Валя, Валечка, Валюша…

Бывает, встретишься впервые с человеком, и он сразу же располагает к себе приветливой улыбкой, теплым взглядом, добрым словом, открытостью. Такова и коренная одесситка Валентина Ивановна Лучинкина. Знаю ее многие годы. Не единожды убеждался в доброжелательности этой мудрой женщины, готовности в любой момент прийти на помощь, поделиться житейским опытом. А он у нее богатейший. И накапливался с той поры, когда она начинала писать свою взрослую биографию, поступив после окончания 57-й школы в техникум пищевой промышленности, который располагался в Одессе за Чумкой. Когда при нем открыли трехгодичную школу военных фельдшеров запаса, без раздумий написала заявление о зачислении. Ведь все дышало приближающейся войной. Но мало кто предполагал, что она нагрянет так быстро и поломает судьбы миллионов людей. Учащимся техникума и школы фельдшеров вместо дипломов выдали справки. Многие парни и девушки направились в военкомат с требованием отправить на фронт. Валентине наотрез отказали – семнадцатилетних не призывают. Тогда она пошла строить баррикады. А  комсомол послал подростков в колхоз на уборку урожая. Там рыла противотанковые рвы и впервые попала под бомбежку, увидела погибших. И когда в августе вернулась в Одессу, снова побежала в военкомат. Прямо-таки умолила призвать ее в армию. И таки получила направление в госпитальную роту 103-го медсанбата 95-й стрелковой дивизии.

Работать в осажденной Одессе приходилось круглосуточно: прием и отправка в порт для эвакуации раненых, перевозки, перевязки, подготовка к операциям, уколы, кормление… Выкраивали время для короткого сна, чтобы восстановить силы. Так было и после эвакуации в Севастополь под бомбежками, а затем на Перекопе, в Джанкое, Симферополе, в Ялте. Особенно тяжело пришлось медикам в Инкерманских штольнях, где расположился госпиталь. А война испытывала на прочность уже операционную сестру, позже - младшего лейтенанта медицинской службы Лучинкину, в 103-м санэпидотряде, который дислоцировался в Круглой бухте осажденного Севастополя.

Когда фашисты прорвали оборону, все оставшиеся в живых защитники города искали пути отхода для спасения. Валентина пробиралась к Херсонскому маяку, куда должны были прибыть корабли для эвакуации. Там увидела массу взбудораженных людей, ожидавших помощи. Попыталась попасть на подошедший катер, но не удалось. Вместо палубы оказалась в воде. Ее спасли, но вскоре появились румыны и – плен. Раздетую, босую ее вместе с другими пленными погнали на сборный пункт. Чудом удалось убежать, и она, избивая в кровь ноги, искала спасительное место. Пряталась в развалинах. И судьба ее хранила – помогли добрые люди, дали одежду. Когда передохнула, началась долгая мучительная дорога к оккупированной Одессе. К счастью, она привела девятнадцатилетнюю Лучинкину к  родному порогу. И ее местные патриоты устроили лаборанткой в больницу нервных заболеваний, куда немцы, а тем более румыны, предпочитали не наведываться.

Когда восстановила силы и моральные, и физические, связалась с подпольной комсомольской группой, а затем возглавила ее.

Однажды при встрече, после прочтения книги «Пояс Славы», написанной Валентиной Ивановной в соавторстве с ныне покойным генерал-майором в отставке Романом Петровичем Агриковым, посоветовал:

- Напишите собственные мемуары. Вам есть о чем вспомнить и поведать читателям.

Валентина Ивановна смущенно ответила:

- Была такая мысль, но никак не решусь. Хотя понимаю, что пережитое и сделанное мною может стать как бы моральным напутствием и предметной поддержкой для тех, кто столкнется в жизни с малыми и большими трудностями. Надо всегда и везде верить в себя и в лучшее. Такая вот вера помогала мне и тогда, когда после освобождения Одессы я была направлена в распоряжение Украинского штаба партизанского движения. После специальной подготовки в Киеве забросили во вражеский тыл со спецзаданием. С ним справилась. Медалью «Партизан Великой Отечественной войны» І степени наградили.

Фронтовые заслуги Лучинкиной и ее связанная с постоянной опасностью работа в подполье отмечены орденами «Отечественной войны» 1-й и 2-й степеней, Богдана Хмель­ниц­кого, медалями «За оборону Одес­­сы», «За оборону Севастополя», «За победу над Германией» и многими другими наградами.

Валентина Ивановна – интересный собеседник, человек завидной эрудиции. И не случайно. Около двадцати лет она трудилась старшим библиотекарем, а затем двадцать лет возглавляла научную библиотеку и группу информационного обеспечения Причерноморского филиала НИИ труда. Многое дала ей и учеба в культпросветучилище. 

В организаторском таланте Ва­лен­­­тины Ивановны, ее особом да­ре сплачивать вокруг себя людей я убеждался после ее избрания председателем Совета ветеранов При­морской армии. А также во время совместной работы в Одесском областном совете мира, при проведении мероприятий в Военно-историческом музее Одесского военного округа, а затем ЮжнОК и ныне ОК «Юг». С 1986 г. до недавнего времени она была бессменным хранителем его бесценных фондов.

Сегодня, когда уже давно остался позади «полудень віку», фронтовой военфельдшер, кавалер боевых наград, писатель, активист ветеранского движения Валентина Ивановна Лучинкина не теряет бодрости духа, всегда рада встретиться с теми, кто разделяет ее житейские ценности. А главная из них – творить людям добро. И как же бывает приятно слышать, когда к ней обращаются с искренним уважением и любовью: Валя, Валечка, Валюша.

Район: 
Выпуск: 

Схожі статті