Это не профессия – это миссия

В марте месяце в Одесской облгос­администрации состоялось рабочее совещание, которое провел Уполномоченный Президента по защите прав детей Николай Кулеба. 

На встречу с ним пришли руководители районных служб по делам детей и директора Центров социальных служб для семьи и молодежи, а также заместители глав районных государственных администраций, отвечающие за социальную сферу. Уполномоченный Президента в своем выступлении сказал, что, несмотря на начатую в прошлом году реформу деинституциализации  интернатных учреждений, для большинства сотрудников служб по делам детей основной стратегией все ещё остается наказание родителей за ненадлежащее выполнение обязанностей. Наказание заключается в лишение их родительских прав. После чего ребенок с большой вероятностью может оказаться в интернате. А это противоречит целям реформы. Николай Кулеба привел статистику. За 2017 год 90 детей, проживающих в различных районах Одесской области, были отобраны у родителей и направлены в школы-интернаты. Наибольшее количество детей, пополнивших школы-интернаты, оказалось из Ширяевского района – девять.

«Вы подписали соответствующие распоряжения и забыли об этих ребятах, даже не попытавшись на своем уровне найти им семейную форму для проживания. А вы бы отправили своих детей в интернат?» –задал чиновникам риторический вопрос Уполномоченный Президента. И сам же на него ответил: «Думаю, что нет». Но всегда ли есть возможность избавить детей от сиротской доли при живых родителях? 

«Никем не любимый ребенок перестает быть ребенком: он лишь маленький беззащитный взрослый», – отметил однажды французский писатель Жильбер Сесброн.   

В преамбуле «Декларации прав ребенка» определено, что ребенок – это «физически и умственно незрелый человек». По этой причине ему должно быть уделено особое внимание со стороны государства и общества. В соответствии с «Семейным кодексом Украины», правовой статус ребенка сохраняется до достижения совершеннолетия. Несовершеннолетним признается лицо от 14  до 18 лет. До 14 лет ребенок считается малолетним.

Проблемы социальной защиты детей актуальны в любое время и для любого общества. Дети, в силу недостаточного жизненного опыта и своего психофизического уровня, нуждаются в повседневной опеке родителей, взрослых людей, а на уровне государственной власти и местного само­управления – в социальной защите. Но, к сожалению, нередки случаи, когда права ребенка грубо нарушают, а вместо реальной защиты он, если и получает помощь, то только формальную.

Декларируемая государством (но далеко не всегда реальная) забота о детях с одной стороны, потеря авторитета семьи, ослабление семейных традиционных устоев – с другой, приводят к тому, что детство превращается для человека в самый опасный период его жизни. Права малолетних и подростков постоянно нарушаются как родителями, так и должностными лицами. Среди наиболее распространенных нарушений – невыплата алиментов, кризис семьи и трудное положение детей в неблагополучных семьях, социальное обеспечение детей-сирот, проблемы детей-инвалидов. Права детей часто воспринимаются как что-то искусственное, надуманное, так  как для взрослых ребенок – это объект заботы и любви, но не субъект права. 

У семи нянек…

Структурные подразделения органов исполнительной власти, которые должны заниматься детьми (образование, социальная защита, здравоохранение, службы по делам детей), а также центры социальных служб для семьи, детей и молодежи, ювенальная превенция управления Национальной полиции далеко не всегда эффективно выполняют свои задачи. А если с кем-то из детей случается беда, то каждая из этих структур пытается снять с себя ответственность и переложить ее на  других, хотя  действовать они должны сообща и нести солидарную ответственность, так как сверхзадача у всех одна – благополучие каждого ребенка. 

Одна из наиболее остро стоящих проблем всей системы социальной защиты в нашей стране, в том числе и Службы по делам детей – это дефицит кадров. В Одесской области, фактически в каждом из ее районов, в настоящее время некомплект штатных единиц составляет более чем половину от того, что предусмотрено штатным расписанием. 

Например, из 24 сотрудников Беляевской службы по делам детей, работает только 11. В Овидиопольском районе 7 из 17, Белгород-Днестровском – 3 из 15, Арцизском – 6 из 9, Раздельнянском 7 из 11…

   Но проблема не только в количестве, но и в качестве сотрудников. Зачастую люди, занимающие различные должности в центрах социальных служб по делам детей, занимаются этим не по призванию, а по необходимости.  Отсюда зачастую и бездушное отношение к людям, к  решению сложных жизненных ситуаций, в которых они оказались. 

– Научить сотрудника неформально относиться к судьбам детей и их родителей – практически невозможно, – считает начальник Службы по делам детей Одесской областной государственной администрации Алла Кирияк. – Мы можем обучить его нормативно-правовой базе, законодательству.  Но как сложить воедино различные проблемы, которые испытывает ребенок, найти оптимальное их решение для всей семьи, этому научить невозможно. Если у человека отсутствует чувство сопереживания, сострадания, эмпатии, нет внутреннего посыла на то, чтобы понять, войти в ситуацию и помочь конкретному ребенку, ничего не поделаешь. Порой в разговоре с нашими коллегами, чью работу мы координируем, выясняется, что говорим почти на разных языках. Согласно Закону «О госслужбе» и порядку принятия на госслужбу, учитывается образование, квалификация, опыт работы и прочее. Но протестировать морально-нравственные качества кандидата на должность не представляется возможным. Они проявятся только в процессе работы...

Отвечая на вопрос, каким образом можно привлечь на работу в Службу по делам детей тех специалистов, которые соответствовали бы всем необходимым критериям, Алла Кирияк также добавила, что необходимо повысить уровень престижности этой профессии.

– Те, кто приходят к нам по призванию, остаются работать, несмотря на все трудности. Но ведь что такое сегодня районная служба по делам детей? Это две-три сотрудницы на огромную территорию, где проживают сотни семей. Районные службы не имеют не только своего служебного транспорта, но даже достаточного  количества канцелярских принадлежностей. Уровень зарплат невысок. Зато порой высоким бывает риск для их здоровья и даже жизни, когда они должны входить в дом, где находится ребенок, родители которого могут быть в состоянии алкогольного опьянения, под воздействием наркотиков, в полной неадекватности. Бывали случаи, когда на наших сотрудниц бросались с топорами, угрожали. И, тем не менее, среди тех, кто сегодня работает, преобладают люди с солидным стажем, искренне преданы своему делу. Например,  начальник Окнянской службы Лариса Павловна  Баюро. Это человек, не растративший свои душевные качества. В своем районе она с помощью волонтеров обеспечила все малоимущие семьи  одеждой, обувью. Это не входит в ее обязанности, но она это делала ради укрепления семей. Также хочу отметить Наталию Герасименко, начальника службы по делам детей Балтской райгос­администрации, Татьяну Бабич, – начальника службы по делам детей Белгород-Днестровского горсовета.  

Интернат – не выход

Уполномоченный Президента по защите прав детей Николай Кулеба считает, что работу районных служб по делам детей надо оценивать не по количеству лишенных родительских прав, а по числу сохраненных семей. Вовремя увидеть кризис в семье и помочь его преодолеть – это главная задача государственных служащих.

Реформа интернатных учреждений – это шаг к обеспечению права детей на проживание в семье, права на заботу родителей и получение лучшего образования.  Интернат не может заменить детям тепло семьи, каким бы хорошими там не были воспитатели и условия проживания. Об этом заявляют и в Министерстве образования и науки. Дети должны учиться в школе. Поэтому министерство не видит будущего для общеобразовательных школ-интернатов. «Дети, лишенные родительской опеки, пока им не нашли семью, должны проживать в пансионатах и  ходить в обще­образовательную школу, что будет способствовать их социализации». Так считают и в министерстве социальной политики. Что касается санаторных, специализированных и специальных школ-интернатов, они будут сохранены и продолжат свою работу.

Защита прав ребенка – это не профессия, это миссия, ведь дети – это наше будущее. А чтобы оно наступило, заботу о детях должны проявлять все взрослые люди, а не только те, кому она вменена должностными обязанностями. 

Рубрика: 
Район: 
Выпуск: 

Схожі статті