Судьба знает, кого выбирает

4 мая заслуженному врачу Украины, врачу-дерматологу высшей категории Петру Аслановичу Петросяну исполнилось сто лет! Он – старейший врач не только на Одесщине, но и во всей Украине. 

В преддверии празднования Дня медицинского работника мы встретились с юбиляром, который продолжает вести прием пациентов в КП «Одесфарм». Перед нашей встречей, накануне, Петр Асланович отработал смену, приняв 25 человек! Такой работоспособности, светлому уму и колоссальному профессиональному опыту впору позавидовать! Хотя сам юбиляр считает все это обычным явлением, и ничего экстраординарного в этом не видит: просто судьба распорядилась так, чтобы служил он медицине долго и честно. 

Предзнаменование будущего

Впрочем, еще в детстве маленькому Петру удавалось спасаться в ситуациях, которые для кого-то другого закончились бы фатально.

– Когда мне было года два, я упал в тандыр – печь, которые строят в моем родном Нагорном Карабахе, – говорит Петр Асланович. – Падение на тлеющие угли закончилось ожогом III степени. Для меня до сих пор загадка, как удалось вылечить ребенка без необходимой квалифицированной медицинской помощи. 

Второй случай произошел спустя года три – я заигрался во дворе, а мама, обеспокоенная тем, что уже вечереет, а меня все нет, в сердцах пожелала мне сломать руку. Представьте себе ее ужас, когда я действительно пришел домой с рукой, переломанной в двух местах! В селе нет не только травмпункта, но и гипса. Местный знахарь сделал мне повязку из массы 20 разбитых яиц. Рука срослась, а потом я ее в том же месте ломал еще раз. 

– Живчик в Вас уже тогда явно чувствовался!

– Да, маме со мной приходилось нелегко, я рос очень шустрым. Но, наверное, многое компенсировала моя любовь к учебе. Особенно мне нравились физика и математика. Я успешно осваивал эти науки, хоть много времени пришлось обучаться в обычных школах. Я убежден: основа хороших знаний – это, прежде всего, стремление к ним самого человека. 

– Но Вы ведь не сразу пришли в медицину?

– Да, в 1934 году я поступил в фабрично-заводское училище в Баку. Там готовили помощников бурильщиков для работы на нефтяных месторождениях. ФЗУ находилось в 30 километрах от города. И каждый день я добирался туда на учебу. Правда, так и не окончив ФЗУ, поступил в индустриальный техникум. По окончании его обязан был отработать по специальности два года, но время не хотелось терять. В политехническом институте отказались принять мои документы на физико-математический факультет. Каким-то чудом мой друг Коля Хачанов заговорил сотрудников приемной комиссии в медицинском институте, и туда наши документы все-таки приняли. Так я и стал студентом Бакинского медицинского института, определив весь свой дальнейший жизненный путь. 

– Но параллельно Вы ведь еще и музыкальное образование получали, играли в театре? 

– Мой отец хорошо играл на национальном музыкальном инструменте – таре, участвовал в сельской самодеятельности. Вот и я решил поступить на вечернее отделение музыкального училища по классу вокала. Правда, долго учиться в музучилище мне не пришлось – обучение стало платным. Я и так подрабатывал в хоре Бакинского театра русской драмы, чтобы снять с родителей груз моей материальной поддержки. 

Что касается театра, то еще в техникуме как режиссер и исполнитель главной роли участвовал в постановке шекспировского «Отелло». В мединституте – в постановке очень популярной тогда пьесы Александра Корнейчука «Платон Кречет». 

И пение, и любовь к театру сопровождают меня всю жизнь. Наверное, эти виды искусства наиболее близки по своей сути медицине, которая врачует тело, а искусство, как известно, душу. 

Тогда началась война

– Петр Асланович, начало войны застало Вас студентом мединститута…

– Да, мы с сокурсниками сразу отправились в военкомат, но нам рекомендовали сначала закончить учебу. Я тогда начал преподавать анатомию в морском медучилище, эвакуированном в Баку из Ленинграда. 

В ряды советской армии меня призвали в 1942 году. В Москве, после прохождения курсов, получил звание военврача 3-го ранга и был направлен для прохождения службы в 76-й мотоциклетный батальон. Вскоре заболел, оказался в госпитале. И это, по сути, спасло мне жизнь. Батальон отправили на фронт. И из его состава практически никто не выжил. 

– То есть на войне удача, случай играют огромную роль?

– Безусловно. В 1943 году я получил назначение в 766-й авиационный штурмовой полк 211-й штурмовой Невельской ордена Ленина, дважды Краснознаменной ордена Суворова авиационной дивизии. Полк выполнил более 5 тысяч боевых вылетов. Воевал на Калининском, 1-м Прибалтийском, 3-м Белорусском фронтах. Ими командовал тоже выходец из Нагорного Карабаха маршал Иван Баграмян. 

Война научила, как внимательно надо оценивать состояние людей, способных предчувствовать свою гибель. 

Я на всю жизнь запомнил случай с летчиком Николаем Скоромным. Он перед вылетом сказал: «Доктор, я сегодня не вернусь!». Я успокоил его. Но с задания летчик действительно не вернулся. После этого стал внимательнее присматриваться к состоянию людей. И, если видел, что человек слишком перевозбужден или находится в глубокой депрессии, рекомендовал в этот день на задание не отправлять. 

Случались и трагикомические ситуации. В 1944 году на наш аэродром у небольшого озера в Белоруссии прибыл полк истребителей, командиром дивизии в которую он входил, был Василий Сталин. Летчик от Бога, но с весьма своеобразным характером. Он сам повел летчиков в бой, хотя подобное командиру запрещалось. А на обратном пути решил поглушить рыбу в озере. Как назло, мимо проезжала машина с членами штаба фронта. Раненым оказался полковник. Василия Сталина с должности сняли, но в тот день летчики с удовольствием поели жареной рыбы. 

– Где Вы встретили победу?

– 8 мая 1945 года мы проснулись от шквала выстрелов из всех видов оружия. Потом был Парад Победы в Москве, в котором приняла участие группа летчиков нашего полка. Война закончилась, но служба продолжалась. 

Возвращение в мирное время

– Петр Асланович, вы ведь не сразу попали в Одесский военный округ?

– После войны были Кали­нин­град, Северная группа войск, Прибалтика, Венгрия. Только в 1966 году я получил назначение на должность начальника кожно-венерологического отделения Одесского военного госпиталя. Очень помог тогдашний начальник 411-го госпиталя Виктор Федотович Борозенко. Его я знал еще по службе в Венгрии. 

Тогда Одесским краснознаменным военным округом командовал генерал-полковник, Герой Советского Союза Амазасп Бабаджанян. Под его руководством округ стал одним из лучших в стране. 

Сегодня существует общество памяти маршала Бабаджаняна. Оно, как и музей памяти Бабад­жаняна, было создано благодаря усилиям моего друга Георгия Акопова. После его смерти общество возглавил Грант Григорянц. 

Через 30 лет после окончания войны, на встрече ветеранов ко мне подошел Ваня Дроздов – наш сын полка. Когда ему было 12-13 лет, родители погибли при освобождении Белоруссии. Его взяли к нам, и войну он закончил штатным мотористом, был награжден медалью «За боевые заслуги». 

Я проработал в 411-м военном госпитале до февраля 1983 года. Успел пройти стажировку в Ленинградской военно-медицинской академии, подготовить более 20 врачей-дерматологов, опубликовал порядка 10 научных статей и рационализаторских предложений. 

После ухода из армии сразу получил приглашение перейти на работу в Одесскую хозрасчетную поликлинику. Это было первое лечебное учреждение города, которое ушло на самостоятельные хлеба. Им руководили Гончарук, Шубин, а сегодня – доктор медицинских наук Никогосян. 

В хозрасчетной поликлинике работали высококвалифицированные врачи: Лобановский, Гешелин, Шварц, Корал-Оглы. За годы работы на приеме побывало очень много людей. И как шутит моя дочь Веста, все ее знакомые и знакомые знакомых обязательно хоть раз приходили ко мне на прием. 

– Наверное, один из секретов Вашего долголетия – большая и дружная семья?

– Со своей женой Эммой (урожденной Кочаровой) я познакомился в Бакинском мединституте. Всю войну мы с ней переписывались, но те письма, которые я бы сегодня с удовольствием перечитал, к сожалению, не сохранились. 

После войны она училась в ординатуре в Москве и работала в Боткинской больнице вместе с дочерью известного авиаконструктора Еленой Туполевой. Позже в Одессе Эмма заведовала кардиологическим отделением в ГКБ № 3 у профессора Алейниковой, чье имя сейчас присвоено больнице. Эмма ушла от нас в 2012 году, прожив 90 лет. 

Дочь Веста до 2015 года работала доцентом кафедры неорганической и общей химии Одесской национальной академии пищевых технологий. Ее сын – Арсен Малиновский, известный игрок в «Что? Где? Когда?», теперь занимается бизнесом в сфере развлечений. 

Сын Армен пошел по стопам родителей, став врачом. Заведовал тем же отделением, где работала мама, сейчас трудится врачом-кардиологом в санатории «Куяльник». 

Нас радуют внуки и правнуки, в общем, династия продолжается. 

Слушая Петра Аслановича, невольно подумала о том, что судьба действительно знает, кого выбирает. Потому что все члены его семьи отличаются удивительным трудолюбием, интеллигентностью, способностью искренне сопереживать и поддерживать друг друга. Согласитесь, редкие и очень ценные качества в современном мире, который становится все более рациональным. 

В завершение нашей беседы юбиляр попросил поблагодарить всех, кто поздравил его с днем рождения. И перечень этот, поверьте, слишком велик, чтоб его можно было полностью привести на нашей странице.

Коллектив редакции также поздравляет Петра Аслановича с профессиональным праздником – Днем медицинского работника, желает и в дальнейшем оставаться в строю, желает здоровья и благополучия всем его близким. 

Справка «ОВ»  

Петр Асланович Петросян родился 4 мая 1918 года в с. Кемракуч Гадрутского района в Нагорном Карабахе. Его отец Аслан Асриевич был крестьянином, работал в селе каменщиком, сапожником. Мать Гаянэ Амбарцумовна была домохозяйкой.   

Общий трудовой стаж Петросяна составляет более 75 лет, в том числе врачом-дерматологом в КП «Одесфарм»- 34 года. 

Награжден орденами Отечественной войны I степени, Красной Звезды, Богдана Хмельницкого, медалями за боевые заслуги и взятие Кенигсберга.

Район: 
Выпуск: 

Схожі статті