Коли поблажливість – лише дратує

…Ми, звісно, не могли відмовити собі у задоволенні поспілкуватися бодай з кимось з жінок, чий професіоналізм викликає заслужене захоплення в очільника обл­ради. У Євгенії Абрамової ми брали інтерв’ю на її робочому місці. Євгенія Георгіївна очолює департамент з надання адмінпослуг Одеської міськради. Тобто, не лише у депутатській, але й у професійній своїй діяльності вона має справу з цифрами, розрахунками, з виконанням керівних повноважень. Вона переконана, що коли жінок в Одеській обласній раді не надто багато, це зовсім не означає, що вони там непомітні:

 – Да, у нас в облсовете всего семь женщин, но все они достаточно яркие, и каждую слышат депутаты и все жители Одесской области. Скажу без ложной скромности, что некоторых мужчин, находящихся в сессионном зале,  мы слышим меньше.  

– Если обратиться к статистике, то из семи три женщины возглавляют комиссии. Две комиссии связаны с отраслью финансов, которая считается одной из самых ответственных и самых сложных. Вы тоже возглавляете бюджетную комиссию.

– Да. Моя коллега Ольга Юрко возглавляет имущественную комиссию, Марина Зинченко – комиссию по образованию, физкультуре и спорту, культуре – это очень большой блок социальной направленности.  В нашей комиссии заместителем ее председателя является Алла Стоянова, замом председателя комиссии здравоохранения – Ирина Ковалиш. Четвертую, строительную,  комиссию также  возглавляет женщина, это Мария Гайдар. То, что мы – женщины, нам не мешает быть активными и успешными.

–  А у мужчин не возникают комплексы от того, что самую ответственную комиссию возглавляет женщина, и заместитель у нее – женщина?

– У нас секретарь – мужчина, и у него нет никаких комплексов... Если у кого-то возникают комплексы по этому поводу, значит, проблема в нем самом, а не в женщинах, которые вокруг него. Я всегда подчеркиваю, что в данном случае мы не мужчины и женщины, мы – коллеги, депутаты, политики, мы – должностные лица. У меня есть твердая убежденность, что любые попытки надавить на гендерность,  когда мы начинаем заниматься общественной деятельностью,  политической,  являются манипуляцией. 

– Вы сталкивались с таким? На Вас пытались давить?

– Нет. Но меня, как женщину, когда я исполняю свои политические функции, раздражает, когда начинают выступать – даже если в мою защиту – с каким– то снисхождением как к слабому полу. Когда я дома, с друзьями, я – женщина, но когда я на работе – здесь или в облсовете – я – не женщина, я – должностное лицо или политик. Год назад мы получили предложение от одной из наших коллег вступить в рабочую группу «За права жінок». Я оставила без внимания эту инициативу по той простой причине, что я, например, не могу вспомнить случаев, чтобы чего-то не добилась в своей жизни только из-за того, что я женщина. Считаю, что в этом есть спекулятивный момент . У нас нет зафиксированных случаев нарушения прав человека по гендерному признаку. Поэтому, когда некоторые общественные организации начинают рассказывать, что они борются за права женщин в той или иной сфере, у меня создается впечатление, что люди увидели тему для гранта и решили, что они этим позанимаются. 

– Я сталкивался с такой дискуссией в научных кругах: да, женщин во власти мало, с другой стороны, говорить о дискриминации тоже нет оснований. И тогда возникает вопрос – либо оставить все как есть и просто ждать, когда женщины будут становиться более активными, или же принять меры, вплоть даже до определенного квотирования…

– А зачем? Мы все помним притчу, когда римский император отошел от дел, и империя начала рушиться. Тогда к нему пришли и позвали обратно. Он сказал: если бы вы видели, какая у меня уродилась капуста, вы бы мне ничего не предлагали.  Если женщины в какую-то сферу не идут, значит нет в этом потребности у женщин. Не все хотят быть на самой вершине и не все испытывают чувство счастья, когда они туда забираются. Они находят счастье в другом – в семье, творчестве, работе, даже если она монотонная.  Человек должен заниматься тем, что приносит ему удовольствие, удовлетворение и самореализацию, независимо от его пола.  У людей разное понимание счастья. Я не считаю, что наши женщины испытывают притеснение из-за того, что они женщины. У нас нет этой проблемы. Некоторые женщины находят удовлетворение даже в вышивании бисером.

– Вы могли бы взять бисер и вышивать? 

– Нас три сестры. Младшая великолепно обращается с бисером, вышивкой. Средняя очень хорошо шьет. Ну а мне нравится то, чем я занимаюсь. У каждого есть что-то свое.

– Свой вариант счастья Вы нашли?

– Да. Человек в разные периоды своей жизни разное считает для себя счастьем. Все очень относительно и индивидуально. Это состояние души. Мы должны строить общество, в котором каждый сможет найти свое счастье в каждый конкретный момент. И мы должны стараться, чтобы наше счастье не делало несчастным тех, кто рядом.

– Когда человек ведет активную общественную или там коммерческую деятельность,  это часто вступает в противоречие и не дает ему реализоваться как семьянину, как творческой личности. У вас такой конфликт был?

– У меня такого конфликта не было. У меня были жизненные обстоятельства, в которых я развивалась. А сейчас я научилась выстраивать какой-то баланс и поэтому не испытываю недостатка чего-либо в моей жизни. Я занимаюсь любимым делом, мне нравится работа в областном совете. У меня дом, ребенок взрослый... Все хорошо.

– Как вы относитесь к празднику 8 Марта. Он является государственным, сохраняется, но идут дискуссии по поводу того, что он – не нужен, является пережитком...

– Я считаю, что в обществе в разные периоды происходят спекуляции на разные темы. Наши современники пытаются немножко исказить значение этого праздника для нашего общества. Если мы говорим о том, что в нашем обществе женщины свободны, являются  равноправными членами общества, то как раз это и подчеркивает праздник 8 марта. Как, под какими знаменами наши предки в Европе добыли для нас это право, в данном случае не имеет никакого значения. Это позволило мировой истории изменить отношение к женщине в обществе. Тогда женщина была человеком второго сорта, ей тяжело было пробиться в каких-то сферах жизни. Это длилось годами, и вот в какой-то момент критическая масса набралась и общество пошло на уступки, и начало менять свое отношение к женщине. 

И мы благодарны женщинам прошлых поколений, которые своей активной позицией добились того, что мы сегодня имеем возможность в нашем демократическом обществе баллотироваться в депутаты, летать в космос, идти на фронт, лечить детей и многое-многое другое, чего мы не могли бы делать раньше... 

– Уже не первый год в соцсетях я наблюдаю, как многие девушки пишут: не вздумайте поздравлять меня с 8 Марта. Это спекуляция или это позиция? 

– Мы знаем психологию толпы, желание быть в тренде ... Это сейчас такой тренд. Я уверена: пройдет лет 5-7 и эти девочки захотят, чтобы в них увидели женщину. Ведь на 8 Марта женщин поздравляют не как политиков, не как докторов, учителей. Это единственный праздник, когда нас  поздравляют как символ той части  общества, которая имеет равные права. Поэтому если кто-то против этого, это его личное дело. 

– Как вы считаете, если отменят официально этот праздник, он уйдет в забытье или все-таки останется на каком-то неформальном уровне? 

– Я думаю, что любые запреты, отмены  – они только ведут к популяризации. Когда-то я работала в системе ЖКХ и некоторые личности, считающие себя реформаторами, мне говорили: давайте еще и этот сегмент начнем реформировать. Я считаю, иногда лучше ничего не менять, если это еще работает. Очень важно, чтобы мы свои эмоциональные желания соизмеряли с реальной действительностью. Я очень хочу, чтобы все в нашем обществе стали добрее друг к другу. Чтобы люди, кроме себя, стали слышать других. Я четко знаю, что такое демократия. Это такое взаимоотношение в обществе, когда мои права заканчиваются там, где начинаются права другого. Если кому-то не нравится этот праздник, то он должен понимать, что есть множество тех, кому это нравится. Давайте заниматься чем-то полезным, созидательным, чтобы мы могли сказать, что благодаря нам и нашим усилиям появился, например, детский садик, не погиб ребенок, не замерзла старушка … Я хочу, чтобы мы немножко умерили свои эмоции, начали ими владеть и чтобы мы стали чуть добрее.

 

Район: 
Выпуск: 

Схожі статті