Алексей БОТВИНОВ: «Новая классика должна быть демократичной»

С 1 по 10 июня международный музыкальный фестиваль ODESSA CLASSICS, проходящий под девизом «Европейский фестиваль для европейского города»,  вновь соберет в одесских залах известных музыкантов, практически культовых исполнителей. Даниэль Хоуп, Себастиан Кнауэр, Роби Лакатош, Штефан Владар, Максим Венгеров, Антонио Менезес, Майкл Гуттман, знаменитый Берлинский камерный оркестр выступят для одесситов. В рамках фестиваля 8 июня пройдет грандиозный бесплатный гала-концерт под открытым небом на Потемкинской лестнице. На его проведение запланировано выделение  миллиона гривен при условии проведения в рамках фестиваля концерта в одном из районов области. Сегодня нашим собеседником стал президент фестиваля, известный пианист, народный артист Украины Алексей Ботвинов.

– У нас добавился знаменитый немецкий скрипач и педагог, профессор Захар Брон, будет он на Потемкинской лестнице на опен-эйре 8 июня, на следующий день состоится творческая встреча с ним в родной для него школе имени Столярского, включающая концерт, мастер-класс и общение с аудиторией. Вход туда тоже будет свободным. Ему недавно исполнилось семьдесят, это юбилейный год, соответственно, очень приятно, что удалось его в Одессу пригласить. Также добавлен на 2 июня концерт в оперном театре «Перезагрузка-2», где я буду выступать с турецким перкуссионистом Бурханом Очалом. Мы с ним уже несколько раз исполняли в Одессе «Гольдберг-вариации», а на этот раз будет новая, разнообразная, демократичная и смешанная программа: Бетховен, «Картинки с выставки» Мусоргского, Прокофьев, Рахманинов… В галерее Invogue состоится серия встреч-лекций с известным украинским критиком Олегом Вергелисом, с журналисткой Соней Кошкиной, с музыковедом Любовью Морозовой, которая занимается фестивальной программой современной украинской музыки. 

– Интересно, кто из наших студентов-музыковедов пойдет их слушать?

– Да, давайте сделаем ставки – ноль или один, может быть, случайно зайдет…

– Их же выпускают в нашей музыкальной академии каждый год, но куда они деваются? Диссертации, что ли, пишут?

– Пишут диссертации, все они там в итоге доктора и академики, а в реальной жизни их нет.  А киевляне хороши как раз тем, что читают популярные лекции, понятные абсолютно всем (наших иной раз послушаешь, и не понимаешь, о чем они говорят). Это будет популяризация очень хорошего уровня, они по всей программе пройдутся. Музыковед не должен демонстрировать какую-то оторванность от жизни, это уже абсурд какой-то. Не должны музыканты, музыковеды, искусствоведы вариться в собственном соку и томиться в башне из слоновой кости. 

– Ведь ваш фестиваль, например, делается для широкой публики, не только для узкого круга ценителей… 

– Да, причем в этом году, как никогда у нас присутствует демократичный взгляд на новую классику. Имею в виду наш концерт с Бурханом, выступление «короля цыганской скрипки», «самого быстрого скрипача мира» Роби Лакатоша и в определенной степени концерт Берлинского камерного оркестра. В основном звучит развлекательная музыка, но высочайшего профессионального уровня. Роби Лакатош не просто скрипач с классическим образованием, он получил в начале карьеры престижнейшие премии за классические записи. Получил также французскую премию Diapason d’Or («Золотой диапазон») за запись программы Carte Blanche с участием Вадима Репина в парижском Лувре – это была премия за лучшую живую запись камерной музыки. Потом он ушел в ту область, которой занимается вся его династия, в развлекательную музыку, но при нем этот фантастический виртуозный уровень, и музыкальность, это очень здорово, очень интересно, и в Одессе он еще никогда не был. Это, пожалуй, единственный в Европе человек из энтертейнмента, популярной. развлекательной музыки, которого уважают все классические музыканты. 

Фантастический виртуоз! Уни­каль­ная личность, думаю, после его концерта, который, кстати, состоится 3 июня в филармонии, его будут долго помнить. Кстати, у него в ансамбле есть цимбалист, который тоже потрясающе играет, я очень просил исполнить в Одессе его версию «Полета шмеля» Римского-Корсакова. 

Берлинский камерный оркестр – состав первого ранга, я давно мечтал привезти его в Одессу, и вот он на три концерта к нам приезжает – со скрипачом Даниэлем Хоупом играет 6 июня в оперном театре, с пианистом Себастианом Кнауэром 7 июня в филармонии, а также 8 июня на Потемкинской лестнице. И получается так интересно, что даже такой академический оркестр, который постоянно выступает с собственной абонементной серией в Берлинской филармонии, участвует и в необычных проектах. В данном случае – это первое выступление с Хоупом Vivaldi Recomposed, где музыка Вивальди прозвучит в обычной версии, а также в версии британского композитора Макса Рихтера. Эта программа получила кучу премий, бестселлер и по продажам, и по концертам, один из самых интересных проектов в мире, позволяющих границы классики приоткрыть. И аналогичный проект с музыкой Баха прозвучит на концерте с Кнауэром. Там еще будет второй солист – вибрафонист, Паскаль Шумахер из Люксембурга. Совершенно уникальный проект, на мой взгляд. И тоже очень востребованный, каждую неделю где-то в мире они его играют, судя по афише. Выходит, мы не только супер-артистов привозим, но еще и с самыми актуальными проектами. Мы в тренде!

На Потемкинской лестнице, понятно, будет такая популярная классика – Бах, Моцарт, Россини, Вивальди. Очень интересный для меня проект «Ностальгия по вечности», посвященный Андрею Тарковскому. Для меня Андрей Тарковский — киногуру, культовая фигура, очень важная в моем творческом формировании и становлении, я был его фанатом еще в тинейджерстве. И едва я услышал о том, что его сын популяризирует творчество отца, сразу же на него вышел и начал вести переговоры. Сначала он с некоей опаской отреагировал. Но у нас нашлись общие знакомые. Потом я пригласил его на свой проект в Ла Скала. И когда уже познакомились ближе — всякие опасения отпали. В филармонии 9 июня будет показан этот проект, предполагающий синтез: музыка, кинематограф, поэзия, а также воспоминания о великом кинорежиссере. 

– В этом году состоялось большое событие – вы в театре Ла Скала играли для участников балетного спектакля. Возможно ли одесситам увидеть этот балет на гастролях? Возможна ли совместная работа с балетной труппой Одесской оперы?  

– Все упирается в финансы. Очень дорого привезти сюда Ла Скала, но в принципе, возможность есть. Можно запланировать на год-полтора вперед и заняться поиском партнеров. А с нашим оперным театром сейчас есть нормальные контакты, не вижу никаких преград. 

– Подготовленные при вашем участии как неформального художественного руководителя театра балет «Нуриев навсегда» и опера «Турандот» продолжают оставаться в репертуаре и через семь-восемь сезонов, значит, есть основания подумать о новом проекте! Хочется спросить вот о чем: вы точно верите в воспитательную силу классики? Ведь вам тоже отлично известно, какими заносчивыми, грубыми, циничными и поверхностными бывают музыканты, вроде бы всю жизнь находящиеся внутри классической музыки.

– Это какой-то парадокс.  

– А мы-то надеемся, что слушатель побывает на концерте классики и откроет в себе какие-то прекрасные качества…

– Многие люди говорят о том, что эта музыка для них очень важна, поддерживает, гармонизирует, лечит, дает надежду. А профессионалам порой мешают зависть и ревность, это чувства, которые разъедают все. Больше всего завидуют карьерному росту, славе, признанию, следят, у кого больше концертов, кого больше любит публика. Во всех странах мира это явление существует в большей или меньшей степени. 

– Кстати, о детстве – в моей семье было принято, как это ни кощунственно, детям на табурет под попку подкладывать раззолоченные старинные оперные клавиры, чтобы до стола могли достать. А какие музыкальные реалии окружали маленького Лешу Ботвинова?

– Музыка звучала в доме постоянно – в восемь утра мама начинала играть на рояле упражнения Ганона, разыгрывалась на них, и я от этого просыпался. На меня не давили в семье – я учился музыке, ходил в школу педпрактики, но не было прессинга по поводу того, что должен это делать. Все происходило спокойно. У меня были хорошие успехи по остальным предметам, поэтому никто не переживал по поводу моего будущего. Музыка или не музыка, отличник всегда в жизни устроится, – рассуждали родители. Ребенком я постоянно ходил на концерты. 

Вот так я рос в музыкальном мире, музыка была неотъемлемой частью жизни. Я уже лет в девять осознанно захотел стать профессиональным музыкантом. Когда у тебя родители музыканты, постоянно в их жизни сцена, концерты, ты это видишь, и как-то к этому тоже начинаешь внутренне готовиться, адаптироваться. Потому что это же особенная жизнь. Каждый концерт – это событие с сопутствующими стрессами, волнениями, радостью или разочарованием. У человека, который не выходит на сцену, другая, конечно, жизнь. А у музыканта, хоть и больше стрессов, больше каких-то радостных моментов. Ну и надо совершенствоваться постоянно, потому что иначе форма будет потеряна.

– В доме был культ ваших любимых Баха, Рахманинова?

– Нет. Скорее Верди и Чайковского. Больше внимания уделялось оперной музыке и романсу. Я хорошо подбирал на слух и для себя весь репертуар играл вплоть до неаполитанских песен. С девяти-десяти лет играл всякие там оперетты для бабушки, которая была большой любительницей и просила сыграть ей что-нибудь из «Сильвы» и «Марицы». Кальман – это было наше все! Она давала мне сборники, я играл, а она кайфовала – оперетту обожала безумно. С пятого класса я увлекся рок-музыкой, отверг оперетту, и бабушке пришлось слушать пластинки дальше. И у меня наряду с классической музыкой возникла вторая страсть – рок. Я даже хотел рок-группу организовать, но в Одессе у нас почему-то с этим не сложилось особо, не сравнить с Петербургом или Екатеринбургом.

– Там климат суровый, вот и возникает протест, отсюда рождается рок, а в Одессе против чего протестовать? Да и в те годы как раз открылось эстрадное отделение в музыкальном училище, все талантливые ребята приучались к джазу, он-то как раз у нас и прижился. 

– Я пытался создать какой-то коллектив, но дальше смотров политической песни с поющими девочками дело не пошло. Потом я поступил в кружок композиторский, который вел Митрохин по воскресеньям, туда ходил со мной Юра Поволоцкий, он в дальнейшем учился в Москве, теперь живет в Израиле, очень интересным композитором стал. А я, поступив в консерваторию, хотел продолжить занятия композицией, пришел к покойному Сан Санычу Красотову, но тогда у него такая система жесткая была, никакой свободы творчества, какие-то холодные формулы… Настолько не пошло это у меня… Если бы тогда преподавал Ян Фрейдлин в консерватории, я уверен, что у меня бы получилось. Ну вот так жизнь распорядилась, но композиторские навыки остались, импровизирую часто в концертах. 

– Вы так и не смогли покинуть Одессу – не отпустила?

– Я должен сказать, что мне достаточно комфортно было в Москве, когда я там два года учился. Первый год вообще был замечательным, я часто бывал в театрах, даже больше, чем в концертных залах. А второй год – тут начался развал всего. Причем стремительный. Девяностые начались в Москве уже в восемьдесят девятом. И я просто закрыл для себя тему из-за разгула бандитизма и прочих явлений. Уехал в Германию – и через несколько месяцев почувствовал себя некомфортно, хотя там было все нормально, а здесь – непонятно что. По маминой линии я – коренной одессит, папа был из России, из Старого Оскола. И у меня четкое ощущение, что мой дом – в Одессе, хотя путешествовать очень люблю. Такое ощущение, что здесь я чем-то подпитываюсь. 

Справка «ОВ»  

Народный артист Украины, президент фестиваля ODESSA CLASSICS Алексей Ботвинов - самый знаменитый украинский пианист. Ботвинов по праву считается одним из лучших исполнителей музыки Рахманинова в мире. Среди его чрезвычайно широкого репертуара более 30 концертов для рояля с оркестром. Ботвинов – единственный пианист мира, исполнивший сложнейший шедевр Баха «Гольдберг-вариации» на сцене уже более 300 раз. 

Ведущие европейские газеты пишут об артисте как «...суперзвезде классики» или «...поэте за роялем, выделяющемся своим особым жемчужным звуком». Алексей Ботвинов в 19 лет стал лауреатом Первого Всесоюзного Конкурса имени Рахманинова в Москве в 1983 году, являясь самым молодым его участником. Потом были победы на Международных конкурсах имени Баха и Клары Шуман.

Ботвинов имеет репутацию новатора в сфере классической музыки.  Много экспериментирует с сочетанием музыки и балета (сотрудничество с балетными компаниями Цюриха и Берлина), музыки и театра (уникальный новаторский проект по культовому роману М. Шишкина «Письмовник»). Выступает с ведущими оркестрами Европы. Среди его больших туров - гастроли по Германии и Бельгии с Королевским Оркестром Фландрии, турне по Китаю со знаменитым Цюрихским Камерным Оркестром. Каждый концерт турне по Азии в 2007 году (Гонконг, Тайпей, Куала- Лумпур, Джакарта, Сингапур) заканчивался овацией. В начале 2018 года на сцене легендарного театра Ла Скала в Милане состоялась премьера балета «Гольдберг-вариации» на музыку Баха с участием одесского пианиста.

 

Район: 
Выпуск: 

Схожі статті