чтобы расширить издание. И спустя 7 лет его газету «признают» официально, разрешив ей печатать правительственные распоряжения, телеграммы, внутренние известия и коммерческую хронику. В том же году газета получает новое название – «Одесский листок». Позже она становится ежедневной. Так небольшая справочная, торговая и биржевая газета в руках Василия Навроцкого превратилась в самое большое издание Южной Пальмиры. Уже к 1876 году ее тираж составлял 3000 экземпляров. Газета приносила владельцу солидную прибыль, что позволило в 1892 году построить собственный дом на Ланжероновской, 8, где помещались редакция, контора и типография. В этом же здании открываются бесплатная читальня для подписчиков газеты и кабинет для чтения.

Первый автомобиль Одессы 

Благодаря Навроцкому в 1891 году в Одессе появился и первый автомобиль: возвращаясь из поездки по Франции, Василий Васильевич привез автомобиль, один из первых экземпляров в последующем знаменитой фирмы. Следует отметить, что это был первый автомобиль в России. В сентябре 1891 года он впервые проехался по Дерибасовской на – «самобеглой» коляске французской марки «Панар-Левассор». Для пущей безопасности впереди автомобиля Навроцкого бежал наемный мальчишка с флагом, громкими криками предупреждая зевак об опасности. В автомобиле было всего два места и напрочь отсутствовал руль. Вместо него был рычаг, похожий на те, которые используют в лодках. Взявшись за него обеими руками, водитель с трудом поворачивал авто в нужную ему сторону. Деревянные колеса со сплошными каучуковыми шинами производили характерный громкий стук по булыжной мостовой, который вкупе с рычанием четырехтактного мотора наводил ужас на обывателей. Именно поэтому первому одесскому автовладельцу было строго-настрого запрещено выводить свой экипаж на городские улицы по ночам. Предельная скорость у первого российского автомобиля была всего-навсего 30 километров в час, которую развивал мотор мощностью четыре лошадиные силы. Немногим позже в «Одесском листке» была опубликована статья с гневным фельетоном о том, что за нарушение общественной безопасности и «чрезмерную» скорость – около 25 километров в час – владелец автомобиля получил строгое внушение от околоточного пристава. Так Одесса стала первым городом Российской империи, где был применен первый штраф за превышение скорости. Навроцкий активно использовал автомобиль не только для собственного удовольствия, но и для работы – он доставлял журналистов и фотографов на место событий раньше конкурентов. Позже машина получила постоянную прописку в редакционном гараже. Стоит отметить, что в Петербурге первый автомобиль появился в 1894 году, в Киеве – в 1897-м. В 1904 году был организован Киевский клуб автомобилистов. К 1911 году в городе насчитывалось 78 автомобилей, в 1912 году их было уже 166, а к концу 1913-го – 328. 

Меценат и благотворитель

Василий Навроцкий был весьма видной фигурой одесского общества и журнальной жизни города. В течение нескольких четырехлетий Василий Васильевич состоял гласным Одесской городской Думы, уполномоченным городского кредитного общества. Также он слыл и меценатом, был почетным попечителем в одной из женских гимназий, членом общества литераторов и ученых, членом-учредителем Федоровского общества печатного дела в Одессе, почетным членом общества правильной охоты, попечителем бондарной артели. Он также был известен и своею благотворительной деятельностью. В 1898 году, когда отмечался 25-тилетний юбилей «Одесского листка», на торжественном обеде, где присутствовало 400 сотрудников и различных гостей, он предложил учредить приют для престарелых и неспособных к труду тружеников печатного слова Юга России, без различия национальности, вероисповедания, звания и класса, пожертвовав тут же 3000 рублей. Открытая подписка, предложенная градоначальником П. А. Зеленым среди гостей, дала свыше 8000 рублей. В дальнейшем Навроцкому удалось на это богоугодное дело собрать до 100000 рублей. Убежище для неимущих тружеников свинцовой армии, получившее название имени А. С. Пушкина, было сооружено на 3-ей станции Среднефонтанской дороги. Кроме того, за собственные средства Василий Васильевич содержал в городе бесплатную столовую для неимущих литераторов и журналистов.

  Шестого мая 1911 года Василий Васильевич скончался от аневризма сердца, работая до последней минуты своей жизни, не обращая внимания на предупреждения и запреты врачей.  Все свое имущество, дом, дачу и газету завещал жене Софье Матвеевне Навроцкой, которая в дальнейшем и продолжила его дело. Похороны Василия Навроцкого проходили при огромном стечении горожан. Две колесницы везли около ста венков с надписями: «Газетному Льву», «Доброму и отзывчивому человеку и учителю» и другими... Человек слова и дела – так можно охарактеризовать Василия Васильевича. И как ни банально это сегодня звучит, стоит сказать, что он горячо любил город, в котором жил, и людей, его окружавших, умел зажечь идеей, сплотить вокруг себя одесситов, увлечь желанием добиваться невиданных результатов, за что и получил шутливое прозвище «одесский американец».

Рубрика: 
Район: 
Выпуск: 

Схожі статті