С надеждой на долгие встречи

5 ноября исполнилось бы 85 лет народной артистке УССР, дважды лауреату Государственной премии имени Т.Г.Шевченко, Почетной гражданке Одессы Кире Муратовой. С 1961 года, после окончания ВГИКа (мастерская Сергея Герасимова и Тамары Макаровой), она являлась режиссером Одесской киностудии. 

«Короткие встречи», «Долгие проводы», «Астенический синдром», «Настройщик». Эти и другие фильмы вызывали споры, разногласия. Кто-то понимал и восхищался авторской манерой повествования Муратовой, кто-то категорически не принимал ее. Но специальный приз «Серебряный медведь» Берлинского кинофестиваля, премия им. Анджея Вайды Американской киноакадемии и Польского культурного центра в Берлине, премия «Леопард» на МКФ в Локарно (Италия), приз «Золотой Скифский олень» 45-го МКФ «Молодість» в Киеве за вклад в мировой кинематограф и многие другие награды говорят сами за себя. В Одессе жил и работал выдающийся Мастер.

Сотрудничество с Кирой Муратовой не проходило бесследно для тех, кто оказывался в ее творческой группе. Многие из киношников, когда фильмов стали снимать меньше, перебрались на телевидение. И они не раз вспоминали о неординарном характере и парадоксальности мышления Киры Георгиевны. Среди них операторы Валерий Махнев и рано ушедший Борис Годжулов, помощник режиссера Александр Боковиков, кинокритик Евгений Женин. В каждом из них после общения с выдающимся режиссером осталось категорическое неприятие непрофессионализма и фальши в избранной профессии. Да и в жизни, наверное, тоже. 

Все, кто работал с ней, да и сама Кира Муратова мечтали о возрождении Одесской киностудии, которая в советские времена по количеству фильмов уступала только «Мосфильму» и «Ленфильму». Ребята строили планы и с надеждой ловили информацию о запуске в производство новых картин Муратовой. Но надежд на интересную работу становилось все меньше. Практически отлученной от профессии оказалась и сама режиссер, и те, кто работал с ней на всех картинах. Чтобы сохранить себя, людям приходилось выезжать за рубеж, туда, где предлагали хоть какую-то работу по специальности. 

Конечно, Кира Муратова не могла себе даже представить, что наступят времена, когда один человек вознамерится приватизировать Одесскую киностудию, чтобы единолично решать и ее судьбу, и судьбу людей, связавших себя с кинематографом. Она ушла летом прошлого года, а решение о приватизации приняли осенью этого. 

Один из старейших сотрудников киностудии недавно сказал: «Слава Богу, что Вадим Костроменко и Кира Муратова не дожили до подобного кошмара». С этим сложно не согласиться. Очень страшно видеть, как разрушают то, чему отдана жизнь. 

Абсурдность ситуации, невозможной в цивилизованном мире, вынудила  режиссера Леонида Павловского объявить голодовку в знак протеста против планов приватизации киностудии, известной далеко за пределами Украины, и являющейся достоянием государства. 

Я знала отца Леонида Павловского – Илью Семеновича Павловского. Он работал в Одесском горздраве. Был представителем поколения одесситов, которые ценили традиции, уважали профессионалов, были очень воспитанными и корректными людьми. Потому меня не удивил поступок его сына Леонида, который был вынужден прибегнуть к крайней форме протеста против неправильного и несправедливого решения. Так поступают аристократы духа, не желающие мириться с наступлением сторонников дикого рынка, на котором все и вся продается. 

Вспомнив день рождения Киры Муратовой я все-таки надеюсь на долгие встречи на Одесской киностудии, связанные с яркими и талантливыми премьерами тех, кто учился на ее творчестве и творчестве других выдающихся режиссеров. И не хочу даже представлять, что на месте студии вырастут высотки, стоя у оград которых экскурсоводы с грустью будут вспоминать съемки здесь Веры Холодной, десятков популярнейших картин и работу самой Киры Муратовой как то, что навсегда ушло в прошлое и стало историей.

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті