Греческая площадь

Древнейшая история нашего города и края неразрывно связана с Элладой. При раскопках в центре города были обнаружены остатки материальной культуры античных времен. Само название Одесса произошло от древнегреческого «Одессос» – так называлось поселение, располагавшееся на берегах Понта Эвксинского. При этом следует учитывать, что древние настолько заранее любили Одессу, что организовали их сразу две: близ нынешней Варны и (по последней версии) на правом берегу Тилигульского лимана. В «Одесской старине» говорится: «С объявлением в 1794 году свободного торгового порта в Гаджибей-деревушку начался наплыв разного народа: с Архипелагских островов явились промышленные греки».

Уже первая перепись, проведенная секунд-майором Кирьяковым по указанию первостроителя города Дерибаса в июле 1795 года, показала, что из проживающих в городе 2349 человек насчитывалось 224 грека разного звания, кроме Греческого дивизиона, а дивизион «насчитывал 300 человек рядовых с нужным числом офицеров». 

Особенно много греков было сосредоточено в районе нынешней Греческой площади. Ее правильнее было бы назвать площадью Греческого базара, – именно под этим названием она фигурирует в различных источниках. Что же касается официальных названий, то для любителей топонимики даже количество таковых представляет несомненный интерес. В разное время площадь именовалась Водопойной, Северной, Александровской, Маюровской, Либкнехта, Мира. Родившийся в «круглом доме» старейший одесский кинематографист Сегал в рассказе «Одесса моей молодости» вспоминал, что в «круглом доме» домоуправом «был руководитель музея истпарта политкаторжанин Сергей Владимирович Мартыновский». В честь него и называлась одно время площадь. 

Когда же возник Греческий базар? 

В «Архитектурно-историческом очерке» говорится: «Роль главного рынка вначале играла пл. Греческая. В 1804-1814 гг. ее периметр застроили двухэтажными зданиями». Авторитетный краевед В. Чарнецкий утверждает, что «в начале второго десятилетия прошлого века стала фундаментально обустраиваться Херсонская площадь (Новый базар), несколько позже начала застраиваться Северная (Александровская, Греческая) площадь по тому же принципу, что и Херсонская». В сочинении «100-летие Одессы» говорится: «В 1832 году был устроен Греческий базар. Городские весы и меры были на откупе, существовала и такая специализация, что булочники Греческого базара не имели права продавать хлеб на Вольном базаре».

В 30-е годы площадь обрамляли четыре корпуса, имеющие Г-образную форму и разделенные на сто участков. Каждый из них приобретался определенным хозяином, но власти бдительно следили за единообразием архитектурного стиля. В конце ХХ века это правило было нарушено, и лишь здание греческого училища некоторое время оставалось последним напоминанием о Греческом базаре в его первозданном виде. 

Любопытна и история круглого (овального) дома. Здесь первоначально была... роща. Еще в 1803 году греки решили пожертвовать две с половиной копейки «с каждой четверти отпускаемой за границу пшеницы для сооружения церкви Сретения Господня на прежней Северной площади». В это время возводится Греческая Свято-Троицкая церковь на Екатерининской улице, но греки северного форштадта, «сословие, быстро обогатившееся от прибыльной заграничной торговли», хотели иметь свою церковь. Была прислана «благословительная храмозданная грамота от архиепископа новороссийского Афанасия», заготовлены материалы, но дело застопорилось. В 20-е годы – новая попытка. Экзарх Гавриил «дал благословение на заложение ея по новому плану. 

20 августа 1822 г. совершена закладка храма». Были выделены именитые попечители: подполковник К.И. Прокопеус, купцы И. Амвросио и А. Кумбари. Храм был доведен до цоколя. По постановлению от 16 марта 1832 г. постройка была «продана с торгов одесскому гражданину Михаилу Крамареву». В 1839 году строение было окончательно разобрано, и в 1869 г. «Одесская старина» констатирует: «Трактир Маюрова, построенный на церковном фундаменте, заслоняет собор и крайне неудобно пересекает продолжение улицы (Греческой)».

В 1842 г. вдова Крамарева Ани­сия начала сооружение Грече­ской Сретенской церкви на Новом базаре, той самой, где с гречанкой Анной Цакни венчался Бунин. 

Почему же не вышло ее соору­дить на Греческой площади? В изданной в 1908 г. в типографии 

Е. Хрисогелоса книге «Греческая церковь св. Троицы в Одессе» говорится, что «постройка приостановилась по недостатку средств и рвения у прихожан Сретенского прихода». Но ведь в итоге Сретенскую церковь построили, и в том же труде отмечается, что данные «прихожане, по большей части крупные негоцианты, обеспечивали все расходы по сооружению и украшению церкви».

В книге же игуменьи Серафимы «Одесский Спасо-Преображенский собор» говорится, что «соседство двух соборов на такой небольшой территории даже по архитектурным нормам нецелесообразно и преосвященный (Гавриил) не дал благословения на этот проект».

«Круглый дом» сменил многих хозяев: после Крамарева и Маюрова он принадлежал наследникам Маюрова, негоцианту Ралли, а затем князю Горчакову. В понятие «круглый дом» входило пять состыкованных строений: две двухэтажные полукруглые ротонды для оптовой торговли и трехэтажные дома по оси Греческой улицы, а также двухэтажный дом внутри.

На месте существовавшей еще в конце ХХ века междугородней телефонной станции прежде был магазин мальцевских заводов. В конце позапрошлого века здесь располагалась «мясная торговля для пароходов и гостиниц А. Демяско», а в одном из корпусов – гостиница «Метрополь». 

В середине 60-х годов прошлого века площадь была замощена гранитом, и можно было ее пересечь, не опасаясь утонуть в легендарной одесской грязи. Выделяется четырехэтажный дом в стиле фахверковых средневековых построек, другим своим узким фасадом выходящий в Колодезный переулок. Построен он для баронов Фредерикс-Маразли в 1913 году архитектором Э.Я. Меснером, выпускником Рижского политехникума, где он учился с главным архитектором Риги М. Эйзенштейном (отцом великого кинорежиссера). До того баронесса Фредерикс жила в Варшаве и в качестве генеральши З.С. Тыздель (по мужу) была признана одной из наследниц двенадцатимиллионного состояния умершего в 1907 г. одесского городского главы Г.Г. Маразли.

В 1958 году на углу Греческой улицы (бывший участок Зильпера, затем Софии Доре) архитекторы Е.Г. Вайнштейн и Н.И. Соколова возвели здание «Гипрограда», по своим архитектурным достоинствам вполне соответствующее ансамблям Черемушек, жилмассивов Котовского и Таирова. На первом этаже, где ныне размещается магазин «Граммофон», в начале прошлого века был «Магазин по продаже алебастра М.Б. Циммермана». Рядом расположенный участок, где в советское время было «Ателье мод», принадлежал в конце позапрошлого века домовладельцам Федоровским (после них Ивану Петрову).

Есть основания считать, что Алек­се­евская церковь на Молда­ванке была построена членами этой семьи в память умершего Алексея Федоровского. Дом № 27 принадлежал вначале Стамерову, затем В.И. Нентвигу, а с конца позапрошлого века здесь разместился «склад привилеги­рованного кожевенного завода Апостоли-Параскева». Сам завод, основанный в 1858 г., находился на Пересыпи, сегодня в бывшем складе – столярная мастерская. Бывший участок Милованова и Кудрявцева на углу Полицейской перешел к мадам Попандопуло-Глушковой, был застроен домом служб городской полиции, третий этаж надстроен в 50-е годы прошлого века для расположенного здесь «УкрНИИСИПа». Там, где были в послеперестроечное время автосалон «Технион» и аптека «Хелп», ранее находился магазин бандажей И.Г. Охрименко. Здесь же размещалась третьеразрядная гостиница «Берлин».

Вряд ли мечтал г-н Бозаджоглы, что в его доме разместится ломбард «Лаком», а г-н Шпрингер, продавая дом № 32 Эрнесту Бажоле, не предполагал, что там будет магазин «Коллекционер» с соответствующей микробиржей. На другом углу Полицейской улицы размес­тился бывший дом г-на Буша, на нем сохранилось изображение «Б». До революции здесь размещалась гостиница «Россия». В парадном изображены амуры, как сообщал один из источников, в «фривольных позах». В послеперестроечное время там открылся магазин «Шевинор» с вывеской «Отдел сексуальной культуры», и рядом, на всякий случай, имеется «Частная юридическая контора». Зато на месте домовладения Криона-Папа-Никола, а затем Додика Голубчика в годы НЭПа были «меблированные комнаты 

П. Гелиса», а теперь к услугам населения... платный туалет. Сегодня лишь центры досуга «Олимп» под лестницей бывшего иллюзиона Шварца, после – кинотеатра имени Котовского, а ныне Дома болгарской культуры, напоминают о былой славе Греческой площади, глядя на которую из окон дома Маразли А.С. Пушкин задумал, по слухам, стихотворение «Гречанка верная! Не плачь». Но все еще впереди. «Украшение» площади продолжается.

Валерий НЕТРЕБСКИЙ, краевед;

Валерий ШЕРСТОБИТОВ, член НСЖУ

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті