Сократить нельзя реформировать

…В Измаиле стало известно о предстоящем сокращении коек в трех отделениях Дунайской областной больницы – психиатрическом, легочном и лучевой терапии. Об этом сообщил городской голова Из­ма­ила Андрей Абрамченко, подчеркнув:

- Мы не имеем права оказывать помощь третьего уровня, но не можем не реагировать на возможное ухудшение оказания медпомощи в Измаиле.

Особый резонанс теме придавало то,  что сегодня официально признано - в Украине – эпидемия туберкулеза, а Бессарабия – в зоне с повышенными показателями заболеваемости. Поэтому намерения что-то сокращать в сфере фтизиатрии выглядят как-то нелогично. Далеко не все благополучно и с онкологией. А чем чревато оставить без медицинской помощи и постоянного наблюдения психически нездоровых людей, пожалуй, и говорить излишне.

…Тема здравоохранения сегодня – одна из самых горячих. И причина не только в том, что мы стали чуть больше знать названий болезней, при которых сами же можем прописать себе курс лечения из разрекламированных в СМИ препаратов. 

Проблема - в самой системе здравоохранения: реорганизация, которую оно переживает, смахивает, на взгляд неспециалиста, на агонию. 

В Измаиле еще не так давно существовали больницы городские, районные и ведомственная (Дунайская бассейновая больница на водном транспорте  – такая была и в Одессе). Сложные финансовые отношения не помогали взаимопониманию руководства города и района, но не отражались на пациентах. 

А их было много!

В Измаил ехали жители Болграда, Рени, Килии, Вилково и всех населенных пунктов на территории Бессарабии. 

Самая главная причина – в географическом положении Измаила, который ближе к пациентам, чем Одесса. Сказывались и многолетние проблемы с транспортным сообщением, когда испытания дорогой пугали больше, чем последствия от несвоевременного обращения к областным или киевским светилам медицины.

Начало реформ привело к тому, что ведомственная больница стала областной, а специализированные больницы превратились в отделения Центральной горбольницы, а чуть позже перешли под крыло Дунайской областной.

Стоит заметить, что этот переход был взаимовыгодным шагом: Дунайская больница получила стабильно заполненные койки (для статистики это очень важно!), а психиатрия, онкология и фтизиатрия – областное финансирование.

Казалось бы, вот оно, счастье!

Но пришла очередная реформа.

Закрывать не будут. В принципе…

Мы встретились с медиками, чтобы понять, что происходит на самом деле и чем это чревато для самих измаильчан. 

Итак.

Первое. Закрывать отделения не планируется. А вот сокращение коек и штатов (до 40%!) будет. Причина – изменения принципа финансирования медучреждений. Если кратко, то госбюджет будет финансировать медпомощь пациентам в остром состоянии, а вот «хроники» - забота родственников и социальных служб (если таковые имеются). 

И если в отношении к гипертоникам, к примеру, все так и есть, то с онкобольными, подопечными психиатров или фтизиатров в жизни все сложнее. 

Нередко они находятся в больничной палате месяцами. И даже годами. По сути, больница выполняет роль социального учреждения (специнтерната), но на это Национальная служба здоровья выделять средства не будет. 

Кто тогда выступит источником финансирования? 

Это решают на местах или по линии министерства социальной политики, если речь идет о таких специнтернатах.

Второе. Измаил не должен остаться без психиатров, фтизиатров и онкологов.

- Наша задача – тут, на месте, принять пациента в остром состоянии и снять это состояние, поставить или уточнить диагноз, а также определить маршрут пациента, - рассказывает главный врач Измаильской центральной городской больницы №1 Александр Любицын. – Выписывать на амбулаторное лечение, направлять в патронатную службу или доставлять в Одессу для получения комплексного лечения (например, для онкобольных, которые нуждаются в комплексном сочетании методов лечения – хирургического вмешательства, лучевой и химиотерапий).

Что до фтизиатрии, то в Измаиле туббольные не ограничены в передвижениях по городу, даже если у них диагностирована открытая форма туберкулеза (и они щедро делятся палочкой Коха с окружением). Запретить таким больным выход за пределы лечебного учреждения не представляется возможным. 

Правильно это? Вопрос риторический.

Заместитель городского головы Сергей Баткилин напоминает, что в Одессе в областной туббольнице – закрытый режим для пациентов с открытой формой болезни.

Медики отмечают, что в последнее время увеличилось количество больных, которые трудно поддаются лечению. Кто-то не долечился (курс расписан на несколько месяцев!), кто-то нарушил режим – в результате возникла форма, устойчивая к медпрепаратам (хроническая или резистентная).

Третье (и самое сложное). 

Медицина нуждается в реформе, это признают все. 

В какой? Тут мнения разделяются, хотя в большинстве своем граждане не в восторге от того, что видят в больницах или поликлиниках.

И тут подходим к тому, что успех преобразований определяют кадры. Да-да, люди! 

Можно отремонтировать здания и помещения, насытить их оборудованием – но работать там должны медики. 

Специалисты своего дела, не очерствевшие душой, дорожащие репутацией и местом работы и не заглядывающие в карман к пациенту, потому что уровень зарплаты подтверждает значимость профессии.

Да?

Кадровый голод – не новость: специалистов не хватает, и чем дальше от центра, тем больше. На местах эту проблему решают. Например, Измаил планирует приступить к решению жилищного вопроса.

Но не только жилье «заманит» на места. 

Реформа здравоохранения предполагает, в том числе, и рост зарплат медикам. И, как утверждают специалисты, она стала расти.

И если мы вернемся к здравоохранению Измаила, то вспомним о хронической нехватке денег (и речь идет о сумме порядка 25 миллионов гривен), которая обостряется каждую осень уже много лет.

Причин много, они разноплановые. 

Но надо понимать, что с нового года объемы финансирования не увеличатся.

И нам сообщили (с просьбой не указывать источник информации), что планируется финансирование на две трети от необходимого. Остальное надо заработать.

И тут надо опять уточнить: две трети от необходимого – это от того, что будет после сокращений коек и оптимизации штата.

Вернемся к скандалу.

…Народный гнев в соцсетях по поводу предстоящего «обрезания» достиг революционного масштаба – и тут в Измаил приехал заместитель председателя Одесского областного совета Вадим Шкаровский. Цель его приезда была связана не с шумом в здравоохранении, а с острой нехваткой воды в придунайских озерах. Но по окончании запланированных мероприятий зампред облсовета встретился с измаильчанами, которые пришли под здание администрации города с транспарантами и своим возмущением.

На встрече были не только родственники пациентов трех отделений, но и медики, работающие там, а также и.о. главврача Дунайской областной больницы Виталий Гайдуков.

«Удостоверился в том, что жители южного региона, действительно, столкнутся с большими трудностями, не имея специализированных отделений в местной больнице», - сказал после встречи Вадим Шкаровский.

Кипение страстей завершилось соломоновым решением: в Измаил приедут представители департамента здравоохранения облгосадминистрации, чтобы на месте «поставить диагноз» и определить механизм «лечения».

Важно

По неофициальной информации, расположенные в Измаиле три больницы (районная, городская и областная) договорились, кто и за что будет отвечать. Город – за онкологию (специалисты есть и готовы оказывать неотложную помощь), район – за болезни легких (отделение пульмонологии в состоянии справиться с этой задачей), Дунайская областная – за психиатрию.

Повторим: помощь в острых ситуациях, чтобы вывести из нее пациента и направить (при необходимости) в Одессу.

…Так почему врачи-психиатры уволились из стационара? Кто-то – в связи с выходом на пенсию, кто-то – якобы из-за невозможности работать с нынешним руководством Дунайской больницы. 

Но город не остался без психиатрической помощи: в поликлинике прием ведется.

Медики неохотно и скупо комментируют ситуацию.

Поговорить с руководителем Дунайской больницы не удалось. 

Чиновники говорят о том, что якобы в этих трех отделениях помощь оказывается не на должном уровне, поскольку показатели смертности – выше среднеобластных. И с цифрами не поспорить.

Но есть «но».

При том, что сегодня эти отделения выполняют еще и социальную функцию, некоторые больные там просто доживают свои дни. Кому-то некуда идти. Кому-то - не к кому. А кому-то – не на что.

История из жизни

Подопечные психиатров живут рядом с нами, попадая в стационар при обострении своих заболеваний. Кого-то после лечения выписывают домой для продолжения лечения в амбулаторных условиях. С позиции бюджетного финансирования это понятно: больница – для оказания медпомощи в острых случаях. 

Но…

В 1998 году в Пасхальную ночь один из подопечных психиатра взорвал газовый баллон в многоквартирном одноэтажном доме. 

Обошлось без жертв, а вот пострадавшие были. 

Да и дом, где проживали несколько семей, пришлось восстанавливать… 

В этом сентябре жительница многоквартирного дома открыла краны на газовой плите – в результате в подвале (!) концентрация газа превысила нормативные показатели втрое. 

Хорошо, что соседи всполошились – вызвали аварийку, а газовщики – полицию. 

Как рассказали свидетели этого события, первую входную дверь в квартиру открыли быстро, а вот вторую хозяйка замуровала… 

Все закончилось хорошо – без взрыва газовоздушной смеси. 

Но газовщики обратились к измаильчанам с просьбой быть внимательнее к одиноким соседям. 

И такие примеры есть не только в Измаиле, и не только с нарушением правил обращения с бытовыми газовыми приборами.

…В сентябре в центре города в парке спасатели снимали с дерева человека, который залез туда, чтобы поймать бабочек и спасти лес, а потом стал поджигать дерево. Говорят, что накануне он получил направление на стационарное лечение в Одессу, но не поехал…  

…На вопрос: «Так что делать таким людям? Как им жить?» - медики предлагают два варианта ответа. 

Однозначно – жить. И не в больничных палатах.

Кто-то может жить в семье, а кто-то – в интернате для психбольных. 

Решение принимают сами пациенты и/или их родственники.

Какое решение примут медики и чиновники от медицины, чтобы само здравоохранение перестало «ловить бабочек» и зажило полноценной жизнью? Неизвестно. Но это вопрос – никак не к Измаилу, и даже не к Одессе. Но в Киеве, похоже, мало кто из принимающих решения владеет информацией о медицине на местах.

Послесловие

Казалось бы, все?

В беседе с одним из врачей прозвучало, что с 2020 года отделения фтизиатрии, легочное и психиатрии, согласно медицинской реформе, Национальная служба здоровья финансировать не будет, поскольку заключать договора планируется с областными диспансерами. Так что все эти страсти местного масштаба могут быть просто сопутствующими признаками предстоящего конца. 

Пока – трех отделений Дунайской областной больницы.

 

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті