Унесенные гаджетами

Моя остановка на маршруте третья. И когда я утром вхожу в автобус, места уже заняты. Сидящие – это, главным образом, молодые люди, погруженные через свои смартфоны в глубины интернета, где они читают, просматривают сообщения и отвечают на них, играют, слушают музыку, изучают прогнозы погоды, а, возможно, и биржевые котировки… да и мало ли чем можно быть занятым в бурных потоках информационного океана! Главное, что реальность для них в данный момент либо размыта, либо отсутствует вовсе. А вместе с этой реальностью отсутствую (или размыта?) и я – дама в возрасте, висящая на одной руке, потому что в другой – сумка, и опирающаяся на одну ногу, потому что вторая болит и выдерживает только облегченную нагрузку.

Так мы и перемещаемся в пространстве в продолжении от получаса до… Ну, это зависит от ситуации на дороге: бывает, что и более часа. Этого времени достаточно, чтобы  погрузиться в размышления этического характера - почему они сидят, а я стою. 

     Соображение первое, утешительное для себя: я выгляжу достаточно молодо и бодро, и  у них не возникает мыслей о том, что меня безопаснее  усадить, чтобы я не упала и не рассыпалась на детали (хотя упасть утром в маршрутке  просто некуда). Соображение второе, сочувственное к ним: они весь день работают стоя. Например, кассирами в супермаркетах, курьерами, бетонщиками на стройках. И утром набираются сил перед тяжелой сменой.  Хотя чаще всего они похожи на студентов, которым предстоит весь день провести на лекциях сидя. Соображение третье - грустное. Судя по тому, что не уступают молодые люди и те места, которые обозначены табличкой «Для инвалидов», поневоле упираешься в мысль – а может это инвалиды? Но когда они встают и, бодренько рассекая пассажиров, устремляются к выходу, понимаешь, что это какая-то другая форма инвалидности. Наедине с собой я  сформулировала ее как «инвалидность по воспитанию».

Подобные размышления так и остались бы «наедине с собой», если бы не один недавний транспортный эпизод. У железнодорожного вокзала в маршрутку вошло пять дам примерно одного зрелого возраста и примерно одной комплекции. Все места были заняты пассажирами, погруженными в гаджеты. Стоим, качаясь, как старые деревья на ветру. Но тут взорвался водитель: «Молодежь, поднимите глаза – рядом с вами стоят мамы и бабушки. У них ноги у всех больные… Вас уважению к старшим в школе не учили?!» Поднялся один морячок, и мы дружно усадили самую тучную (места освободилось больше!), продолжив дискуссию о том, учат ли вежливости в школе и дома. Мнения оказались разными. Дама, которая уже сидела, очень сочувственно рассуждала о том, что многие болезни помолодели, у молодых людей нынче слабые сердца, им тяжело… Другая  резонно возразила, что эти  «сердечные слабости» происходят именно от того, что они много сидят и мало двигаются. Мы не то чтобы пререкались или ворчали, а  как-то беззлобно рассуждали. Но молодая аудитория в нашей дискуссии не участвовала –  их ушки были наглухо задраяны наушниками.

По правде сказать, приятные исключения все еще встречаются. Например, на днях, как только я вошла в салон, мне предложили сесть. И я заволновалась: неужели плохо выгляжу?!

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті