Когда спрашивают не затем, чтобы что-то узнать

…Интересный социологический опрос попал в мое поле зрения буквально на прошлой неделе. Его проводила некая общественная организация под названием «Соціальний барометр». Гугл говорит, что организация зарегистрирована в г. Кременчуг, Полтавской области. Последняя активность (по публикациям результатов их деятельности) 2015 год. На организации 5 судебных дел. 

Вопросы  сформулированы таким образом, чтобы донести до людей: правительство делает все, чтобы защитить людей. Теперь кратко  о «методике» опроса. О ней я узнала от студентов-социологов одного из одесских ВУЗов, которые участвуют в этом «опросе» в качестве волонтёров-интервьюеров. Итак:

ВЫБОРКИ НЕТ. СОВСЕМ. НИКАКОЙ. Опрашиваются все подряд и где угодно. Главное - опросить 60(!) человек в день. Опрос длится 10 дней. Таким образом каждый интервьюер должен опросить за десять дней 600 чел. Мне известны как минимум пять участников опроса. Это уже 3000 только по Одессе. Вот и получается та самая массовость, чрезвычайно важная для таких «опросов».

Естественно, здравомыслящие люди с недоверием относятся к такой «социологии». Многие интервьюеры  жаловались, что респонденты, услышав третий и четвёртый вопросы, взрывались, возмущались и посылали куда подальше.  В таком случае у труженика «поля» всегда есть соблазн «дорисовать» недостающие данные. 

Так что же это было? Точно – не профессиональное социсследование. По всем признакам, мы имеем дело с одним из инструментов политических технологий – так называемым «формирующим опросом». Их проводят не для того, чтоб узнать общественное мнение, а для того, чтоб навязать людям определенную точку зрения – через саму формулировку вопросов. 

Если в социологических опросах исследователи стремятся минимизировать влияние интервьюеров и содержания анкеты на ответы респондентов, то в формирующих опросах, напротив, воздействие на сознание опрашиваемых максимальное. 

Кроме того, формирующие опросы проводятся на очень больших выборках. Репрезентативность – не так важна, как массовость. Обычно считается, что, опросив таким образом примерно 1% жителей в течение недели или двух, можно распространить нужную заказчику информацию  по всему городу.

Однако добиться желаемого результата в формирующем опросе не столь просто, как кажется. Ибо даже искусная фальшивка требует определенного мастерства. 

К примеру, установки в этих «опросах» необходимо использовать незаметно для опрашиваемых. Чего нельзя сказать о вопросах в «кременчугской» анкете. Мало того, они вызывают негативную реакцию у людей и снижают доверие к опросу. А еще такая назойливая агитация начинает провоцировать негативные обсуждения между людьми (что, в общем-то, в данном случае и правильно).  

И можно было бы махнуть рукой на это явление – люди едва ли поведутся на такую явную халтуру, да и нам ли привыкать ко всяким приемам относительно честной политической борьбы?

Но от формирующих этих вопросов есть и большой вред: люди редко отличают формирующий опрос от социологического, это вызывает негативное отношение и недоверие к опросам вообще, и к социологии в частности.

Недоверие же сказывается на всевозрастающем числе отказов от участия в опросах и потоке вранья, которым респонденты отбиваются от надоедливых интервьюеров. В результате мы имеем мутный поток социологической дезинформации и социолога, утратившего свою высокую миссию обратной связи в системе управления. И если это действительно важно, то необходимо срочно разбираться, что происходит…

P.S. Очень надеюсь, что в правительстве не примут во внимание результаты этого формирующего опроса и не будут руководствоваться ими при принятии управленческих решений – ЦИФРЫ, ПОЛУЧЕННЫЕ ТАКИМ ОБРАЗОМ СТАНОВЯТСЯ ВЕСЬМА СОМНИТЕЛЬНЫМ И ДАЖЕ ОПАСНЫМ АРГУМЕНТОМ…

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті