Вспоминая праздники, игрушки…

«Святки, Рождество и Пасха 

– самые душистые праздники в жизни».

«Искусство делать игрушки так же почётно, 

как и искусство кораблевождения».

К.Г. Паустовский.

Константин Паустовский, произведения которого пронизаны светом нетленных духовных и нравственных ценностей, обращённых к человеческой душе, её лучшим качествам, писал о том, что праздник иной раз человеку больше нужен, чем хлеб насущный. Он признался, что всегда любил смягчённый пространством гул праздников и народных сборищ, и утверждал, что праздники продлевают жизнь и кружат в тенетах тайн. В сердцевине каждого настоящего праздника всегда, по его мнению, скрыта романтическая или героическая история, а то и обе вместе. 

Есть много праздников, заронивших в сердце людей плодотворное беспокойство, и их с радостью любят вспоминать.

Новый год и Рождество – один из самых любимых и душистых, со сладостями, фруктами и подарками под благоухающими хвоей ёлками, украшенными игрушками с яркой росписью. Они – украшение праздника.

Игрушки имеют самостоятельную эстетическую ценность. С древнейших времён по содержанию они отражают сущность окружающего мира, социального строя, уровня его культуры, национальных особенностей, и за свою историю прошли большой путь, сохраняя не только традиционные формы (куклы, предметы быта, образы людей, животных), но и отражают новейшие достижения современной техники (самолёты, луноходы…).

Как произведения декоративно-прикладного искусства игрушки призваны воздействовать на гибкое и отзывчивое сознание детей, способствовать развитию мышления, речи, эмоций… они бережно хранятся в семье.

Но всю прелесть детства мы начинаем понимать, когда делаемся взрослыми, и часто воспоминания о нём связаны с игрушкой в повседневной жизни. Этот живой, трепещущий, полный поэзии мир, находит отражение в творчестве многих писателей.

Такие страницы мы находим у одесских писателей. О некоторых из них нам напомнила газета «Всемирные одесские новости». Например, Тэффи пишет в 1914 году, что Рождество подходило грустное и заботное, но её дочь четырёхлетняя толковала целые дни про ёлку, и надо было, значит, ёлку схлопотать. Выписала, по секрету, от Мюра и Мерилиза картонажи. Разбирала ночью. Картонажи оказались прямо чудесные: попугаи в золотых клеточках, домики, фонарики, но лучше всего был маленький ангел с радужными слюдяными крылышками, весь в золотых блёстках. Он висел на резинке, крылышки шевелились. Был он вроде из воска, щёчки румяные и в руках роза.

Валентин Катаев, занявшись воспоминаниями, рассказывает внучке, каким был он, её старый-престарый дедушка, когда был маленьким мальчиком и удивляется тому, что на ёлках вывелись золотые орехи. В детстве он сам их золотил. Они блестели на ёлке как солнышки, радуя сердце. Они сияли, как церковные купола потому, что их покрывали сусальным золотом, которое продавалось в виде книжечек, состоящих из двадцати тончайших листиков настоящего золота, переложенных папиросной бумагой.

А поэт Семён Кирсанов в стихотворении «Ночь под новый век! Добрый вечер!» (1940) упоминает старый обычай: вешать на ель нити медной фольги, клочья ватного снега, конфетные банты, шары из стекла, пустые и ломкие комнатки смеха. 

В произведениях Константина Паустовского, тоже причастного к Одессе, живут герои – владельцы игрушек. В «Корзине с еловыми шишками» девочка Дагни, дочь лесника, рассказывает встретившемуся ей в лесу композитору Григу, что у неё есть старая мамина кукла, которая спит с открытыми глазами, а у дедушки – игрушечная лодка из стекла.

Из рассказа «Стекольный мастер» узнаём, что единственный внук бабки Гани работал на стекольном заводе в Гусь-Хрустальном. Каждую осень он приезжал в отпуск к бабке, привозил ей в подарок для украшения маленькие выдутые из стекла самовары, туфельки и цветы. Выдувал он их сам и мечтал о хрустальном рояле. Бабка завещала бесценные стеклянные вещи школе, для ребят. Пусть видят, какие чудеса может человек совершить, ежели у него золотые руки.

В «Жильцах старого дома» упоминается деревянная чёрная музыкальная шкатулка, найденная на чердаке. На крышке её медными буквами была выложена английская надпись: «Эдинбург. Шотландия. Делал мастер Гальвестон». Внутри были медные валики с тонкими стальными шипами. Около каждого валика сидела на бронзовом рычажке медная стрекоза, бабочка или жук.

Шкатулка была испорчена, но иногда она просыпалась, очевидно, в ней соскочила какая-нибудь пружина, и старый гулкий дом наполнялся таинственным звоном.

В игрушки вкладывается много таланта и теплоты, должно быть, потому, что игрушечные мастера прожили незавидное детство. Ребёнок, не знающий игрушек, растёт в сухом окружении взрослых. Он даже не может разговаривать с паровозами и зайцами, он не может проделать самую заманчивую вещь – отвертеть голову полисмену и заглянуть внутрь, в полый гипсовый шарик. Такие слова герой рассказа Константина Паустовского «Ценный груз» был вынужден говорить команде парохода «Борей», в трюмы которого были погружены ящики с игрушками, отправляемые на выставку в Англию. Говорил после того, когда понял, что команда считает зазорным перевозить такие грузы. Он объяснил матросам, что причина их уязвлённости в том, что они плохо знакомы с игрушечным делом, заражены профессиональной гордыней, суеверны и так необдуманно враждебны к вещам, какие они попросту не знают. Убеждал, что везёт игрушки лучшие из лучших, что искусство делать игрушки так же почётно, как и искусство кораблевождения.

Эстетическое удовольствие и состояние душевной лёгкости горожане имели возможность получить от созерцания игрушек на выставках.

В музее Западного и Восточного искусства радовали сердце  куклы искусной работы золотых рук мастериц, в Литературном музее – старинные музыкальные шкатулки, новогодние игрушки – в женском монастыре.

В библиотеке им. К. Паустовского  ёлка была украшена игрушками из собственной коллекции семьи мореходов Карины Апариновой, заведующей библитотеки, и рядом – выставка редких экземпляров игрушек.

А в музее К. Паустовского   выставку накопленных за двадцать лет его существования уникальных игрушек дополнили новогодние и рождественские открытки. Ими продолжают любоваться посетители, которым мы обязательно рассказываем о том, что когда Костику Паустовскому было всего семь лет, он познакомился с писателем-сказочником Гансом Христианом Андерсеном. Случилось это в зимний вечер, всего за несколько часов до наступления двадцатого столетия. Он знал со слов взрослых, что этот вечер был совершенно особенным. Чтобы дождаться такого же вечера, нужно было прожить ещё сто лет, а это, конечно, никому не удаётся.

Действительно, этот последний день девятнадцатого века не был похож на все остальные. Снег падал медленно и очень важно, и хлопья его были такие большие, что, казалось, с неба слетают на город лёгкие белые цветы. В этот зимний вечер родители украшали ёлку и поэтому отправили Костика на улицу. От ожидания вспыхивающих фонарей у него замирало сердце. Он хорошо знал, что в зеленоватом газовом свете в глубине зеркальных магазинных витрин тотчас появятся разные волшебные вещи: коньки «Снегурка», витые свечи всех цветов радуги, маски клоунов в маленьких белых цилиндрах, хлопушки и золотые бумажные цепи.

Когда он вернулся домой, ёлку тотчас зажгли. Около ёлки лежала книга – подарок от мамы. Это были сказки Андерсена. Он начал их читать и почти не обратил внимания на нарядную ёлку. Ему показалось что удивительная, душистая, подобно дыханию цветов, человеческая доброта исходила от страниц этой книги с золотым обрезом и цветных картинок, покрытых папиросной бумагой. Тогда Константин ещё не знал, что в каждой детской сказке заключена вторая, которую в полной мере могут понять только взрослые.

Это он понял гораздо позже. Понял, что ему просто повезло, когда в канун трудного и великого двадцатого века ему встретился милый чудак и поэт Андерсен и научил его вере в победу солнца над мраком и доброго человеческого сердца над злом. Биографию сказочника он узнал позже. Воспоминания об особенном зимнем вечере накануне нового века описал в начале статьи-предисловия к «Сказкам и историям» Христиана Андерсена (1955г.).

Особенными и для всех нас были в нынешний год святки и Рождество Христово, озарённые историческим событием в мировом православии: в резиденции Вселенского патриарха на Фанаре свободная и независимая наша Украина получила уникальный церковный документ – Томос об автокефалии. Победа, победившая мир, есть вера наша. (І Иоанна.5:4).

Иисус Христос, сотворяющий любовь, чистое сердце и стойкий дух, стал нам ещё ближе. А вскорости наступит и светлый, душистый праздник Христова Воскресения – Пасха.

А у него своя история и свои традиции.

2019 

Светлана Константиновна Кузнецова, ст научный сотрудник музея Паустовского

Рубрика: 
Район: 
Выпуск: 

Схожі статті