Трудная дилемма

На территории двух соседних арабских стран, Сирии и Ирака, уже несколько лет полыхает война, и перспективы ее прекращения все еще остаются туманными. 

Особое внимание международной общественности приковано к находящимся в осаде двум городам – Мосулу в Ираке и Алеппо в Сирии. При всем отличии по составу сторон конфликта и преследуемых ими целей военная ситуация в обоих имеет сходство. 

Наземные войска объединенной группировки в составе элитных частей иракской армии, подразделений «пешмерга» – курдских военизированных формирований в Иракском Курдистане и многочисленного шиитского ополчения «Хашд аль-Шааби» с примкнувшим к ним суннитским ополчением при поддержке авиации США 17 октября вышли к пригородам Мосула – последней цитадели террористической организации «Исламское государство». По мнению «Die Welt», «если шиитской милиции удастся блокировать всю западную часть города, чтобы ни одного террориста не выпустить из него, то Мосул превратится во второй Алеппо». Фактически будут обречены на верную гибель не только боевики, но и многие жители, которыми те будут прикрываться как живым щитом. По имеющимся оценкам, в Мосуле все еще остается примерно половина из 3,5-миллионного населения.

Сражение за Мосул может стать настоящей бойней, а не «операцией по зачистке», как об этом говорят некоторые иракские военачальники. Полевые командиры боевиков «исламского государства» старались избегать кровопролитных боев при оказании сопротивления по удержанию других иракских городов и пытались оттянуть главные силы к Мосулу. Даже при освобождении таких городов, как Рамади и Фаллуджа, боевикам ИГИЛ удалось вовремя уйти. В то же время в Мосуле они заранее подготовили оборонительные укрепления, тоннели, окопы, автомобили, начиненные взрывчаткой и минные ловушки. Нельзя забывать и о фанатичной психологической составляющей морально-боевого состояния боевиков, которые твердо верят в свою религиозную миссию. Ведь Мосул стал частью идентичности ИГИЛ: именно в здешней мечети в июне 2014 года лидер этой террористической организации Абу Бакр аль-Багдади провозгласил халифат. Как пишет издание, «фанатики хотят в Мосуле преподать урок врагам ислама».

Даже со взятием города вряд ли будет навсегда покончено с существованием ИГИЛ. Ведь и сейчас в осуществляющей осаду группировке далеко до единства. Более того, все отчетливее проявляются разногласия. Недовольство прежде всего проявляют курды, благодаря действиям которых определился успех в этой операции. Многие из них не доверяют союзникам и раздражены тем, что их многолетние усилия обрести автономию, по всей видимости, вновь окажутся безуспешными. Если же к участию в операции присоединится Турция, это усилит разногласия. Может случиться так, что падение Мосула не приведет к окончательному поражению ИГИЛ, а коалиция обеспечит себе лишь краткосрочный триумф.

Сходная ситуация и с Аллепо. Не исключено, что используя период избирательной президентской кампании в США, нерешительность и несогласованность стран ЕС и задействовав мощную группировку наземных войск и авиации, Россия сможет помочь режиму Асада взять город под полный контроль. Но и здесь триумф будет непродолжительным, а положение в будущем шатким. В этой связи заслуживает внимания статья бывшего специального помощника президента Обамы и координатора Белого дома по Ближнему Востоку Филиппа Гордона, опубликованная на днях в газете «The Washington Post».

По мнению автора, окончательная победа России и Асада невозможна, так как «после пяти лет войны у режима просто нет личного состава, чтобы захватить и удерживать территорию всей Сирии». Даже с учетом числа жертв конфликта и перемещенных лиц Сирия остается страной с суннитским большинством и многие из этих сирийцев продолжат сражаться с режимом. Для России же ценой Алеппо могут стать отношения с Европой и арабским миром. «Какими бы ни были перспективы снятия европейских санкций или российской энергетической экспансии, сотрудничество с Европой и Саудовской Аравией сильно сократится», – пишет автор. Кроме того, «США могут рассмотреть вопрос расширения поддержки оппозиции, что поднимет цену вмешательства для России» (среди этих способов – поставка ПЗРК, способных поражать российские и сирийские самолеты).

«В наиболее реалистичном сценарии Путину придется иметь дело с президентом Хиллари Клинтон, которая давно выступает за ввод бесполетной зоны над Сирией и последовательную поддержку оппозиции, скептически относится к намерениям России в Сирии и готова более четко утвердить американское лидерство на Ближнем Востоке», – говорится в публикации.

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті