От легенды - к фактам

…Житель микрорайона Крепость Василий Пантелеймонович Дудуляк несколько лет назад поведал нижеследующее: «Немцы готовились упорно оборонять Измаил. Во-первых, они хотели выселить жителей микрорайона Крепость в район села Чимишлия в Молдавии. Во-вторых, берег Дуная укрепили инженерными сооружениями, в том числе и шестью рядами колючей проволоки. В-третьих, хотели заставить местных жителей сражаться против Красной Армии – дали в руки оружие и скомандовали занять окопы возле «башни». Насколько я понял, это руины бывшего бастиона Табия (юго-западная часть бывшей крепости – ныне территория судоремонтного завода). Но старики подпоили караульного, связали его и ушли по погребам. Красноармейцы появились со стороны Броски. Впереди на белом коне – сам Клушин. За ним – наш танк. Со стороны порта раздался выстрел. Клушин упал. Вторым немецким снарядом подбили первый танк. И только после подхода других танков Красной Армии немцы прекратили обстрел».

Насколько эта история соответствует действительности?

Судя по справке из Института военной истории Советской Армии Минобороны СССР, Измаил освобождала 5-я отдельная гвардейская мотострелковая бригада и подчинённый ей 53-й отдельный мотоциклетный полк. Правда, в справке не указано, что северо-западную часть города прошли с боем и силы 17 пограничного полка НКВД.

Мотострелковая бригада была подготовлена к внезапным ударам по противнику. Ещё до начала Ясско-Кишинёвской операции по приказу генерал-полковника Ф. Толбухина бригаду пополнили новой техникой – бронетранспортёрами и артиллерийскими тягачами. Мотострелки были обеспечены лендлизовскими бронетранспортёрами. Ими пополнили взводы разведки каждого батальона. Кстати, именно разведчики вместе с автоматчиками обеспечили победный исход боёв у сёл Кирнички и Сафьяны.

Огневая мощь бригады была усилена 101-м миномётным и 1201-м танковым полками. Рота ст. лейтенанта Н. Тупицына обошла город с восточной стороны и ворвалась в Измаильский порт. Две другие роты 1-го мотострелкового батальона подошли к порту действительно со стороны Броски. В составе рот были и по два-три танка усиления. 

Командир 5-й мотострелковой бригады гвардии полковник Н. Завьялов пишет: «Наша бригада продолжала удерживать Измаил. Непосредственно в порту, с причалов, на захваченных у врага плавсредствах – катерах, моторных и вёсельных рыбацких лодках, вела разведку противоположного берега и готовилась форсировать Дунай». А где же были другие подразделения Красной Армии? Части 46-й армии освободили Кагул, 53-й мотоциклетный полк наносил удары на Болград-Сатул-Ноу и Рени. Часть сил той же 46-й армии совместно с десантом Дунайской флотилии с боем вступили в Килию. А в самом Измаиле с 12 часов дня и почти до вечера бойцам 5-й гвардейской бригады и 17-му погранотряду пришлось вести бои за порт. Причём, 3-й батальон капитана Г. Надёжкина наносил удар в район Ларжанки. Там против него сражался отдельный батальон немецкой морской пехоты адмирала Цина. Орудийный расчёт гвардии сержанта А. Лещёва под огнём противника первым высадился на берег острова Летя. 

26 августа 1944 года 3-я стрелковая рота ст. лейтенанта Н. Тупицына одновременно в трёх местах начала форсировать Дунай. В центре боевого порядка находился взвод лейтенанта А. Медведева. По нему из румынского селения Ласкар Катаржиу враг вёл огонь. В наших рядах были потери. В одной из лодок находились сержант Рядченко, пулемётчик Гармаш, автоматчики рядовые Клименко и Павлухин. Вражеский снаряд попал в лодку. Героизм советских воинов был увековечен в памятнике на территории консервного завода.

Вторая лодка была перевёрнута взрывной волной, но бойцы сумели выплыть. Немного южнее отделение ст. сержанта А. Гладких на трофейной моторке форсировало Дунай и ворвалось в Ласкар Катаржиу. Переносом боевых действий на румынский берег и завершилось освобождение Измаила.

Внимательный читатель спросит: автор статьи говорил о двух батальонах бригады, а где же третий? Действительно, батальону майора Аносова было приказано зачистить город от спрятавшихся вояк противника. Это тоже была небезопасная операция. Об этом свидетельствуют фамилии бойцов 5-й отдельной мотострелковой, которые высечены на мемориальной плите у памятника погибшим воинам, что на площади Победы в Измаиле:  А. Борисенко, Ш. Зидзибадзе, М. Коваленко, А. Черепков и В. Иванов.

Народная память в целом правильно передаёт основную канву событий. Но въедливый читатель задастся вопросом: «А при чём тут белая лошадь командира Клушина?» Оказывается, и у этой истории основа тоже реальная, ведь в Измаиле был сформирован отдельный кавалерийский эскадрон. Его командиром был назначен капитан Т. Ганчевский. В эскадроне было три взвода по 21-22 сабельника и две тачанки с пулемётами «Максим» - всего 70 бойцов. Эскадрон догнал бригаду уже на земле Югославии и там начал воевать. А в Венгрии в боях за город Печ полностью выполнил свою задачу по охране тылов бригады, боевого резерва и ударной силы при обходе вражеских позиций.

Юрий Литюченко, измаильский краевед

На снимке: захваченные в Измаильском порту немецкие баржи с грузом. Вдали виден элеватор. 26 августа 1944 г.

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті