Хлеб наш насущный…

Из возродившегося святого храма в сквере Космонавтов вышел вслед за девочкой лет десяти и её молодой мамой. Девочка спросила: «А как это, мам, понимать, что хлеб насущный?». В ответ прозвучало: «Это в молитве «Отче наш» так сказано, милая моя. Люди просят у Бога: хлеб наш насущный даждь нам днесь». И я, извинившись, вмешался в разговор и объяснил не столько ребёнку, сколько матери, что насущный – это значит имеющий важное, непреходящее, жизненно важное значение. И напомнил, что только ангелы с неба не просят хлеба, а у людей, обитающих на земле, он – всему голова. Поистине мудрым был тот человек, который сказал слова, ставшие поговоркой: пока есть хлеб да вода - всё не беда.

Кажется,  справедливость этого утверждения мало у кого вызовет сомнение. Почему, жалуясь на многие беды, происходящие в нашем обществе, мы нередко забываем о том, что именно хлеб всегда был мерилом ценностей, первоосновой? И о том, что, как писал поэт В. Данько: «Он не падает к нам с неба, появляется не вдруг. Чтобы вырос колос хлеба, нужен труд десятков рук».

Почему те, кто выбрасывает в мусор черствые батоны, чёрный хлеб, булки, куличи и другие изделия, выпеченные из муки, забывают об этом? Лично меня, пережившего голод 1946-го, такое поведение просто возмущает. Зачем, скажите, покупать излишки хлеба, если ясно, что он не будет съеден? Ну, а если он зачерствел, то из него можно сделать сухарики, хоть с солью, хоть с сахаром. Из «черствы» получаются аппетитные запеканки, гренки и даже пироги. Конечно, для этого надо потрудиться. Поэтому для многих проще выбросить хлеб, как мусор. И это при том, что цены на него то и дело растут.

Полагаю, что проблема бережного отношения к хлебу, как дару Божьему, не должна быть уделом сторонних наблюдателей. Каждый из нас имеет прямое отношение к её решению. Если кто-то один выбросит в день всего лишь сто граммов хлеба, то годовой итог такого святотатства выльется где-то в 36 килограмм. Допустимо ли такое, если даже за хлеб и уплачены собственные деньги, за которые нравственность не приобретешь. Я знал Анну Андреевну, которая пережила блокаду Ленинграда. Норма выдачи хлеба на одного человека в дни блокады была124 грамма. Ольга Берггольц писала об этом: «О, ночное воющее небо, дрожь земли, обвал невдалеке, бедный ленинградский ломтик хлеба, он почти не весит на руке». Дай, Боже, чтобы подобное не повторялось, и у нас всегда были на столе наш хлеб-батюшка и соль. И в заключение, в связи с вопросом о снятии моратория на землю, приведу народную, подтверждённую веками, мудрость: «Чья земля - того и хлеб».

Рубрика: 
Район: 
Выпуск: 

Схожі статті