Если не мы, то кто же?

Буквально на днях исполнилось 5 лет благотворительному фонду «Корпорация монстров». Они действительно монстры – эта небольшая группа единомышленников, потому что за совсем небольшой период времени сумели привлечь миллионы гривен на закупку оборудования для больниц, оказание помощи людям, которым не на кого было больше рассчитывать, спасение детей. История о том, как за несколько дней удалось собрать необходимую сумму на операцию, чтобы вернуть маленькой девочке слух, стала одним из самых невероятных чудес. Точно так же тысячи людей переживали за судьбу обваренного кипятком малыша (он получил ожог 80% тела), собирали средства на необходимые лекарства для него, молились. Но, увы, смерть оказалась сильнее. 

Тогда удалось собрать почти 1 миллион гривен. Было принято решение часть денег направить на закупку оборудования и расходных материалов для ожогового отделения. Закупили устройство для визуализации вен для детей и взрослых стоимостью почти 250 тыс. грн, инфузионную станцию с 4 насосами стоимостью без малого 120 тыс . грн, лекарства и перевязочные материалы для отделение на 190 тыс. грн.

Также фонд принял решение, что часть средств останется на срочные операции для маленьких подопечных отделения кардиохирургии ОДКБ, чтобы «Одно остановившееся сердечко спасло несколько других». 

И так скрупулезно фонд отчитывается за каждую гривну. Это не может не вызывать уважения. И потому кредит доверия этим людям постоянно растет. 

Руководитель и основатель фонда Катерина Ножевникова, на мой взгляд, воплощает в себе по-настоящему сильного, свободного и неравнодушного человека. Она сама говорит, что стремится учиться помогать. В мире, все более ориентирующемся на индивидуализм и нежелание учитывать мнение окружающих, тенденция быть ответственным за все происходящее вокруг – это уже некий социальный феномен,  который своей силой духа, своей волей формируют неординарные смелые люди.

Визитка Катерина Ножевникова. Одесситка. Училась в СШ № 121. Не любит развлекательных шоу и дней защиты. Ценит людей, готовых поделиться с теми, кому действительно нужна помощь. 

Возможно, во многом ее характер сформирован отцом – он хотел сына, и девочку воспитывали, предъявляя к ней более жесткие и высокие требования. Профессиональный моряк, папа Катерины сегодня ее верный помощник и друг. В гололед он почистит дорожки, поддержит, если что-то не получается, всегда выслушает и поможет. 

В поисках себя

- Я окончила мехмат ОНУ им. И. И. Мечникова. К волонтерской деятельности пришла случайно: когда сын подрос, прочитала просьбу о помощи другой мамы, у которой не было во что ребенка одеть, - рассказывает Катерина. - Предложила помочь. Отвезла женщине вещи и задумалась о том, в каких непростых ситуациях оказываются люди. И в одиночку им попросту не справиться. Начала помогать мамам. 

Потом была работа в приюте для животных «Ковчег». Приходилось искать материалы для постройки вольеров, тротуарную плитку, чтобы, уложив ее, можно было не месить грязь в снег и дождь. Находить средства на покупку кормов, лекарств, организацию мероприятий, которые помогали бы четвероногим питомцам найти новый дом и заботливых хозяев.

Оба моих деда прошли войну. И мне долго казалось, что все ветераны так же любимы, обеспечены всем необходимым, окружены заботой и вниманием, как в нашей семье. Реальность была куда жестче и страшнее. Многие люди, перед которыми мы все в долгу, живут за порогом бедности, в одиночестве и забвении. Самостоятельно с этим грузом им не справиться.

В 2014 в Одессу привезли пятьсот сирот с Донбасса. Детей спасали из-под бомбежек. Казалось, что они проведут на юге лето и вернутся домой. Но жизнь распорядилась иначе. Детей распределили по интернатам области. Впереди была зима, но никто не позаботился о теплых вещах для переселенцев. Вот тогда я и поехала со своей подругой на 7-й километр покупать каждому ботинки, куртку, шапку, шарф, теплое белье. Тюки с покупками не помещались в машине – их приходилось привязывать на крыше, у дверей. Машина смотрелась как настоящий монстр. Подруга тогда бросила фразу: «Да мы же целая корпорация монстров». Так и родилось яркое и запоминающееся название благотворительного фонда, которое не позволяет его спутать ни с каким другим.

- Одно из направлений работы фонда – это «Добрый обед». Мне было очень интересно наблюдать за пожилыми людьми, когда они собираются на трапезу. Они не прячутся от окружающих, идут с улыбкой, в ожидании приятного времяпрепровождения. Чувствуют человеческое, уважительное отношение к себе. В зале, где их кормят, очень чисто, нет запаха дешевой столовки. Девушки на раздаче работают в перчатках, красиво сервируют столы. Все происходящее – это не подачка, унижающая стариков, а дань уважения их жизненному опыту, непростым прожитым годам.

- Бытует мнение, что на благотворительные обеды приходят только бомжи, маргиналы. На самом деле очень многие старики получают крохотную пенсию и на то, чтобы нормально поесть, у них не хватает средств. Мы стараемся помочь им. Я благодарна одесским рестораторам, которые помогают с порционной доставкой пищи в разовой посуде. Это не только красиво, удобно, но и безопасно с точки зрения соблюдения санитарных норм. 

На «Добром обеде» пожилые люди могут не только поесть, но и получить хотя бы немного внимания, которого им так не хватает. Для этого проводятся курсы английского, занятия в хоре, рисованием, всевозможные мастер-классы.

Без показухи и лжезаботы

- Какое-то время назад вы достаточно жестко высказались в отношении мам, которые предоставляли вам целые списки того, что им необходимо для воспитания детей. В основном, это были многодетные мамы или матери-одиночки…

- Да, мы четко дали понять, что для некоторых женщин дети становятся средством паразитирования. Дав им жизнь, они совершенно не собираются о детях заботиться, перекладывая это на плечи других. Такое паразитирование ничем хорошим не заканчивается. Дети растут в атмосфере того, что им все должны. Не прикладывают усилия, чтобы чему-то научиться, чего-то добиться. Поэтому мы помогаем только тем, кому действительно трудно (дети больны, имеют инвалидность) и помочь больше некому. 

- У вас среди постоянных помощников мало подростков и студентов. Почему?

- На мой взгляд, чтобы захотеть помогать другим, человек должен повзрослеть, получить свой жизненный опыт, прийти для себя к каким-то выводам. Потом появляется желание кому-то помогать. Время полной концентрации на себе сменяется временем интереса к окружающим, особенно тем, кому сегодня трудно. 

Вообще 2014-й год стал своеобразным рубиконом. Люди разделились. Одни стараются максимально оградить себя от боли и переживаний. Другие, наоборот, стараются помочь тем, кто самостоятельно со своими проблемами справиться не может. Этим я объясняю появление совершенно новых тенденций. Например, женщины, у которых есть хороший тыл, есть дети, чье время раньше уходило исключительно на заботы о семье, на походы по салонам и магазинам, теперь становятся волонтерами, участвуют в делах других людей. Наверное, они понимают: чтобы их дети во взрослой жизни жили нормально, их должны окружать нормальные люди из цивилизованного общества. И то, насколько общество станет цивилизованным, зависит от каждого из нас.

Часто родители приводят в фонд своих детей. Происходит это потому, что их беспокоит черствость, равнодушие подрастающего поколения. Они хотят, чтобы дети научились ценить то, что имеют, почувствовали, как непросто бывает их сверстникам, оказавшимся в сложных жизненных ситуациях.

У фонда появилось много добровольных помощников среди активных деловых людей, которые утром, собираясь по своим делам, смотрят Facebook корпорации. И если им по пути, готовы отвезти кого-то или гуманитарный груз по указанному адресу. Таких людей с каждым днем становится все больше. И это не может не радовать.

- А что вас может удивить?

- Такие истории происходят постоянно. Например, сидим перед офисом. Подходит алкоголик (еле языком ворочает), протягивает старый телефон и пытается нам что-то объяснить. С трудом поняли, что телефон у него разбился или сел, а «там сидит мальчик, ему плохо и нужно вызвать «Скорую».

Вызвали «Скорую». Сильное алкогольное опьянение у 14-летнего парня. Мальчика забрала мама уже из отделения больницы.

Мимо парнишки прошло наверняка с десяток людей (место в парке довольно проходное), а за помощью пришел алкоголик и бомж.  

- Чего не любите?

- Не люблю праздники защиты. Защиты детей, людей, редких животных. На мой взгляд, в этом названии кроется страшное человеческое лицемерие.

Фейсбук напомнил все праздники 1 июня за последние пять лет. Все проведены в больницах. 17 год выдалась особенно запоминающимся... Из всех случаев до суда доведено дело двухлетней Ани, которая перевернула на себя чашку кипятка и которой 16 дней родители оказывали «помощь» дома с помощью пантенола и лопухов. Аня умерла в отделении больницы через 4 дня после поступления. Привезли ее уже с тяжелейшим сепсисом. 

Матери девочки дали 5 лет условно (условно, потому что было принято во внимание наличие ещё 4-х детей в семье). Наверное, мало, но это единственный случай на моей памяти, когда удалось довести дело до конца и осудить виновного. Потому самая большая опасность для маленького человека - это взрослые.

Мы предложили очень важный проект совместно с врачами областного ожогового центра (бывшая больница водников). 

Проект, которые будет рассказывать и показывать школьникам города, чем может обернуться ожоговая болезнь и электротравма (для любителей селфи на поездах). 

Было немного страшно. Как дети воспримут? Будут ли слушать? Не будет ли отторжений... 

Спасибо руководству гимназии номер 1 за то, что они стали первопроходцами в этой тяжелой, но такой важной теме. 

Детям было страшно. Некоторые вышли. Кто-то закрывал глаза, но самое главное, что после лекции остались несколько ребят и они задавали вопросы. Ну и обсуждение в «кулуарах» продолжается до сих пор. 

Мы доработаем программу для младших классов (не такую жёсткую), снимем видео вместе с Одесской железной дорогой (уже есть договорённость, за что им большое спасибо) о последствиях селфи на вагонах (по принципу разрушителей легенд). И готовы выступать на эту тему во всех школах.

Не останавливаясь на достигнутом

Катерина Ножевникова хочет организовать небольшой хостел для мам с детьми, которые оказались на улице, и им некуда идти. Такие случаи, в силу разных жизненных обстоятельств, увы, нередки. Очень нужна помощь психолога и массажиста. Все чаще люди обращаются в БФ «Корпорация монстров» в поисках медсестры, сиделки. После реорганизации службы Красного Креста забота о тяжелых больных полностью легла на плечи родных и близких. Так что меньше работы у «Корпорации монстров» в ближайшем будущем точно не станет.

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті