…И только чистый сердцем видит чистоту во всем

Одесский классик, живописец и  график Павел Никитович  Токмаков (13 августа 1924 - 7 февраля 2002) - выпускник Одесского художественного училища им. М. Б. Грекова. Много лет работал художником-оформителем  Одесского художественно-производственного комбината Худфонда СССР. Свою творческую деятельность начал в 1940 году в технике акварельной и масляной живописи. Известен он также как художник иллюстратор. Оформлял книги одесских писателей и поэтов. 

Павел Токмаков – участник проводимых Союзом художников и Художественным фондом тематических выставок, а также многих областных, всеукраинских и различных международных вернисажей.  Его работы  украшают музеи Одессы, Киева, Кишинева,  частные коллекции в Украине и в других странах. 

В 1997, 2006, 2018 годах проходили персональные выставки работ Токмакова из коллекции семьи. За участие в конкурсе плаката был награжден государственной премией. 

Создавая произведения, мастера вкладывают в них собственное настроение и ощущения от происходящего вокруг. Творчество воздействует на зрителей и проникает в их сердца и души. Время, в которое творят люди искусства, в свою очередь, тоже влияет на их работы, и это не столько обновление стиля, новизна материалов или тенденций, а, прежде всего, мысли и отношение к тому, что чувствуют, а порой и то, что скрывают они.

Поэтому, глядя на картину художника, всегда можно увидеть портрет самого автора, его человеческие качества и помыслы.

Советский период официоза и авангарда разделил художников на две категории - тех, кто работал, не отклоняясь от прописанных канонов, выполняя заказы на идеологически правильные темы: писали портреты вождей, героев труда и прочее, что полагалось, в соответствии с правилами, и тех, кто писал «для души». Павел Токмаков - один из таких художников. 

Характерен его жизненный путь. Токмаков – личность, сумел выстроить свой характер и себя как человека, и жил по этим правилам, по своему кодексу чести. 

 Сильный и принципиальный, он умел быть по-детски открытым и радоваться от души тому, что видел вокруг, и что потом находило отражение в его работах. 

Токмаков с детства мечтал стать художником - посещал школьный кружок рисования и изостудию Дома пионеров. Работы маленького Павла печатали в журнале «Юный художник». 

 Блестяще сдал экзамены в Одесское художественное училище им. Грекова, но война нарушила все планы, и со второго курса он пошел на фронт, затем были ранение и контузия. Из медсанбата, как все, рвался в бой, но его, как художника, оставляют в тылу. Токмаков даже на фронте улучал время, чтобы делать живописные зарисовки.

Однако командование решило использовать его творческие способности для разминирования - поручили создать бригаду из раненных, которые были в госпитале, преимущественно местных, которые знали территорию, так как никто не знал точно, где именно минировали и немцы, и где наши. Когда войска отходили, бригада должна была идти следом и разминировать стратегические объекты: шахты, заводы, а также собирать так называемые «бабочки» - небольшие взрывные устройства. Для того, чтобы уничтожить, их надо было взять определенным образом и передать другому бойцу, который складывал их в яму. Каких движений, какой четкости и какой период времени понадобится для этого, никто не знал, да никто и не учил. Знания были пропорциональны приобретенному опыту и оторванным конечностям. За время разминирования бригада потеряла 20 человек.

Так молодой художник закалял свою психику, выносливость, самообладание, четкость и размеренность своих движений. Всю жизнь потом считал военные годы своими главными университетами. То время научило его не только видеть истинные намерения людей, их настоящие чувства, но и укрепило моральный облик. Можно сказать, что война сделала его стойким, смелым, и не только. 

Всей своей жизнью Токмаков доказывал, что ни одно богатство мира, ни одно физическое удовольствие не заменят чистоту души и благородство человека, и это было для него превыше всего.

Он никогда не кичился, но гордился тем, что его родители из старинной купеческой семьи, потомки казацкого рода. В рассказах часто вспоминал своего деда, который не расставался с нагайкой, и с малых лет обучал внука умению ею пользоваться. Дед часто брал его с собой в ночное, где подолгу рассказывал разные истории, давал советы и воспитывал в казацком духе.

С Кубани Токмаковых переселили в Донецкую область, где в Макеевской степи им пришлось обосновываться с нуля. Когда дом пошел под снос, семью постигла еще и смерть отца. Так Павел остался единственным мужчиной и кормильцем в семье.

После войны приобретя навыки и открыв в себе новые возможности, Токмаков решил получить профессию юриста. Так как он хорошо знал психологию, историю и другие предметы, то легко поступил в Харьковскую юридическую академию. 

Учеба оказалась неинтересной, а полный надлом в сознании случился, когда пришлось попасть на практику в НКВД. В прямом смысле слова «в застенках» Токмаков увидел своими глазами, то, что там происходило, и понял, где проходит грань, которую он переступить никогда не сможет. Ощутив бессмысленность и абсурдность происходящего, он бросил учебу и вернулся к творчеству. Однако драматична была и творческая жизнь. Так как он уже прошел практику и много узнал, спецслужбы взяли с него подписку «о неразглашении» и предупредили, что будут следить за ним даже в художественном училище, где у них есть «свои люди». В этом пришлось убедиться, когда уже в Одессе его вызвали и предложили стать «стукачом», на что он ответил, что подписывал о неразглашении, а не о том, что обязывался докладывать.

Так, находясь под постоянным надзором КГБ, он понял, что СССР - это подозрение ко всем, кто выделяется, унижение перед всеми и уничижение всякой индивидуальности, что это унизительное отсутствие выбора, свободы совести, свободы мнения, свободы мысли, постоянная ложь, серость и забитость. 

О том, что был студентом академии, потом старался не вспоминать и никогда не указывал в резюме этого факта. После того, как смог выжить, работая минером, стал понимать, что есть не только взрывоопасные вещи, но и «взрывоопасные» люди в обществе. И всегда учил своих детей никому не доверять и знать, что некоторые люди - это «мины замедленного действия», которые могут в любой момент предать, поэтому надо быть осторожно с выражением своего мнения, так как не знаешь, кто рядом с тобой. Тогда, в советские годы, доказывать право на свое видение мира было трудно даже художникам. 

Токмаков развивался отдельно от своих сверстников. И отстраняться от реальной жизни мог только когда подходил к холсту. Тогда появлялась уверенность, собранность, позитив, и в результате – яркая, выразительная живопись.

«Грековку» он окончил с отличием, а его дипломную работу, которая попала в фонд училища, приобрела Кишиневская Академия художеств. 

После этого его документы направили в Ленинград, и Токмакова без экзаменов приняли на второй курс Института живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Ю. Репина Академии искусств СССР. Но Токмаков вынужден был отказаться, так как к этому времени стал отцом, и по-прежнему оставался единственным мужчиной в большой семье, о которой должен был заботиться.

Ему сказали, что надо выбирать что-то одно – или творчество, или семью. Бросить семью он не мог, но и от творчества отказываться не собирался. 

Напоминает об этом периоде картина, на которой изображена молодая мама в положении -она сидит с книгой на фоне степи и смотрит вдаль.

Он становится одним из самых востребованных художников-оформителей Художественного фонда, при котором, кстати, был создан и Союз художников Украины. 

Работа была больше ремесленная и рутинная, но с творческим подходом. В основном - наружное и внутреннее оформление заводов, фабрик, дворцов культуры, клубов, школ в области и в городе, а также наглядная агитация в связи с государственными праздниками. Соцреализм большей частью состоял из заказных вещей. Комиссия принимала и согласовывала заказ, а затем работы принимали представители ЦК, которые пытались критиковать, не имея никакого художественного образования. Художникам приходилось выдерживать довольно нелегкую борьбу за право работать по своему усмотрению. 

А все свободное время Токмаков любил проводить на пленэрах - брал этюдник и отправлялся к морю, в порт, или выезжал в степь, старался бывать за городом с детьми, где они могли бесконечно долго любоваться природой и вести беседы. Только там он мог надышаться свободой. 

Главной темой его творчества всегда оставалась родная земля, ее неповторимая красота, очарование, и ее удивительное многообразие красок. Свою любовь к жизни он привил дочери и сыну. 

Притом, что художник не любил показывать свои работы коллегам, он часто и с удовольствием раздаривал этюды друзьям. 

Многие даже не знали, что кроме наглядной агитации художник работает в мастерской над большими холстами. 

Главная отличительная черта живописи Токмакова – цвет, и ему подчинено все в его произведениях. Как говорил сам художник, «важно не потерять чувство цвета», который у него всегда играл доминирующую роль даже в произведениях, сдержанных по своей колористической гамме. Созданные художником образы – воздушные, небесные, изумляют яркими чистыми цветами и словно светятся.

Токмаков всегда видел и умело передавал игру красок, стараясь хотя бы в своих работах перебороть серость самого режима и показывать жизнь в ее процветании.

Ему был чужд круг сверстников, которые боролись за тематические выставки, командировки от Худфонда, участие в коммерческих вернисажах и акциях галеристов. 

Сын Токмакова Алексей вспоминает, как однажды отец пригласил в мастерскую всех «заслуженных» и маститых художников и те, понимая, что критиковать-то нечего, работы идеальны и выполнены в своем стиле, тем не менее, начали говорить, что «не может быть такое облако или морская волна такая не бывает…».

Все советские «творцы» Союза художников того времени должны были, даже изображая природу, следовать одним канонам, использовать краски только определенных тонов, и не фантазировать, если на то не было соответствующего распоряжения партии. В СССР была одинаковость во всем. 

Токмаков предложил разрешить спор таким образом: « А давайте, - сказал он, - возьмем этюдники, выйдем на улицу, выберем одну любую композицию и все вместе напишем один и тот же пейзаж, а потом сделаем общую выставку и попросим людей дать характеристику каждой работе». Конечно, все отказались, потому что привыкли применять серые и земляные тона и не хотели идти против своих учителей. 

По этой же причине он не выставлялся, зная всю подноготную Союза художников, всегда избегая споров и обсуждений о том, какой художник лучше. 

Во всех выставках, которые организовывал Фонд, Токмаков участвовал, но в Союз художников вступать не хотел, потому что этому обязательно предшествовало бы вступление в партию, а в отношении к ней он уже определился и не хотел ломать свои принципы. Судьба творчества была в руках партии, и чтобы стать заслуженным приходилось «выслуживаться».

Это был не страх, а неприязнь и отвращение к тому строю, к правящей партии, которые ломали людей или делали из них подхалимов. 

СССР – это были постоянные собрания, парады, пламенные речи, шествия, планы, доски почета или позора, огромные ширмы, прикрывающие истинную картину вещей, это была всепроникающая цензура и никакой свободы мнения, что заставляло художников отказываться от живописных экспериментов и творческих поисков.

Они писали либо «по разнарядке», либо от души, как Токмаков, но такие работы должны были ждать своего времени и своего зрителя, а ему важнее была свобода. К ней и к самому себе он возвращался только у себя в мастерской. Там он погружался в свои мысли, свои переживания, свое понимание красоты и создавал свой чувственный мир. Творчество Токмакова – это поиски себя, своего места в жизни, смысла самой жизни. 

Многие годы, обладавший чувством ответственности и долга, он отдал воспитанию детей, делал для семьи все, что было в его силах. Он выполнял творческие заказы, занимался дизайном и оформительскими работами, но все эти годы, насколько позволяли время и обстоятельства, не прерывал любимого дела - живописи. 

Основным жанром был морской пейзаж с восходами и закатами солнца, торговыми судами и портофлотскими буксирами, но обращался художник и к книжной графике. Рисовал с глубоким проникновением в текст и художественную стилистику.

Иллюстрация – искусство особого рода, которым могут заниматься люди, соединяющие высокий профессионализм и умение в зрелые годы сохранить в своей душе ощущения детства, гражданскую ответственность воспитателя нравственности и художественного вкуса.

Рисунки Токмакова, выполнены языком реалистического искусства, точны и понятны с точки зрения интеллектуального замысла, а с точки зрения техники доведены до совершенства. 

Скромность характера и основная работа в Художественном Фонде не позволило художнику при жизни обрести широкую известность. Признание к нему пришло довольно поздно. А первая персональная выставка Токмакова появилась только в 1997 году. 

Живописные и графические работы художника являются достойным украшением частных коллекций, хотя до сегодняшнего дня о нем было слышно немного, и лишь в последние годы новое поколение коллекционеров обратило внимание на его произведения.

Сегодня произведения Павла Токмакова достойно представляют высокий стиль современного украинского искусства.

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті